Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

По статусу Русский музей — второй после Эрмитажа, по содержанию — петербургский вариант Третьяковской галереи. Однако по впечатлению это императорское учреждение отличается от московского (изначально частного) собрания русских образов точно так же, как Замоскворечье от Невского проспекта. Коротко говоря, Русский музей, вплоть до рокового 1917-го носивший имя Александра III, — музей академический, государственный, представительский. Несмотря на всех собранных здесь модернистов и авангардистов, в залах бывшего Михайловского дворца до сих пор живет дух старой школы.

Анфилады залов, картины на стенах, малиновые бархатные диванчики в центре, смотрительницы в углах — все строго. Полотна располагаются по хронологии, художники сменяют друг друга, как в календаре: иконы, семейные и светские портреты XVIII века, гламурное придворное искусство первой половины XIX века, более поздние жанровые картинки, реалисты-передвижники, «Мир искусства», «Бубновый валет» — и так последовательно до конца, то есть до перехода в корпус Бенуа к советскому авангарду и всему, что последовало за ним. По мере продвижения от икон к модернистам меняется только декор залов — он становится все более «голым». Если над ликами святых в начале экспозиции резвятся на потолке ангелочки-путти, то безлицые крестьяне Малевича со товарищи остаются яркими пятнами среди белизны.

Классическое русское искусство XVIII–XIX веков представлено более чем полно. При общей старомодности подачи огромные залы, заполненные, например, солидными академистами, даже удивляют: сегодня мало кого увлечет «Купание Фрины» Семирадского размером со стену или не менее внушительный «Медный змий» Карла Бруни, выставленные абсолютно серьезно. Некоторые посетители с удивлением обнаруживают зал набросков А. Иванова к «Явлению Христа народу» и знакомый эскиз картины: «Разве это не в Москве?..» В том же зале, кстати, стоят две скульптуры, вдохновившие Пушкина — античного вида юноши, играющие в русские игры, один в бабки, другой в свайку. Оба почему-то нацелились прямо в ивановское полотно.

Здесь невольно задумаешься, до какой степени размер имеет значение — невозможно пройти мимо гигантских «Последнего дня Помпеи» Брюллова или «Девятого вала» Айвазовского. Зал Айвазовского неизменно популярен, бархатные диванчики заняты уставшими к середине осмотра посетителями, созерцающими морские дали. А вот «Оборона Севастополя» Дейнеки почему-то не привлекает такого внимания — может, виноват школьный учебник с плохой репродукцией?

Самое масштабное и важное полотно музейной коллекции — репинское «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года». Его можно считать центром музея и оно, в отличие от почти всего остального, идеально экспонируется. Зрители словно попадают в кинозал, на одной стене которого транслируется это самое заседание, по сторонам висят отдельные кадры-портреты действующих лиц, а поодаль, отдельно, почти наравне со зрителями, стоит немного растерянный царь в парадном мундире.

Даже самые хрестоматийные картины в залах Русского музея иногда способны открыться по-новому. Поэтому люди вглядываются в подернутые дымкой портреты смолянок Левицкого, останавливаются у, казалось бы, безнадежно замыленных «Бурлаков на Волге», от которых неожиданно веет волжской свежестью, рассматривают многочисленные вещицы и штучки, которыми экипированы запорожцы, пишущие письмо султану, или любуются портретами Серова. Портреты — самый впечатляющий жанр русской живописи. Новейшая экспозиция музея собирает их в длинную историческую ленту — «Лица России», от парсун царей до советских рабочих. В итоге понимаешь, что это наиболее интересная сторона отечественного изобразительного искусства: итальянского света и природных красок у нас нет, поэтому лучше всего получаются картины психологические или «умозрительные», от иконописи до авангарда.

Перечислять шедевры и авторов, выставленных в Русском музее, бессмысленно. Здесь есть, кажется, все знаковые имена: Рублев, Симон Ушаков, Левицкий, Боровиковский, Брюллов, Крамской, Кипренский, Левитан, Суриков, Врубель, Репин, Верещагин, Малевич (в Русском, кстати, находится второй из 4-х «Черных квадратов»), Петров-Водкин... Можно выделить некоторые особенные картины, которые важно не пропустить. Такие, как два портрета детей Ферморов, Сарры и Вильгельма, написанные Иваном Вишняковым. Знатоки считают, что это — по крайней мере, портрет девочки — лучшие и самые таинственные русские картины XVIII века. Дети во взрослой придворной одежде, с серьезными лицами, располагаются по обе стороны от входа в зал. Зимним вечером серебристое платье Сарры Фермор и пейзаж за ее спиной перекликаются со снежным видом за окном.

