Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Три села в Заларинском районе Иркутской области — Пихтинск, Среднепихтинск и Дагник — в 1990-е годы произвели этнографическую сенсацию: выяснилось, что в этих селах проживает народ с загадочными корнями и не менее загадочным названием, «голендры».

Сами голендры прежде не подозревали, что они такие загадочные, да и сейчас в ажиотаже вокруг себя особо не участвуют. Все три села входят в состав Хор-Тагнинского муниципального образования и по традиции, оставшейся от советского леспромхоза, называются «участками».

На Среднепихтинском участке проживает около 120 человек, то есть фактически это и есть население Среднепихтинска. Это село — самое крупное из трех поселений голендр и ближайшее к центральному селу округа: от Хор-Тагны до Среднепихтинска 12 км по вполне проходимой дороге. В Среднепихтинске дорога раздваивается и идет дальше, одна в Пихтинск, вторая в Дагник. Все три поселения расположены на расстоянии 3 км друг от друга.

Среднепихтинск можно назвать самым обустроенным из трех сел и обязательным для посещения туристами. Здесь работают два музея голендр, оба — филиалы Заларинского краеведческого музея. Делегации историков, этнографов и журналистов, а также школьные экскурсии со всего района непременно привозят в Среднепихтинск.

Помимо музеев, из публичных заведений в Среднепихтинске есть сельский клуб. Днем здесь занимаются в кружках дети, по вечерам здесь устраивают дискотеки для молодежи. Когда к голендрам приезжают официальные гости (а это случается довольно часто), их принимают и угощают, как правило, тоже здесь. Ибо других общественных пространств в Среднепихтинске нет (кроме, разве что, начальной школы, в которой учатся несколько детей). Сельские клубы были в Пихтинске и Дагнике, но их давно закрыли...

Зато по немногочисленным улицам Среднепихтинска можно гулять как по этнографическому музею под открытым небом. В селе сохранилось много «больших» домов, а заборы символические — все видно прекрасно. Во дворах стоят традиционные для голендр хозяйственные постройки — например, коптильни (на местном диалекте — виндзарни), которые издали и по незнанию можно принять, извините, за сельские нужники. Однако внутри такого «домика» обнаруживаются яма для углей и крюки для подвешивания мяса, сала и колбасы. У голендр принято все мясные продукты не только солить, но и коптить.

Небольшое отступление про нужники. В одной из статей, посвященных голендрам, сообщалось, что они используют для этих нужд «стайку» (загон для скота), а отдельно стоящих туалетов у них нет. Голендры после публикации очень смутились, даже обиделись. Авторитетно заявляем — у голендр обычные деревенские туалеты.

Рядом со многими домами можно увидеть старинные сани — совершенно обычный для этих мест зимний вид транспорта, или широкие лыжи — зимой на таких пихтинцы ходят в тайгу охотиться. На одной из улиц живет фермер, который разводит коров и лошадей на продажу. Загоны открытые, на животных можно смотреть сколько угодно.

Название Среднепихтинск — не изначальное, село было основано около 1910 года под другим именем, Новына. Современное название прижилось в советское время — село действительно стоит на середине пути между Пихтинском и Дагником. Сейчас именно Среднепихтинск производит впечатление наиболее благополучного из трех сел голендр. Здесь почти нет заброшенных домов, а наличие музеев и сельского клуба добавляет некоторой живости, особенно зимой, когда на улице за три часа можно так никого и не встретить. Серединное расположение села делает его удобным местом встречи всех пихтинских голендр, хотя общественным транспортом села, конечно, никак не связаны. Придется перемещаться либо на своей машине, либо на лошади, либо пешочком по широкой дороге, прорубленной в тайге.

Важно

Ни в одном из поселков нельзя остановиться на ночлег без предварительной договоренности — даже в среднепихтинском клубе устраивают спальные места только в крайнем случае. В Среднепихтинске планируют построить хотя бы один гостевой дом, но пока о ночлеге у голендр лучше договариваться через директора Заларинского краеведческого музея Галину Николаевну Макогон по телефону: +7 (952) 629-74-97.

Если договоренность достигнута, местные жители принимают гостей в собственных домах. За определенное вознаграждение (сумма которого оговаривается индивидуально) они предоставляют теплую комнату, кормят на убой, еще и окрестности показывают.

Магазина ни в одном из поселков нет. К пихтинцам приезжает продуктовая лавка на колесах, раз в неделю — продавцы одежды. Ни в одном из сел нет фельдшерского пункта. Если местным нужна срочная помощь, они обращаются к медсестре, которая живет в Среднепихтинске.

