Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Старица — один их немногих волжских городов, где уровень реки не приподнят водохранилищем, и Волга выглядит почти так же, как тысячи лет назад.

Главная русская река делит город на две равные по размеру, но совершенно разные по настроению части. Старице новой досталась застройка советского времени, краеведческий музей, единственная в городе гостиница «Волга». Среди вполне типовой застройки величественный Свято-Успенский монастырь на берегу выглядит как анахронизм, хотя и весьма изящный. Белые стены, собор Успения, разнообразные монастырские церкви и колокольню недавно отреставрировали до блеска, так что они и сегодня смотрятся точь-в-точь как на архивных фотографиях Прокудина-Горского начала XX века. К сожалению, из всех культовых сооружений Старицы в порядок привели только Успенский монастырь, хотя в городе есть образчики архитектуры, заслуживающие не менее пристального внимания. Но они по другую сторону Волги, в старой части города, которую называют, однако, Новым городищем.

Там узкие улочки, солидные купеческие дома, обветшалые торговые ряды. Храмы Нового городища пребывают в полуживом состоянии, но и в таком виде их архитектура впечатляет. Монументальный Борисоглебский собор выстроен, как предполагают, по проекту Луиджи Руска, петербургского итальянца из Швейцарии. Почти кубический, с мощными четырехколонными портиками, собор формой и декором напоминает церковь Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Шпалерной улице Санкт-Петербурга (также проект Руска) и еще одну Борисоглебскую в Торжке. Неподалеку от храма находятся старые крепостные валы, откуда открываются захватывающие виды на Волгу и Свято-Успенский монастырь.

Одна из самых интересных церквей не только Городища, но и всей Старицы —  церковь Рождества Богородицы, она же Пятницкая. Главный престол святой Параскевы Пятницы, выстроенный в 1750 году, и два более поздних придела вместе образуют монолитный объем, хаотичный и упорядоченный одновременно. Первые мысли при виде церкви: мини-город, пещерный монастырь, бастион. Бродить внутри можно бесконечно, переходить из одного придела в другой, выйти во внутренний дворик, чтобы снова вернуться под сводчатые потолки. Мозг отказывается понимать, как такое пространство уместилось в приземистом и небольшом с виду храме. Второй подобной церкви в России просто нет. Однако обитатели современной Старицы к этому чуду остаются глухи и слепы: уникальная церковь превращена в помойку и, местами, общественный туалет. Фрески XVIII века вандалам показались недостаточно выразительными, и они, видимо, скорректировали их по собственному образу и подобию: выкололи святым глаза и замазали лики зеленой краской. Однако кое-где на куполах еще сохранились фрески, тронутые лишь временем.

Особая старицкая достопримечательность — Аптекарский переулок. Это улица-лестница XIX века, заброшенная, но уникальная: в России таких почти нет.

Мост, соединяющий две половинки Старицы в целый город — композиционный центр города и достопримечательность не менее весомая, чем храмы и монастыри. Его арки смотрятся красиво как со стороны городища, с древних валов, так и от стен Успенского монастыря. Его можно фотографировать и на рассвете, и на закате, и издали, и у самого подножия монументальных бетонных опор — отовсюду получаются прекрасные кадры. С моста открывается живописный вид на Успенский монастырь, Пятницкую церковь и долину Волги в обе стороны.

Важно

Большинство кафе Старицы закрываются в 18:00.

Значительная часть церквей и старинных домов Старицы если не лежит, то стоит в руинах, и это нужно иметь в виду. Если Помпеи не наводят на вас грусть и печаль, то Старица — ваш город.

Местные особенности

Жителей Старицы принято называть старичанами.

Самое древнее место города — Старое городище. К нему можно пройти через тоже городище, но Новое — городской центр XIX века на месте крепости Ивана Грозного. Окруженное древним валом пространство на очень высоком мысу у впадения в Волгу речки Верхней Старицы (здесь ее зовут Старчонкой) — все, что осталось от времен старицкой независимости. Только следы археологических раскопок и прекрасные, по старицкому обыкновению, виды на город, Волгу и Успенский монастырь.

Краеведческий музей сияет новизной, поскольку его не так давно выселили из Успенского монастыря. Он невелик, но симпатичен, хотя все его коллекции новые — их собирали заново после войны.

В окрестностях Старицы издавна добывали белый камень, поэтому недалеко от города сохранилось много искусственных пещерных систем самой разной протяженности.

На гербе Старицы, утвержденном Екатериной II, изображена старушка с посохом в серебряном поле. Эта эмблема сама собой породила легенду о бабушке, будто бы единственной выжившей в городе после набега татар. На самом деле, конечно же, город назван по имени впадающей в Волгу речки Верхняя Старица.

История

Точная дата возникновения Старицы неизвестна. Ранние летописи зовут ее просто — то Городком, то Городцом, а мест с таким именем в Тверском княжестве было не одно и не два. Во всяком случае, небольшая крепость на Волге уже существовала в XIV веке, а в 1398 году, за год до своей смерти, князь Михаил Тверской даже поставил там каменную церковь во имя своего небесного покровителя архангела Михаила. Церковь до наших дней не дожила — разрушена в Смутное время.

