Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Старинный городок Арзамас прежде всего не надо путать с Арзамасом-16, ныне вернувшим себе историческое имя Саров. Саров-Арзамас прославили преподобный Серафим и советская атомная бомба, а собственно Арзамас, задолго до этого — гуси местной породы, особо жирные, вкусные и боевые. В наши дни арзамасские гуси из области торгово-кулинарной перешли в область символическую — они все еще бренд, но исторический. Породу давно не разводят, Арзамас последние сто лет жил другими материями.

Гусей, конечно, жалко, но Арзамас и без них способен очаровать гостя. Местный пейзаж заставляет вспомнить старинную поговорку «Арзамас городок — Москвы уголок»: имеется в виду количество храмов на душу населения, сравнимое разве что с Первопрестольной. Этот образ запечатлел Аркадий Гайдар в автобиографической «Школе»: «Город был похож на монастырь: стояло в нем около тридцати церквей да четыре монашеских обители». Это и сегодня бросается в глаза — купола разной степени сохранности со всех сторон. Их количество говорит не только о долгом процветании купеческого городка, но и близости того же Сарова и Дивеева. Через Арзамас проходит традиционный путь православных паломников, и этот факт нынешние власти города считают перспективным: церкви здесь реставрируют в первую голову. К тому же в Арзамасе родился Сергий Старгородский — второй патриарх после восстановления патриаршества в России, так что внимание РПЦ городу обеспечено.

На центральной площади, которая из неизбежной площади Ленина вновь стала Соборной, возвышается пятиглавый Воскресенский собор. Его соорудили на народные деньги в честь победы над Наполеоном, причем сооружали долго, целых тридцать лет. Белая громада с симметричными колоннадами стоит на возвышенности, доминируя над всем городом, при этом собор выглядит воздушным, а не громоздким. Архитектор Михаил Коринфский, ученик великого Воронихина, не превзошел своего учителя, но отголоски Казанского собора в его грандиозном проекте видны. Собор интересен еще и тем, что его интерьер расписан в технике гризайль — оттенки одного цвета создают объемный эффект, вроде модного нынче 3D. Кстати, в советские годы, как и Казанский в Ленинграде, Воскресенский собор был музеем религии.

Это далеко не единственный храм Соборной площади — с Воскресенским соседствуют более старая церковь Пресвятой Богородицы Живоносного источника и древний Николаевский женский монастырь, основанный при Иване Грозном. Был еще мужской Введенский, но он не сохранился. Однако те храмы, которые так или иначе пережили советский период, до сих пор создают картину, о которой Паустовский писал так: «Куда ни взглянешь — повсюду такое обилие золоченых куполов, что, казалось, этот город был вышит в золотошвейной мастерской руками искусных женщин».

На той же Соборной площади надо отметить еще одно, уже светское здание — не самое яркое по виду, но уникальное по сути. Это магистрат времен Петра I, то есть здание тогдашнего городского совета. В Арзамасе утверждают, что оно единственное в русской провинции, больше таких не сохранилось.

От Соборной площади начинается самая интересная улица Арзамаса — Гостиный Ряд. Старинные здания лавок и впрямь выстроились в стройный тесный ряд по красной линии, как в Петербурге. Улица, начинаясь на вершине холма, идет вниз под сильным уклоном, так что на тротуарах перед домами сделаны ступеньки.

Помимо гусей и церквей, третья арзамасская тема — литературная: городок всегда производил впечатление на писателей, а те, в свою очередь, оставили след в городском пространстве. Уже упомянутый Гайдар в Арзамасе не родился, но провел детство и отрочество, и теперь гайдаровского здесь — как пушкинского в Болдине (кстати, дорога в Болдино шла как раз через Арзамас). Два музея — музей-библиотека и дом-музей (перенесенный на новое место, но подлинный, с подлинными вещами семейства Голиковых), два памятника — маленький командир в шинели и буденовке и солидный дяденька-писатель, а еще множество мест и событий «имени А.П. Гайдара».

До Гайдара в Арзамасе отметились Лев Толстой и, не по своей воле, ссыльный Максим Горький. Горький тоже почтен музеем — в четырех комнатах старого дома на улице Карла Маркса, бывшей Сальниковой, где он когда-то обитал и заканчивал пьесу «На дне». В Арзамасе, кстати, много старых, но до сих пор обитаемых деревянных домов и домиков — тот, в котором помещается музей, именно такой.