Ближайший оплот цивилизации с продуктовым магазином, почтой, сельской больницей и автобусом находится в Хор-Тагне (12 км от Среднепихтинска).

Местные особенности

В первые выходные июля пихтинские голендры празднуют День села (проходит в Пихтинске).

Дорога от Хор-Тагны до Среднепихтинска и между поселками вполне нормальная, машина повышенной проходимости не нужна.

История

Голендры могли бы стать одним из двигателей туризма в Заларинском районе, но в нашей стране еще не научились тактично обращаться с представителями редких народов и грамотно конвертировать их культурное наследие в туристическую валюту.

Тем не менее некоторые особо любознательные путешественники могут вдохновиться историей голендр и возжелать отправиться в удаленные места их обитания, коих всего три в России (да и в мире): села Пихтинск, Среднепихтинск и Дагник в Заларинском районе Иркутской области. Здесь компактно проживают чуть больше 250 голендр, а всего по Иркутской области насчитали около 2 тысяч представителей этого загадочного народа.

Особо любознательным путешественникам, не боящимся расстояний и прочих трудностей, стоит заранее знать, к чему готовиться. Случайных людей в Пихтинске, Среднепихтинске и Дагнике не бывает. Эти села — тупиковые, дальше, километров через тридцать, начинаются Саяны. Ближайший очаг цивилизации — Хор-Тагна в 12 км от Среднепихтинска. Оттуда 2–3 раза в неделю к голендрам ходит автобус.

Более детальная информация по Заларинскому району и селам голендр есть в нашем Путеводителе (это прежде всего населенные пункты Залари, Хор-Тагна, Пихтинск, Среднепихтинск и Дагник), а также в статье «Голендры. Линии жизни». Ниже мы постараемся кратко рассказать о самих голендрах.

В 1908 году в Заларинскую волость Иркутской губернии начали приезжать в поисках лучшей жизни переселенцы с Волыни и берегов Буга (ныне территории Польши, Западной Украины и Белоруссии). Это было время столыпинской аграрной реформы, и людей в Сибирь гнал не кровавый режим, а малоземелье. В Иркутской губернии пригодных для освоения земель хватало на всех, так что современная Иркутская область может служить иллюстрацией к учебнику занимательной этнографии. Однако даже в этом пестром этническом контексте голендры стоят особняком.

В период с 1908 по 1912 год в Иркутскую губернию переселились почти 400 бужских голендр — не все сразу, конечно, так что обустройство на новых местах заняло какое-то время. Основанные около 1910 года, села Пихтинск, Среднепихтинск и Дагник изначально назывались иначе. Бужские переселенцы дали новым местам обитания старые названия — Замустэче, Новына и Дахны, по тем деревням, где они жили на Буге. Села переименовали в советское время, официально они до сих пор называются «участками» (лесозаготовкой здесь начали заниматься в 1920-х). В наши дни первоначальные названия не забылись, но почти не употребляются — разве что во время экскурсии в музее. Иногда лишь Среднепихтинск называют Новына.

Несмотря на известное место предыдущего обитания, голендры остаются одной из самых загадочных народностей России и Европы. Немецкие фамилии — Людвиг, Зелент, Гильдебрант, Гимбург — и изучение исторических документов дают ученым основание считать их «прародиной» Пруссию. Самоназвание «голендры» и некоторые черты быта и костюма (в первую очередь, традиционный женский головной убор — чепец) заставляют думать, что нынешние «пихтинцы» — потомки голландцев. Их язык — смесь украинского с белорусским — принято считать результатом долгого проживания на территории западных российских губерний. А книги и молитвы на польском языке указывают на то, что голендры пришли на Буг еще тогда, когда эти земли входили в состав Речи Посполитой. С 1990-х годов историки и этнографы России, Польши, Германии и Голландии пытаются разобраться в хитросплетениях этнической истории голендр.

С самоназванием голендр тоже далеко не все ясно. Лютеранский пастор Томас Граф Гроте, живущий в Иркутске, пишет: «Обозначение „голендер“ не включает в себя их национальность, так как ни традиции, ни язык, ни имена или вера не являются типичными для голландского. Вероятнее всего то, что оно происходит из старонемецкого слова „Hauländer“ (те, кто, вырубив лес, обработали земли)». Первые бужско-пихтинские переселенцы, кстати, были записаны немцами — что в ХХ веке не раз выходило голендрам боком.

