Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Так получилось, что все многочисленные мемориальные музеи Пушкина — это реконструкции, где подлинные вещи помещены в старательно созданные исторические декорации. За свою недолгую жизнь Александр Сергеевич переменил много жилищ, и в итоге самыми важными оказались три: Царскосельский лицей, имение Михайловское и последняя квартира на Мойке.

Самый центр Петербурга, Дворцовая площадь в пяти минутах ходьбы. Дом номер 12 очень старый, он был построен в первой половине XVIII века, не раз перестраивался. Некоторое время в нем жил герцог Бирон, опальный фаворит Анны Иоанновны; позже, в начале XIX века, домом владел декабрист Сергей Волконский, потом — его сестра Софья Григорьевна Волконская. После Пушкиных (семья покинула дом сразу после смерти А.С.) здесь поменялось множество жильцов, само здание не раз перепланировали. Воссоздавать обстановку пушкинского времени начали в 1924 году, когда дом поступил в ведение Пушкинского кружка общества «Старый Петербург».

С набережной Мойки надо пройти в широкий внутренний двор, вымощенный крупными булыжниками (красиво, но ходить довольно неудобно). Двор удивительно светлый и по впечатлению южный, с широкими аркадами в первых этажах. В центре стоит Пушкин — бронзовая фигура, выполненная в крепких реалистических традициях советским скульптором Дыдыкиным.

В мемориальную квартиру пускают, в основном, организованными группами в сопровождении экскурсовода, что огорчает. Рассматривать экспонаты приходится в ритме общей экскурсии. Главные реликвии — трагические: жилет, снятый с раненого А.С., смертное ложе-диван со следами крови в глубине обивки и часы, остановленные в момент смерти: 2 часа 45 минут пополудни. Рассказ о двухдневном умирании заставит притихнуть даже самых бестрепетных посетителей, но от вечных обсуждений, чем виновата Наталья Николаевна, не спасает. На лестнице, где уже можно поговорить по телефону, слышны самые популярные версии. Это привычно веселит музейных смотрительниц — милых сдержанных дам, настойчиво направляющих посетителя «в начало осмотра», если он вдруг затормозит не там, где задумано. Вообще в музее преобладают женщины всех возрастов. Возможно, Пушкина бы это не огорчило.

Немногочисленные подлинные вещи, от посуды до туфелек Натальи Николаевны, кажутся скромными и маленькими; размеры и размах за двести лет изменились. Все книги и рукописи — дуплетные экземпляры и точные копии, подлинники хранятся в Пушкинском доме Российской академии наук. На столе в библиотеке (это центр музея-квартиры, рабочее место и место смерти поэта) подлинные письменный прибор с арапчонком, нож для бумаг, перо под прозрачным колпаком. Много портретов, несколько посмертных изображений Пушкина и посмертная маска.

На третьем этаже открыты залы, представляющие хронологию жизни и творчества Пушкина на фоне эпохи и современников. Здесь нет искусственных декораций — просто музей в старом духе, без интерактива, без особых выдумок. Но хрестоматийные вещи увлекают, интересно видеть вживую то, что знакомо по репродукциям и описаниям. Особенно завораживают рукописи: фактура старой бумаги, размер букв, кляксы, загнутые углы. Можно заметить, как летящий почерк меняется от черновика к беловым листам, как мастерски выполнены вроде бы небрежные рисунки на полях.

Местные особенности

Музей состоит из мемориальной части — воссозданной квартиры — и выставки вещей, рукописей, книг и изображений, относящихся к Пушкину и его современникам. Выставка расположена на третьем этаже, квартира ниже. Касса наверху.

Музей отличает заметная идеологическая архаичность. Она уже кажется забавной. Пушкин как главный поэт СССР обязан был быть против царя и за народ, о чем создатели экспозиции не могли забыть. В зале, посвященном Пушкину-историку, тщательно подобраны цитаты о пугачевском бунте: он, конечно, бессмысленный и беспощадный, но дворяне-то еще хуже.

Затейливую праздность дворянской жизни может иллюстрировать «домик Нащекина». Павел Иванович Нащекин, московский друг поэта, много лет занимался обустройством игрушечной модели своей квартиры, заполненной сделанными на заказ предметами — действующими копиями настоящих, от мебели до самовара и пистолета. Детям домик очень нравится.

Двор — такая же важная часть музея, как мемориальная квартира. Здесь в 1837-м стихийно собирались толпы людей, узнавших о ранении Пушкина. Сюда ежегодно, в день рождения и в день смерти, приходят его почитатели.

Посетить музей можно с экскурсионной группой. Вход без экскурсий ограничен.

Rambler's Top100