Если для Горького арзамасская жизнь была вполне сладкой («это была прелесть, а не ссылка», — вспоминал он), то Лев Николаевич в 1869 году, остановившись в скверной местной гостинице, испытал «арзамасский ужас» — переживание неизбежности смерти, без которого не видать бы нам многих страниц его творчества. «Было 2 ночи, я устал страшно, хотелось спать, и ничего не болело. Но вдруг на меня нашла тоска, страх, ужас, такие, каких я никогда не испытывал. Подробности этого чувства я тебе расскажу впоследствии; но подобного мучительного чувства я никогда не испытывал и никому не дай Бог испытывать», — так Толстой описал этот эпизод в письме жене, а позже вернулся к нему в автобиографической повести «Записки сумасшедшего».

Почему смертная жуть накатила на Льва Николаевича именно в Арзамасе — трудно сказать, и вряд ли скверная гостиница тому виной, эка невидаль в России. Старший сын Толстого объяснял этот случай вполне прозаично, припадком и болезнью печени у отца, но точно известно, что пережитое в Арзамасе оказало влияние на всю дальнейшую жизнь и творчество писателя.

В жизни самого Арзамаса тоже был момент «смертной жути», от которого город долго не мог оправиться. В 1670-м вокруг Арзамаса бушевало крестьянское восстание Степана Разина, и в кровавых событиях особо отметилась необычная женщина: инокиня Никольского монастыря Алена. Она возглавила один из крестьянских отрядов и лично убила несколько «царских людей». Сам город оставался верным царю, но принял на себя страшные последствия подавленного бунта: здесь казнили пленных. Казни продолжались три месяца — инокиню Алену, вошедшую в историю как Алена Арзамасская, сожгли в срубе (где это произошло, мнения историков расходятся — возможно, в Арзамасе, или в Темникове), а всего было казнено 11 тысяч человек. «Страшно было смотреть на Арзамас, его предместья казались совершенным адом: повсюду стояли виселицы и на каждой висело по 40 и 50 трупов, там валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью; здесь торчали колья, на которых мучились преступники и часто были живы три дня, испытывая неописуемые страдания», — писал очевидец тех событий.

Спекулировать на тему «явление призрака Алены Арзамасской Льву Толстому в скверной гостинице» не будем — «золотой век», наступивший для Арзамаса в конце XVIII столетия, стер жуткие воспоминания и сформировал тот исторический облик города, который и по сей день радует глаз. Настало благодатное время не для подвигов, но для подвижничества: например, местный уроженец Александр Ступин открыл в Арзамасе первую в России провинциальную художественную школу, куда принимали детей всех сословий; его ученики расписывали фронтоны Воскресенского собора. Памятник Ступину стоит у здания администрации, а в городском Историко-художественном музее выставлена большая коллекция его работ. Там же, в музее, собраны декоративные гуси во всех видах, от гуся Пушкина с тросточкой до гуся-оригами.

Все-таки от гусиной темы в Арзамасе не уйти. В 2012-м гусака, отлитого в бронзе, установили на улице Карла Маркса. Он мгновенно стал не менее популярным, чем его живые жирные предшественники: гусиные лапы уже отполированы до блеска — все хотят погладить историческую птицу «на счастье».

Местные особенности

Поездку в Арзамас часто совмещают с посещением Нижнего Новгорода или села Дивеево, где находится Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь. На знакомство с самим городом и его пригородами достаточно двух дней.

События и праздники

С 2012 года в Арзамасе проходит Фестиваль кулинарного искусства «Арзамасский гусь». График проведения пока не устоялся — в 2012-м событие проходило в августе, в 2013-м — в мае.

Сентябрь — гусиные бои в рамках Народного фестиваля, также носящего название «Арзамасский гусь». В 2012 году гусиные бои провели впервые с конца XIX века.

Что привезти из Арзамаса

Арзамас славился на всю Россию не только гусями, но и луком, арзамасцев даже называли «гусятниками» и «луковниками». Луком-севком можно разжиться в городе и сегодня — в среднем 50 рублей за пол-литровую банку. Гусятину подают в арзамасских кафе и ресторанах, но вряд ли стоит просить «завернуть с собой» — это обычная птица, некогда знаменитую арзамасскую породу здесь уже не разводят (хотя предпринимают попытки по ее восстановлению).

Из Центра народных ремесел, что в Арзамасском районе, привозят сувениры собственного производства: для туристов там организуют мастер-классы по изготовлению глиняной игрушки, мочальной куклы, по ткачеству, лоскутному шитью и вышивке золотой нитью.

Rambler's Top100