Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Для редакции Strana.ru Шаболовская башня — достопримечательность особая. Мы видим ее каждый день, когда идем от метро «Шаболовская» на работу. На работе мы под ней «сидим» — офис редакции находится у самого подножья башни.

Тем не менее, привыкнуть к ее виду все равно невозможно. Даже просто смотреть на нее — удовольствие. А смотреть со знанием истории башни — удовольствие осмысленное.

Историй у башни много. Есть история ее создания и создателя, великого русского инженера и архитектора Владимира Григорьевича Шухова. Есть история «рабочая» — от радиовышки до телебашни. Есть история архитектурная — недаром Шаболовскую башню предлагают включить в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как один из шедевров русского архитектурного авангарда.

Башня на Шаболовке относится к типу сетчатых гиперболоидных конструкций: шесть вогнутых ажурных секций общей высотой 150 метров поставлены одна на другую. Звучит и выглядит красиво, но не очень понятно. Гиперболоид — термин из языка инженеров и математиков. Есть разные виды гиперболоидов, но в любом случае это искривленная поверхность. Инженер Шухов еще в 1896 году изобрел и запатентовал технологию создания гиперболоидных конструкций. Из прямых балок. И, кстати, типовых — то есть относительно дешевых.

Идея гениальная и чрезвычайно востребованная по сей день во всем мире. Почему? Все просто: для высоких сооружений очень опасна ветровая нагрузка. А сетчатым конструкциям ветер не причиняет вреда, он просто проходит сквозь ажурную «решетку». Из-за этой особенности сетчатые гиперболоидные сооружения очень прочные, а материала на их создание уходит в разы меньше. Получается дешево, сердито и, что немаловажно, красиво.

Проект башни высотой 350 метров был готов еще в 1919 году. В отличие от парижской Эйфелевой, у башен Шухова всегда была «рабочая задача», в данном случае — радиотрансляция. Но амбициозный проект пришлось уменьшить на 200 метров из-за дефицита стали в молодом советском государстве. А жаль, потому что высота у таких башен может быть практически любой — в китайском Гуанчжоу была недавно построена «шуховская» гиперболоидная телебашня высотой 610 метров. Сейчас почти непостижимо, как в начале ХХ века Шухов при помощи логарифмической линейки проектировал то, что нынче рассчитывают мощные компьютеры.

Но в 1922 году, когда башня выросла на своем месте, горожане поначалу побаивались под ней стоять и даже прозвали «чулком, поставленным торчком». Темные люди, что поделаешь, хотя в остроумии москвичам не откажешь. Но башню на Шаболовке быстро полюбили и прозвали Шуховской, по имени создателя. А ее фантастический гиперболоидный облик вдохновил Алексея Толстого на роман «Гиперболоид инженера Гарина».

Мы, однако, озаглавили материал «Шаболовская башня» — вопреки устоявшемуся названию. Потому что гиперболоидных башен Шухов построил много по всей царской России и СССР. Московская, впрочем, имеет одну особенность: она самая высокая из всех шуховских гиперболоидов. Второй «особенностью» можно назвать ее широкую известность, затмевающую другие творения Шухова. Многие даже не подозревают, что сохранилась и самая первая шуховская башня (сейчас в Полибино), и башни в Нижнем Новгороде, Краснодаре, Выксе, Дзержинске, в Петушках и Лобне Правда, почти все они в ужасающем состоянии, а пять из шести дзержинских башен вообще разобрали на металлолом. Может, не знали про статус памятника федерального значения?

Состояние столичной Шуховской башни получше, чем у большинства «провинциальных». В ближайшем будущем она не упадет нам на головы, но в грамотной и срочной реставрации нуждается: не из-за конструктивных ошибок, а как раз наоборот — позднейшие мелкие «ремонты» и «улучшения» ей только навредили. А незащищенный от коррозии металл быстро разрушается.

Шуховская башня находится в собственности ФГУП «РТРС», она стоит на закрытой территории, за заборами и колючей проволокой. Свободно прогуляться к основанию башни, и уж тем более подняться на нее, не могут даже сотрудники ВГТРК — требуется специальное разрешение.

Ближе всего к Шуховской башне можно подойти с улицы Шухова (логично). Оттуда до основания — забор и несколько метров. Но гиперболоид прекрасно выглядит с любого расстояния, и особенно эффектно — с ночной подсветкой.

Важно

Посещение невозможно: Шуховская башня находится на закрытой территории.

