Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Балахна притаилась на берегу Волги в 34 км от Нижнего Новгорода. По сравнению с Нижним, где жизнь бурлит, Балахна кажется спящей под слоем прочной провинциальной паутины. Городское пространство тут разреженное, то закоулки, то пустыри, даже дежурных золотых куполов в синем небе не видать (есть черные, старинные и ветхие). Даже Волга сонная, с пологими берегами. Дремучие леса, окружающие город, гасят сигналы цивилизации.

Балахна — один из многочисленных древних русских городов, внимание к которым просыпается по громким юбилейным поводам вроде 400-летия событий 1612 года. Город знаменит прежде всего тем, что это родина Кузьмы Минина, одного из предводителей нижегородского народного ополчения, спасшего Отечество. А соседнее с Балахной село Юрино было вотчиной другого героя ополчения, князя Пожарского.

Поэтому к Балахне лучше всего подходить «с тыла», то есть начинать знакомство с истории. Тогда и образ города меняется, обрастая красочными подробностями. Вот, например, легенда об основателях Балахны, купцах из Плёса. Пришли в XIV веке Иван Ястребов и братья Фёдор и Нефедей Ляпины на берег Волги, глотнули водицы из местной «ямки» (что за ямка, не уточняется) и стали не козленочками, а первыми соледобытчиками и основателями поселка Соль-на-Городце — будущей Балахны. По средневековым законам, где соль — там и богатство. В пределах тогдашней России это было единственное соляное месторождение, так что городок быстро отстроился и зажил очень даже хорошо. Неудивительно, что первая каменная церковь на территории современной Нижегородской области — Никольская, благополучно достоявшая до наших дней, — появилась именно в Балахне. Дата постройки обозначена на белокаменном блоке в южной части портала: год 7060, то есть 1552 в современном летоисчислении.

Кроме солеварения, фирменным балахнинским ремеслом был обжиг кирпичей и цветных изразцов. Если помнить, что именно балахнинские изразцы украшают храм Василия Блаженного, то и на печку в музее, и на декор старинной Спасской церкви (XVI–XVII вв.) посмотришь иначе. Спасская церковь впечатляет и без этого знания, но «краткий курс истории Балахны», поможет разглядеть ее гораздо больше.

Церквей в богатой Балахне когда-то было много, одна краше другой. Теперь кое-какие разрушены, другие замаскировались под некультовые сооружения. Среди уцелевших — огромная церковь Рождества Христова, Троицкая кладбищенская (XVIII век), церковь Воскресения Христова (ныне здание типографии), бывший Покровский монастырь (ныне музей), храм Бориса и Глеба (ныне кинотеатр «Восток»), церкви Козьмы и Дамиана и Знамения (ныне цеха ОАО «Молоко»), храм Ильи Пророка (ныне районный Дом культуры), Сретенская церковь и уже упоминавшиеся Никольская и Спасская.

В конце XVI века Балахна породила национального героя Кузьму Минина (полное имя — Кузьма Минич Захарьев Сухорукий). В XXI веке «гражданин Минин» — главный городской бренд, помогающий притянуть сюда финансы и туристов. В Балахне есть его музей, единственный в России. Правда, по некоторым свидетельствам, герой мобилизовал родной город принудительно, но современные горожане ему это простили. В Балахне Минин увековечен единолично, без своего земляка Пожарского. В местном памятнике нет античного пафоса творения Мартоса, что на Красной площади: на родине гражданин Минин выглядит таким задорным, словно собирается пуститься в пляс.

А еще здесь, в тихой Балахне, в свое время строили военные парусники и торговые суда для Каспийского моря. Сонная Волга преображается, стоит только представить себе на этом берегу верфи и огромные корабли, как при Петре I.

Образ города складывается, как мозаика, постепенно, по отдельным памятникам и историческим эпизодам. Этому активно способствуют местные музейщики, работающие по принципу: есть народный промысел/значимая фигура/памятник — должен быть музей. Результат — в Балахне можно кочевать из музея кружев в музей Минина, из музея Минина в усадьбу богатого судостроителя Худякова и так далее.

А можно просто бродить по набережной Волги — она так и называется, улица Набережная — разглядывая каменные дома-дворцы балахнинских купцов и церкви, что построены на их деньги. Да, сохранившихся памятников в Балахне немного (как и животных в мини-зоопарке «Лимпопо», что устроился под боком у Минина), но за каждым зданием стоит история. Нужно лишь включить воображение.

Местные особенности

Жители города — балахнинцы.

