Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

В мае 1892 года Петр Ильич Чайковский пишет брату Алексею: «Я нанял дом в Клину для будущего жилья… Может быть, впоследствии я его и куплю». В таких вот, вполне бытовых строчках, написанных рукой великого человека, порой больше подлинного чувства, чем в ином пылком признании на десяти листах. О возможности «быть хоть где-нибудь у себя дома», поселиться в деревенском уединении, где можно полностью отдаться композиторскому труду, Чайковский мечтал, как о недостижимом благе.

Дом для будущего жилья… В одном только Петербурге Чайковский сменил столько адресов, что пальцев на руках не хватит их сосчитать. Пробовал жить в Москве, где начинался его творческий путь; арендовал квартиру на Остоженке. Но там композитора одолели назойливые визитеры и озорные мальчишки, постоянно трезвонившие в дверь с табличкой «Дома нѣтъ. Просятъ не звонитъ».

Окрестности Клина приглянулись Петру Ильичу еще до Остоженки, когда он нанимал дом в Майданово, а затем во Фроловском. «Какое счастье быть у себя! Какое блаженство знать, что никто не придет, не помешает ни занятиям, ни чтению, ни прогулкам!», — писал он, поселившись на берегу реки Сестры. «Ничего лучшего, ничего более соответствующего моим требованиям нельзя придумать, как жизнь в деревне». И когда композитор наконец решил порвать с городской жизнью, выбор его пал на Клин, который, хоть и звался городом, был тогда, скорее, большой деревней.

«Я нанял дом… для будущего жилья», — Петр Ильич не успел его купить… Среди композиторов бытует поверье о роковой девятой симфонии, — для многих, мол, она стала последней. Последняя симфония Чайковского — шестая. «Патетическая». От первой до последней ноты написанная здесь, в этом самом доме. Через девять дней после ее премьеры в Петербурге, композитора не стало. Особняк в Клину купил его брат, Модест Ильич Чайковский, — и спустя всего лишь год после смерти композитора, в особняке открылся музыкальный мемориальный музей, посвященный Петру Ильичу Чайковскому. Обстановку дома Модест Ильич сохранил в неприкосновенности; только сделал к нему пристройку — для себя и Владимира Давыдова, племянника, — чтобы хранители могли находиться при музее постоянно.

«Не знаю, помнишь ли ты, это дом Сахарова, большой, комфортабельный, по шоссе по направлению к Москве, уже за городом…» — из того же письма Петра Ильича Алексею Чайковскому. Дом уже давно не за городом и даже не на окраине Клина. Шоссе никуда не делось; с довольно оживленной трассы МоскваПетербург хорошо видны сад и большой концертный зал, построенный при музее. Серый двухэтажный особняк стоит как стоял. После национализации в нем хотели устроить детдом — спасло гневное письмо из Наркомпроса; в Великую Отечественную его заняли немецкие войска — но коллекцию еще в начале войны вывезли за Урал, а Красная Армия вышибла захватчиков из Клина раньше, чем те успели поджечь музей; в 2004 году дом композитора горел — тушили его пять пожарных расчетов, справились быстро: дело чести — именно благодаря Чайковскому город Клин включен во все путеводители по России… Модест Ильич считал, что его детище просуществует лет семьдесят, пока не умрут последние современники Петра Чайковского. Ошибался. К счастью — ошибался.

Музей живет; музыканты, композиторы и поклонники классической музыки не дают ему опустеть. Рояль, прекрасный беккеровский рояль, на котором Петр Ильич проверял всё написанное, звучит до сих пор — избранные исполнители удостаиваются чести сыграть на нем. Интерьер, дотошно восстановленный хранителями дважды — после войны и после пожара — в точности повторяет обстановку, бывшую тут при жизни великого композитора. Пристройка же, в которой жил брат композитора, основатель и первый директор музея, сама давно стала частью экспозиции…

…А входную дверь дома-музея украшает сейчас та самая табличка с Остоженки: «Дома нѣтъ. Просятъ не звонитъ». Как будто кто-то не знает.

Местные особенности

В 1964 году при музее открылся концертный зал. В разное время в его стенах играли Эмиль Гилельс, Святослав Рихтер, Владимир Горовиц. Отличная акустика и сегодня привлекает исполнителей и ценителей классической музыки из всех стран мира.

Стоимость посещения

Билеты: взрослый — 180 рублей, льготный — 100 рублей; экскурсия (группа до 20 человек) — 1800 рублей.
Билет в парк — 60 рублей.
Фотосъемка — 1500 рублей.
Видеосъемка — 300 рублей.

Rambler's Top100