Еще из неочевидного — маленькие картинки рано умершего пейзажиста Федора Васильева. На них подчас не изображено ничего, кроме облачного неба и расплывшихся дорог, но это случай, когда «скромные русские пейзажи» превращаются в изысканные шедевры.

Среди огромного разнообразия живописи начала XX века отметим «Каток» Константина Сомова. Полотно вполне классическое, даже открыточное, но оно легко совмещается с закатным небом Петербурга и оживает вопреки своей вызывающей декоративности.

В корпусе Бенуа (Набережная канала Грибоедова, 2) выставлено советское и современное искусство от золотого довоенного фонда вроде ОСТовцев (рядом с заслуженно «звездным» Александром Дейнекой обратите внимание на удивительно оригинального Александра Лабаса) до советских официальных и неофициальных художников конца XX века. Отдел новейших течений отвечает за фотографии, инсталляции, видеоарт и прочие новые виды изображений и художественных практик.

Кроме картин, в Русском музее собрана большая коллекция отечественной скульптуры. Правда, понять, по какому принципу организованы статуи, нелегко. Некоторые неожиданно обнаруживаются на лестницах и в переходах между залами. Экспозиция декоративного и народного искусства по большей части напоминает сувенирный магазин: игрушки, плошки, медведи. И вдруг, как апофеоз — огромный резной фронтон деревянной избы Максимовых, наполняющий пространство лесным древесным запахом. Самый приятный экспонат этого раздела — изразцовая «голландская» печка с изящными простодушными рисуночками на изразцах.

Местные особенности

Основное здание Государственного Русского музея — Михайловский дворец (Инженерная улица, 4). Именно перед ним находится площадь Искусств с памятником Пушкину.

Телефон для справок: (812) 595-42-48.
Заказ экскурсий по телефону: (812) 314-34-48.
Телефон Лектория: (812) 570-56-91, 570-52-23.
Часы работы: понедельник — с 10:00 до 17:00; среда, пятница, суббота, воскресенье — с 10:00 до 18:00; четверг — с 13:00 до 21:00.
Кассы закрываются на час раньше.
Вторник — выходной день.

Филиалы Русского музея (отдельные экспозиции или временные выставки):

- Мраморный дворец: Миллионная улица, 5/1. Телефон для справок: (812) 312-91-96;
- Строгановский дворец: Невский проспект, 17. Телефон для справок: (812) 571-82-38;
- Михайловский замок: улица Садовая, 2. Телефон для справок: (812) 570-51-12.
- Летний дворец Петра I: Летний сад, набережная Кутузова, 2. Телефоны для справок: (812) 314-03-74, 595-42-48.

Стоимость билетов:

МИХАЙЛОВСКИЙ ДВОРЕЦ и КОРПУС БЕНУА
Для взрослых посетителей — 220 рублей.
Для школьников, учащихся средних учебных заведений и пенсионеров — 50 рублей.

С Михайловским дворцом соединен корпус Бенуа (наб. канала Грибоедова, 2), где также располагается часть основной экспозиции. Перемещаться между зданиями можно по внутренним переходам либо по улице (вход в корпус Бенуа — с канала Грибоедова), в любом порядке: один билет действителен для обеих экспозиций.

МИХАЙЛОВСКИЙ ЗАМОК, МРАМОРНЫЙ И СТРОГАНОВСКИЙ ДВОРЦЫ
Для взрослых посетителей — 110 рублей.
Для пенсионеров — 50 рублей.
Для школьников, учащихся средних учебных заведений — 30 рублей.

Мемориальный музей Константина Романова в Мраморном дворце (включая экскурсионное обслуживание) — 300 рублей для всех категорий.

ДОМИК ПЕТРА I
Для взрослых посетителей — 80 рублей.
Для школьников, учащихся средних учебных заведений и пенсионеров — 20 рублей.

