Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Свои пятнадцать минут туристической славы Коми пережила в 2008 году, когда в Москве, на Красной площади объявили список семи чудес России. Среди прочих оказалось плато Маньпупунёр, на котором стоят великанские столбы выветривания. И если о Петергофе, Мамаевом кургане, Байкале или Долине гейзеров все хоть что-нибудь, да слышали, то Маньпупунёр у большинства путешественников вызывал главный вопрос: где это и как туда попасть? А это в республике Коми.

Как нередко бывает, мгновенный триумф имел и оборотную сторону, как у актера одной роли. Плато с забавным названием, растиражированное в тысячах фотографий, перетянуло на себя все внимание. Что еще посмотреть в Коми — на этот вопрос ответит не каждый. Конечно, есть бесконечные дикие леса и реки, которые путешественники, рванувшие к звездному Маньпупунёру, волей-неволей наблюдают по пути, поскольку до плато со столбами надо много часов плыть по рекам или пару дней брести по тайге. Участники вертолетных экскурсий тоже видят с высоты бесконечные леса и могут оценить масштабы коми-тайги. Но мало ли в России тайги и рек?

Оказывается, не просто мало, а совсем нет: «девственные леса Коми» входят в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Это древние, так называемые первичные северные леса — память планеты и легкие планеты. Тайга занимает 8 процентов территории Коми — и это пространство размером с Бельгию. Уникальную экосистему лесов, почти избежавшую отрицательного влияния цивилизации, охраняют два заповедника — Югыд Ва и Печоро-Илычский. В совокупности они образуют огромную природную резервацию от приполярной тундры до альпийских лугов в горах, с редкими растениями и многообразием животных. Конечно, бесконтрольных толп туристов тут нет и не может быть — всюду дикие леса, в Печоро-Илычском заповеднике (Маньпупунёр относится к его землям) очень строгий режим, и за пропуск на территорию нужно платить деньги. Расписание для групп, отправляющихся в пешие походы на плато, составляют заранее на все лето, так что одновременно в пути не могут находиться две команды туристов.

В административном центре заповедника, в поселке Якша, действует открытая для туристов лосиная ферма. Это первая в России экспериментальная лосеферма, где лесных гигантов делают почти домашними. В Якше гостей привечают так же, как на известной Сумароковской лосеферме под Костромой. Кроме лосей, в поселке имеется интересный музей природы с богатой экспозицией.

В тени славы Маньпупунёра остается еще одно чудо природы, не такое раскрученное и тоже расположенное на территории Печоро-Илычского заповедника — «каменный город» Торре-порре-из. Сейчас он закрыт для посещений, за самовольное проникновение полагается штраф. Да и проникнуть туда самовольно сложно — нужно предпринять полноценный таежный поход. Трудность таких походов очевидна даже с вертолета — смотришь и тихо радуешься, что не нужно преодолевать лесные дебри пешком. Человеку там не место, и эту простую истину любому путешественнику очень быстро объяснят комары, вечно голодные и беспощадные. Но даже без комаров, при взгляде сверху, с высоты вертолета или с плато Маньпупунёр, начинаешь невольно думать о том, что не зря обрядовая культура народа коми так часто связана со смертью. Древняя тайга выглядит жутковато, это серьезное место. Навевает тревогу, даже если светит жизнерадостное солнышко.

Тут же уместно вспомнить, что во времена ГУЛага республика Коми ассоциировалась если и с путешествиями, то под конвоем. Воркута — название стало таким же нарицательным, как Колыма. Заключенных здесь можно было не охранять, беглец в таких краях далеко не уйдет. Зэки работали на шахтах, построили железную дорогу для вывоза древесины, даже мыли золото, но большая часть валила тот самый девственный коми-лес. После реорганизации системы ГУЛага некоторые колонии были расформированы, и на лесозаготовке начали работать свободные люди. По всей республике по берегам рек строились рабочие поселки: лес валили и тут же сплавляли. С распадом Советского Союза эти поселки обезлюдили одними из первых. А по заброшенным лагерям сегодня возят туристов.

Лагеря — это все-таки экстремальный туризм, в отличие от туризма этнографического, на который в республике тоже делают ставку. Коми — часть большого финно-угорского мира. Причем в отличие от соседнего Ханты-Мансийского автономного округа, далеко ехать за национальным колоритом не надо. Официальный Финно-угорский культурный центр находится в Сыктывкаре, а для погружения в эту самую культуру достаточно добраться до этнопарка в поселке Ыб, в шестидесяти километрах от столицы. В поселке можно услышать живую речь на языке коми (он напоминает эстонский), который местные жители отлично сохранили и используют наравне с русским. Национальный язык входит в обязательную школьную программу. Очень своеобразные обычаи тоже сохранились, хотя их несколько веков изживали сначала священники-миссионеры, потом советские борцы с суевериями. В итоге получился выразительный симбиоз язычества и христианства. Особенно интересны похоронные обряды: на сороковой день на поминках одного из гостей наряжают покойником, дают ему в руки корзинку с едой, после чего «усопший» уходит с поминок и больше не возвращается. А в Удорском районе республики на праздник Параскевы Пятницы просто совершают омовение языческих идолов.

Леса Коми перемежаются непроходимыми болотами — вроде Васюганских, но поменьше — и петляющими реками, полноводными и не очень. Большинство рек стекают с гор и очень чисты, благодаря чему и появилось название заповедника «Югыд Ва» — «светлая вода». Крупнейшие реки — знаменитая Печора, Мезень, Вычегда, Илыч. Воды в Коми действительно много — кроме рек, здесь более семидесяти тысяч озер. И это на сегодняшний день главный мотив и главная приманка для активного путешественника — в Коми потрясающая рыбалка. В частности, здесь ловится хариус, а он действует посильнее труднодоступного Маньпупунёра.

Местные особенности

Республика Коми огромна, но качество дорог здесь оставляет желать лучшего. До упомянутого поселка Якша многие туристы при всем желании могут и не добраться, особенно в межсезонную распутицу. Можно путешествовать на перекладных — поездом и автобусами, железнодорожная сеть в Коми развита по северным меркам нормально, но оптимальный вариант для самостоятельных поездок — «внедорожник». Тем более что города в республике мало примечательны, в отличие от природных достопримечательностей, и передвигаться придется вдали от цивилизации.

Маньпупунёр, при всей его популярности, вряд ли можно назвать двигателем массового туризма в Коми. Увеличивать «пропускную способность» Печоро-Илычского заповедника никто не собирается, это было бы абсурдно при строгом охранном режиме, и единственная возможность реально облегчить путешественникам доступ туда — постройка вертолетной площадки на плато. Работники заповедника говорят, что тогда туристов может стать больше без ущерба для всех: прилетели, два-три часа походили-посмотрели и улетели. Построить площадку должны летом 2013 года. Однако нужно понимать, сколько стоит аренда вертолета (с самими вертолетами проблем нет, их предоставляет компания Комиавиатранс). На момент лета 2013 года за один вертолетный час надо заплатить около 93 тысяч рублей, а лететь до цели придется не меньше пяти часов, учитывая посадки для дозаправки.

Rambler's Top100