Вместе с Тверью Старица попала под власть Москвы. Город жил по-прежнему тихо и незаметно — известна только местная литейная мастерская, выпускавшая тогда медные крестики для всей Руси. Но когда по завещанию Ивана III Старицу с волостями и с селами получил в удел младший сын великого князя Андрей, началась большая политика.

До 40 лет Андрею не разрешали вступать в брак — его сын не должен был оказаться старше сына великого князя Василия, а у того наследник все никак не рождался. Несмотря на этот казус, после смерти брата Андрей честно присягнул на верность его долгожданному наследнику — малолетнему Ивану (будущему Грозному). Но с матерью Ивана Еленой Глинской у Андрея отношения не сложились. Молодая вдова великого князя, только недавно приехавшая из Литвы и после смерти мужа вдруг получившая власть в Московском государстве, вызывает недовольство многих, и оно концентрируется вокруг князя Андрея, имевшего больше прав на власть, чем эта литвинка, к тому же происходящая от самого Мамая. Несмотря на заверения в семейной любви, в воздухе повисает напряжение. Оно разрешается в 1537 году так называемым мятежом Андрея Старицкого. Трудно понять, сам ли он решился на выступление или его спровоцировали, но факт остается фактом: вместо того, чтобы во главе собравшегося в его старицких землях отряда выступить на Новгород, на Москву или хотя бы бежать за границу, Андрей вдруг почему-то сдается на милость Ивана Оболенского, фаворита княгини Елены. После чего, разумеется, вместе со всей семьей попадает в тюрьму, где вскоре и умирает. В Старице от мятежного князя остался каменный собор Успенского монастыря (1530 год), стоящий на другом берегу Волги напротив Городища. Храм похож на Успенский собор в Москве, и чувствуется, что князь Андрей на самом деле видел себя наследником великого отца.

Его маленького сына Владимира вскоре освободили, даже вернули ему Старицу, полностью заменив бояр и слуг. История, однако, повторяется: ведь вначале и у Андрея были прекрасные отношения с царем Иваном, они вместе участвовали во взятии Казани, а в 1563 году при осаде Полоцка старицкий князь командовал Большим полком. При его наследнике Старица становится культурным центром: здесь работает знаменитая мастерская лицевого шитья Евфросиньи Старицкой, изготавливаются яркие изразцы и даже огромные керамические иконы, на Старом городище строят собор Бориса и Глеба — огромную пятишатровую башню, напоминающую собор Василия Блаженного и тоже посвященную взятию Казани (к сожалению, этот слишком большой для маленького городка собор разобрали в 1804 году). Архимандритом Успенского монастыря становится сын старицкого посадского человека Иов — будущий первый русский патриарх.

Но подозрительность Грозного никуда не делась: случается опала. Мать Владимира Евфросинью удаляют в далекий Горицкий монастырь, а самого князя в 1569 году арестовывают опричники. Царь заставляет его с женой и дочерью выпить яд. Мать-монахиню топят по царскому приказу. Однако сына Владимира Грозный оставляет в живых и через несколько лет возвращает ему Старицкий удел, но тот вскоре умирает. Судьба младшей дочери Владимира, Марии, выданной за датского принца Магнуса, тоже складывается печально.

Старица — маленький городок с мощной крепостью у западных границ Руси —  становится одной из опричных резиденций Ивана Грозного. В 1581 году, потеряв Полоцк и Нарву, царь ждал в Старице посла от папы римского, согласившегося выступить посредником между русским царем и королем Польши Стефаном Баторием, осаждающим Псков. Папский легат иезуит Антонио Поссевино прожил в Старице месяц.

После этого Старица пропадает из поля зрения историков. Сильно разрушенная в Смутное время, она переживает тихий провинциальный расцвет в XVIII-XIX веках: городок оказался важным пунктом на речных торговых путях к Петербургу. 75 местных купеческих семей успевали все: богатеть на торговле хлебом, рыбой, солодом, пенькой, не забывая и казенные соляные подряды, а прибыль вкладывать в строительство милых особняков и церквей. Однако в эпоху железных дорог, обошедших Старицу стороной, это благоденствие закончилось.

Огромный мост через Волгу, связывающий две половинки маленького девятитысячного городка, построили в 1963 году. Легенда связывает его с первым секретарем Калининского (ныне Тверского) обкома партии: солидному товарищу родом из Ржева будто бы надоело каждый раз по дороге на родину застревать в очереди на понтонный мост. Другая версия приписывает появление моста заботам маршала Захарова, памятник которому поставлен в центре города.

Уроженец Старицкого уезда Матвей Захаров заслуживает отдельного упоминания: он прославился не должностями, которые занимал, и даже не позднейшим восстановлением египетской армии, потерпевшей поражение от Израиля. В 1941 году Захаров был начальником штаба Одесского военного округа, и 20 июня он по собственной инициативе, на основании разведданных, приказал привести округ в боевую готовность и перебросить боевую авиацию на полевые аэродромы. Захарова не расстреляли за самоуправство только потому, что через два дня действительно началась война, а войска округа благодаря его приказу избежали гибели под фашистскими бомбами.

Rambler's Top100