Но есть и сторонники «голландской» версии происхождения голендр. Так что с этнической самоидентификацией у голендр все весьма оригинально и запутанно. Исследователь Наталья Галеткина в своей диссертации называет ее «протестной», объясняя так: «Упоминаемые в разных ситуациях как немцы, поляки, голландцы, украинцы, голендры, сами они дать четкого однозначного ответа на эти вопросы не могут, предпочитая говорить о том, кем они не являются. Аргументация отрицания может быть различной, но чаще всего строится на незнании соответствующего языка. В разговоре о себе они предпочитают использовать «пространственное» самоназвание, опирающееся на топоним — пихтинцы, пихтинские, или просто обозначают членов своей общности как „наши“».

Любопытно, что до начала 1990-х пихтинскими голендрами никто особо не интересовался. Только в 1930-е и в войну их откровенно немецкие имена и фамилии привлекли внимание госорганов, с известными последствиями. Но повезло — не депортировали (куда уж из тайги-то) и не расстреляли всех поголовно, хотя такой вариант развития событий был вполне вероятен. А в мирной советской жизни голендры мало чем отличались от остальных, разве что два пихтинских совхоза из года в год показывали стабильно высокие результаты. В 1970-х дела шли так хорошо, что пихтинцы возвращались в родные деревни из городов — здесь построили филиал швейной фабрики, пекарню, почту. На три деревни было три больших начальных школы, фельдшерский пункт, магазины, детский сад. От совхоза давали дома. С перестройкой благоденствие закончилось, пихтинцы вновь подались в города. Один из совхозов, впрочем, дотянул аж до 2000 года — трудолюбие местных жителей все-таки заметно отличается от среднерусского. Но сейчас в селах прописано больше людей, чем реально проживает, число обитателей уменьшается с каждым годом. Особенно опустел Дагник, некогда самое крупное из трех сел.

Пустеющие деревни — явление в России повсеместное, с одной лишь разницей: голендры теперь знамениты, им не позволят пропасть в безвестности. Причем голендр «открыли» для науки совершенно случайно — благодаря их домам. В 1993–1994 годах иркутская комиссия Центра по сохранению историко-культурного наследия, объезжая глухие таежные деревни, обратила внимание на нетрадиционную архитектуру построек в Пихтинске, Среднепихтинске и Дагнике. Архитектура потянула за собой все остальное, о голендрах заговорили как о сенсации.

В Среднепихтинске устроили два музея, которые позволяют заглянуть в настоящий дом голендр, не нарушая их личного пространства. По вероисповеданию голендры — лютеране, проводящие свои боженства (молитвы) на польском языке по ксёнжкам — Библии и сборникам молитв. Старики более религиозны, молодежь — менее, распространенная ситуация. Так что ксёнжки на польском, представленные в музее, сейчас читают только старики, да и то не все. Интересно, что голендры используют юлианский календарь, как православные.

Своих церквей у голендр в Сибири никогда не было. На молитвы и раньше, и сейчас собираются дома. В Иркутске есть лютеранский молельный дом, а местный пастор периодически навещает пихтинцев. Однако основной обряд — крещение — проводит не пастор, а местный житель. По какому принципу выбрали именно его, сами пихтинцы ответить затрудняются. Вероятнее всего потому, что он человек набожный и всеми уважаемый. К тому же дожидаться приезда пастора или везти младенцев в Иркутск банально неудобно.

Подробнее всего в музеях рассказывают о свадебном обряде — свои свадьбы голендры до сих пор празднуют по старинным традициям. Чепец — самая запоминающаяся деталь местного женского наряда — тоже связан со свадьбой. Чепец надевают женщине вместо фаты на второй день замужества. Хоронить женщин тоже принято в чепце. В остальное время чепцы уже не носят, надевают только для туристов.

Будет ли туризм способствовать возрождению культуры голендр — вопрос открытый. Однако известность уже принесла свои плоды: еще в 1990-х к селам голендр из Хор-Тагны проложили нормальную дорогу, а раньше в распутицу можно было доехать только верхом или на тракторе. Сегодня администрация Заларинского района и Агентство по туризму Иркутской области не скрывают своих намерений превратить села голендр в популярное туристическое направление.

Интересующиеся могут приехать к пихтинцам уже сейчас. Однако предварительно стоит позвонить идейному вдохновителю популяризации голендр, директору Заларинского краеведческого музея Галине Николаевне Макогон по телефону: +7 (952) 629-74-97. Она предупредит пихтинцев о грядущих визитерах, постарается помочь с транспортом и размещением.

Rambler's Top100