Комплексный билет для посещения Михайловского, Мраморного, Строгановского дворцов и Михайловского замка (действует в течение 3 дней со дня приобретения):
Для взрослых посетителей — 400 рублей.
Для учащихся средних учебных заведений и пенсионеров — 150 рублей.

Любительская фото- и видеосъемка (без использования штатива, вспышки и дополнительного освещения):
В Михайловском, Мраморном, Строгановском дворцах и Михайловском замке — 250 рублей.

Сувенирный магазин Русского музея пропустить невозможно: если вы ухитритесь не заметить его главное помещение, прилавки поменьше поджидают у лестниц и в разных переходах. Ассортимент выдает горячую любовь Русского музея к Казимиру Малевичу: витрины заполнены безлицыми фигурами его «Крестьян» во всех мыслимых видах — на традиционных магнитиках, блокнотах и открытках, чашках, футболках, сувенирных спичках и просто деревянных болванках не очень понятного назначения. Малевичем, конечно, дело не ограничивается. Магнитики и магнитные открытки с репродукциями очень хороши и демократичны по цене, но печалит прямолинейность выбора: только самые-самые известные картины да популярные советские агитплакаты. Гораздо интереснее и разнообразнее открытки. Очень качественные и забавные футболки с репродукциями картин — например, тех же «Бурлаков». Правда, большого размера и дорогие.

Музейное кафе на первом этаже (ищите по указателям, там много поворотов) производит странное впечатление. По сути оно повторяет кафе в Летнем саду, но больше похоже на вокзальное бистро «Чижик-пыжик». Впечатляет играющая музыка — радио с отчаянными русскими поп-песнями. Столы пластмассовые, меню тоже почти железнодорожное. Кофе выпить можно, но всякое ощущение похода в музей пропадает.

История

По легенде, Русский музей начался с того, что в 1889 году царь Александр III купил на 17-й выставке передвижников картину Репина «Николай Мирликийский спасает от смерти троих невинно осужденных» и тут же выразил желание создать музей отечественного искусства. Через несколько лет, в 1895 году, уже Николай II подписал указ об учреждении такого музея в память отца.

Это легенда, а на самом деле в тот исторический момент подобный госзаказ просто напрашивался, политически и идеологически, в знак «процветания русского искусства и высокого положения, занимаемого Россиею в образованном мире», как писал князь Сергей Трубецкой, один из многих «лоббистов» создания нового музея. Имена других говорят сами за себя — писатель Иван Гончаров, критик Василий Стасов, директор Эрмитажа Александр Васильчиков. Музей строился как государственный и поддерживающий определенную идею — своего рода парадная витрина русского искусства. По сути это музей академических образцов, противоположность вольному купеческому собранию галереи Третьякова.

В казну был приобретен Михайловский дворец, построенный Карлом Росси для великого князя Михаила Павловича. Его пришлось выкупать, потому что потомки князя были германскими подданными — герцогами Мекленбургскими. Специально для нужд музея здание перестраивал Василий Свиньин, сохранивший все великолепие комплекса Росси, при этом уложившийся в два с половиной года и в очень скромную даже по тем временам сумму в пятьсот сорок тысяч рублей. Западный корпус со стороны Екатерининского канала, предназначеный для временных выставок, был спроектирован и начат Леонтием Бенуа уже в 1914 году, а закончен только в 1919-м, из-за войны. В состав музея его включили при новой власти, в 1930-х — для размещения нового идеологически верного искусства.

Из-за государственной значимости музея работа в нем была не просто, как сказали бы сейчас, престижной — она подтверждала высокую квалификацию сотрудника. Среди этих сотрудников в разные времена были А.Н. Бенуа, П.А. Брюллов, П.И. Нерадовский, Н.П. Сычев, П.И. Столпянский, М.П. Боткин, А.А. Миллер, Н.Н. Пунин и другие авторитетные искусствоведы и художники.

Изначально в музее было три отдела: мемориальный, посвященный памяти Александра III, историко-этнографический и собственно художественный. Сегодня историко-этнографический отдел стал самостоятельным Музеем этнографии. Он находится рядом с Михайловским дворцом, в здании, построенном по проекту Свиньина в начале XX века.

Rambler's Top100