История

29 июля 1919 года Владимир Ильич Ленин провозгласил свой знаменитый лозунг «Родина в опасности», а на следующий день подписал постановление такого содержания: «Для обеспечения надежной и постоянной связи центра Республики с западными государствами и окраинами Республики поручается Народному комиссариату почт и телеграфов установить в чрезвычайно срочном порядке в г.Москве радиостанцию, оборудованную приборами и машинами наиболее совершенными и обладающими мощностью, достаточной для выполнения указанной задачи». Иными словами, правительству была нужна радиовышка.

К тому времени Шухов уже работал над проектом такой вышки. Он давно занимался гиперболоидными башнями и за основу для будущего радиорупора революции взял именно эту технологию. Шухов придумал несколько вариантов, разных по высоте, в том числе гигантскую 350-метровую башню. Он сравнивал свой проект со знаменитым творением Эйфеля: при большей высоте гиперболоидная башня была бы в три с лишним раза легче французской махины — 2200 тонн против 7300. Но металла в Стране Советов катастрофически не хватало, и пришлось остановиться на высоте в 150 метров. 4 октября 1919 года на Шаболовке заложили фундамент будущей радиовышки станции имени Коминтерна.

Для разоренной революцией и гражданской войной страны шуховский проект подходил как нельзя лучше. Конструкция была проста и логична, детали — типовые профили и заклёпки. И всё же строительство шло нелегко. Металл выделяли неохотно, доски и тёс приходили с опозданием. Владимир Григорьевич Шухов лично ездил по учреждениям, согласовывая зарплату и пайки для рабочих, поставки стройматериалов.

Чтобы удешевить сборку, Шухов разработал простую и остроумную технологию. Нижние секции собирали на земле, а потом при помощи системы тросов и лебёдок поднимали наверх. Шухов, уверенный в надёжности своей системы, присутствовал на каждом подъеме, стоя практически под грузом. Инженер Александр Петрович Галанкин так описывал процесс: «Изумительна была красота сборки башни, когда целые секции высотой 25 метров и весом до 300 пудов или траверсы длиной 10 метров без единого рабочего наверху неожиданно появлялись на фоне неба в облаках и привлекали внимание жителей Москвы. Башня монтировалась без кранов, без лесов. Целые секции... поднимались за низ со свободным верхом... Одна эта постройка отняла у меня полжизни, но зато и дала мне также полжизни удовлетворения...»

Шухов занимался строительством, несмотря на трагические события собственной жизни. Башня досталась ему дорогой ценой: в конце лета 1919 года, когда шли жаркие дебаты о проекте, умер его сын Владимир. Годом позже, в марте 1920 года, Шухов похоронил мать. Его дневниковые записи об этих днях крайне сдержанны, жизнь полностью посвящена делу.

29 июня 1921 года — новый удар: «При подъеме четвертой секции третья сломалась. Четвертая упала и повредила вторую и первую». За сухими строчками — производственная катастрофа: порвался один из тросов, и собранная секция рухнула, повредив основание башни. По чудесной случайности человеческих жертв удалось избежать.

С этого дня в расписании Шухова появились допросы, комиссии и разбирательства. «30 июля. Заседание в Электросвязи... Приговор Шухову — условный расстрел». Условный приговор мог стать реальным, если бы башню не достроили к установленному сроку. Но ее достроили. В 1923 году гиперболоидную радиовышку на Шаболовке ввели в эксплуатацию. «Башня красива, только пятая секция имеет редкую сетку» — напишет Шухов в своем дневнике 9 февраля.

Незадолго до войны башня выдержала нештатную проверку на прочность: за один из поддерживающих тросов зацепился почтовый самолёт. Самолет развалился на куски, а башня лишь пошатнулась и осталась стоять как стояла.

Долгие годы это изящное сетчатое сооружение было «визитной карточкой» советского телевидения. Люди, даже ни разу не бывавшие в Москве, знали башню по заставкам новогоднего «Голубого огонька». Легендарный диктор Игорь Кириллов рассказывает, что во времена первых прямых эфиров, когда у ведущего не было права на ошибку, у телевизионных работников был ритуал «на удачу»: они обходили башню кругом и прикасались к балкам основания. С единственной мыслью в голове: чтобы прямой эфир прошел без накладок. Тут надо пояснить, что пробное телевещание с Шуховской башни (уже с приставкой теле-) началось в печально известном 1937 году, а регулярные трансляции велись с 1939-го. Богу молиться было нельзя, оставалась башня — пусть даже Шухов не задумывал ее как ритуальный объект.

После 1967 года, когда в Останкино была возведена новая телебашня, Шуховская постепенно утратила свои первоначальные функции. Но с каждым годом растет и по-иному осознается ее историческая и инженерная ценность. В мировом, без преувеличения, масштабе.

Rambler's Top100