С XIX века Балахна стала одним из центров кружевоплетения, здесь сложился свой «балахонский манер» плетения кружев. В Балахне говорят, что местные кружева по качеству и сложности исполнения превосходят главных европейских «конкурентов» — бельгийские кружева. Изделия современных балахнинских мастериц можно приобрести в Музее кружева (Советская площадь, 12).

День города приходится на первые выходные сентября. Празднуют его широко: организуют «Улицу Мастеров», ярмарку экологических продуктов «Дары природы», детские городки, концерты, аттракционы и фейерверк.

Зимой ходить по улицам Балахны, да и ездить на машине, трудновато — дороги не чистят.

История

По легенде, Балахну основали два брата-купца из Плёса (называют их имена — Фёдор и Нефедей Ляпины), которые нашли в этих местах соль и основали первые предприятия по солеварению. Первоначальное название поселения — Соль-на-Городце — дает основание предположить, что разработка усолья велась уже в XII–XIV веках. В XV–XVI веках балахнинское усолье было известно во всем Московском государстве.

Откуда взялось название «Балахна», точного ответа нет. Версий несколько. По одной из них, соледобытчики носили длинные балахоны из грубой рядницы, защищавшей тело от разъедающего рассола, и со временем всех солеваров стали называть балахонцами или просто «балахной». Название перешло и на поселок, выросший рядом с доходным промыслом.

По другой версии, слово «Балахна» означает местность, где много болот (болохонцев). По третьей — это память о стихийном развитии поселения: долгое время тут не было ни границ, ни застав, ни органов управления, а «балахной» называли нечто свободно болтающееся и анархическое. Появилась поговорка: «Стоит Балахна, полы распахня». Еще одна версия соединяет Балахну и реку Волхов: якобы город строили ссыльные новгородцы — волохонцы — балахонцы.

Под собственным именем Балахна возникает в летописях только после 1536 года, когда в городе возвели деревоземляную крепость. Вскоре ее разорили татары, пришлось восстанавливать.

Иван Грозный побывал в Балахне лично — на обратном пути после взятия Казани. Именно его визиту город обязан постройкой Никольской каменной церкви. Позже Балахна вошла в опричнину, став личным владением царя. Город процветал, хотя запасы соли постепенно иссякали, а в других местах открывались новые, более удобные и дешевые для разработки месторождения. В Балахне тем временем начали обжигать кирпич и делать глазурованные цветные изразцы. Изразцы быстро прославились, и балахнинских мастеров призвали украшать собор Василия Блаженного.

В Смутное время город жил довольно смутно. Но звездным часом Балахны стало, конечно, народное ополчение 1612 года, освободившее Москву.

В конце зимы 1612 ополченцы вышли из Нижнего Новгорода. Первую остановку сделали в Балахне. Войско разместилось на ночлег в домах на посаде, а вожди остановились на воеводском дворе. Есть сведения, что балахнинцы отдали на нужды ополчения две трети своего имущества и денег. Правда, эти сведения документально не подтверждены. По другим же сведениям, отдавать деньги и имущество балахнинцы не очень хотели, и Минину пришлось повышать патриотизм земляков крутыми показательными мерами вроде отрубания рук, если кто-то отговаривался бедностью. Так или иначе, ополчение все же собрало в Балахне «казну» и пополнилось отрядом Матвея Плещеева, после чего Минин и Пожарский повели войско дальше, на Кострому. Дальнейшие события известны.

Путь Второго народного ополчения под предводительством Минина и Пожарского. Февраль–август 1612 г.<br>Иллюстрация: Алиса Новодворская / Strana.ru. Strana.Ru
Путь Второго народного ополчения под предводительством Минина и Пожарского. Февраль–август 1612 г.
Иллюстрация: Алиса Новодворская / Strana.ru

Что касается мирной истории Балахны, то огород долго жил не только солью, но и судостроением. В XV–XVI столетиях на балахнинских берегах для перевозки грузов строились струги. Местные мастера изготавливали суда, отличавшиеся надежностью корпусов и украшенные причудливой резьбой. Свое искусство они доказали, когда построили в 1636 году, при первом Романове, первый в России корабль «Фридрих». Правда, парусник строился «с привлечением иностранных специалистов» из Голштинского посольства и ходил под голштинским флагом. Петр I продолжил традицию: в Балахне рубились суда для Азовского похода 1695 года, а позднее, в 1722 году, вспомогательные суда для пополнения Балтийского флота. В 1767 году местные мастера создали галеру «Тверь» для путешествия императрицы Екатерины II по Волге.

Когда соледобыча в Балахне прекратилась, мода на изразцы прошла, а судостроение переместилось в другие города, появились более мелкие промыслы — резьба по дереву, в том числе деревянная скульптура, и кружевоплетение.

Rambler's Top100