Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Если бы заповедник «Шульган-Таш» находился не в Башкирии, а где-нибудь в Европе или Америке, он мог бы стать всемирно известной достопримечательностью и зарабатывать миллионы на туристах. Но «Шульган-Таш» находится в России, со всеми вытекающими плюсами и минусами.

По башкирским меркам, туристов здесь много — до 30000 в год. Миллионов они не приносят, а заповедник, в свою очередь, не особо вкладывается в инфраструктуру. В конечном итоге все относительно довольны: за небольшую плату туристы получают практически дикую природу и доступ к уникальным достопримечательностям, а то, ради чего создавался заповедник, благоденствует в естественных условиях.

И все-таки несправедливо, что мир за пределами России почти не знает о «Шульган-Таше» — три главных сокровища заповедника даже не упоминаются в англоязычной версии Википедии.

«Национальное достояние», для охраны которого был основан заповедник «Шульган-Таш», — это не понятное животное вроде тигра или хотя бы рыси, а дикая медоносная пчела. Бурзянка — разновидность среднерусской темной лесной пчелы, но разновидность особенная: крупная, очень злобная, при этом чрезвычайно выносливая и устойчивая к пчелиным болезням. Бурзянка водится только здесь, в Бурзянском районе на северо-востоке Башкирии, и издавна считается одним из символов республики — в Уфе ей даже поставили памятник. Бурзянские пчелы питаются в основном липовым нектаром, так что мед они дают липовый, т.н. «липец». Но, если провести пыльцевой анализ меда, то в бурзянском окажется пыльца 100-140 растений, а в обычном — менее 46…

Конечно, в мире много разновидностей пчел, и каждая страна будет нахваливать своих за удивительные свойства и особо ценный мед. Но бурзянский мед действительно «особо ценный» — не только по составу, но и по стоимости. Дело в том (и это второе сокровище «Шульган-Таша»), что на территории заповедника по сей день практикуется бортевое пчеловодство. А дикий бортевой мед — самый дорогой в мире, по причине крайней редкости.

«В удачный год в Башкирии производится всего 3-4 тонны настоящего бортевого меда. 2012 год выдался неудачным — засушливый, да и вредителей много. Боюсь, и одной тонны не соберем…» — рассказал нам директор заповедника «Шульган-Таш» Михаил Косарев. Это в пасечном пчеловодстве человек может поставить производство меда «на поток», а дикая пчела почти не позволяет собой управлять. Сбор меда происходит только один раз в год, а его количество зависит от множества природных факторов.

Бортничество — древнейший способ добычи меда, и как ремесло оно сохранилось только в Башкирии. Это означает, что только здесь (и больше нигде на планете) можно увидеть, как жители Европы собирали мед 8-10 тысяч лет назад, а потом этот самый мед попробовать и даже купить. Знатоки могут возразить, что дикий мед есть не только в Башкирии — и это верно. Кое-где в Африке, Азии и Южной Америке сохранились места, где жители все еще собирают дикий мед дедовским способом. Но это совсем другие широты, где людям и пчелам не нужно думать о зиме, о медведях и собственном выживании. Башкирский бортник с его системой знаний — вовсе не то же самое, что собиратель меда из Йемена или Индии. Но по причине отсутствия в заповеднике специалистов по международному маркетингу, самым дорогим и ценным медом в мире считается йеменский Sidr, а не башкирский из Бурзянского района...

Но если забыть о коммерческой стороне вопроса, башкиры в свое время поступили чрезвычайно красиво и грамотно: сохранили и своих уникальных пчел, и редчайшую профессию. Ведь именно «для изучения и сохранения чистопородной популяции бурзянских пчел в традиционных условиях башкирского бортничества» в 1958 году и был создан заповедник — на тот момент он был Прибельским филиалом Башкирского национального заповедника.

В единственном в мире пчелином заповеднике пчелы живут в естественных условиях, в бортях (дуплах) и колодах, а для туристов открыты музей истории бортевого пчеловодства и музей-гостиная «Пчелиный лес». Ученое название первого музея не должно никого напугать — это скорее павильон с одним маленьким залом, в котором, тем не менее, посетителям сообщают все основные сведения о бортничестве, диких пчелах и меде. По стенам развешаны тамги (родовые знаки) племени бурзян, которыми те помечали собственные борти. Рядом с музеем — беседка для дегустации, напротив — пасека из колод (искусственных бортей). На территории заповедника сейчас около 400 бортей, из них только половина «обитаемых». Музейные колоды к ним не относятся.

С 2012 года заповедник организует «медовые туры» — в сентябре, когда происходит сбор меда, можно присоединиться к бортникам, увидеть процесс сбора и купить настоящий бортевой мед. Подробнее о башкирском бортничестве — в нашей статье «Самый мёд».

Однако большинство людей едут в «Шульган-Таш» не за медом. На его территории находится священный для башкир объект, трехъярусная карстовая пещера, с которой связано множество древних легенд и преданий. Но в момент основания пчелиного заповедника никто и предположить не мог, что уже через год, в 1959-м, именно эта пещера станет громкой сенсацией, а впоследствии — главной приманкой для туристов. Пещера Шульган-Таш, или Капова, дала название всему заповеднику, когда в 1986 году он стал самостоятельным природным объектом.

В 1959 году на стенах пещеры были обнаружены наскальные рисунки эпохи палеолита: изображения животных, людей, разные знаки, сделанные охрой и, реже, углем. Этим рисункам от 14 до 18 тысяч лет, то есть древняя галерея из пещеры Шульган-Таш либо ровесница, либо немного моложе рисунков в знаменитой пещере Ласко (Франция). И это третье сокровище заповедника, достойное (но не удостоившееся) мировой известности.

Еще недавно в Капову пещеру мог попасть любой желающий, но сейчас доступ резко ограничили, что совершенно естественно для такого рода объектов. Для туристов открыт только один зал у входа в пещеру, где выставлены копии рисунков в натуральную величину.

Ограниченный доступ отчасти компенсируется тем, что рядом открыт маленький музей, где можно хотя бы в теории изучить подробности ее строения, климата, удивительных археологических находок.

К Каповой пещере туристов приводит «экологическая тропа» длиной в неполных 2 км. Она выложена гравием и начинается прямо от КПП у входа в заповедник. Туристам разрешено передвигаться только по ней. По пути от КПП к Каповой будут скальный грот Спящий Мамонт (очертания горбатой горы смутно напоминают отдыхающего древнего исполина), пещера Сказка, луга, леса и пасеки. На середине тропы находится теремок Музея природы — что-то вроде краеведческого музея, где заодно можно купить сувениры и мед.

Помимо пчел, на территории заповедника водятся лоси, волки, куницы, рыси, кабаны, бобры. Особенно много бурых медведей, больших любителей меда. Нападений на людей, к счастью, не зарегистрировано. Если верить рассказам местных жителей, здесь есть и экзотические обитатели — снежные люди, которых в Башкирии называют шурале. Однако многочисленные экспедиции, регулярно приезжающие в Шульган-Таш, с ними ни разу не сталкивались, иначе была бы еще одна мировая сенсация.

Важно

По правилам заповедника, дети до 16 лет должны находиться на территории комплекса в сопровождении родителей или в составе экскурсионной группы. Для посещения необходимо приобрести входной билет или иметь пропуск установленного образца.

Правила поведения, обязательные для посетителей Музейно-экскурсионного комплекса Шульган-Таша, можно изучить на сайте заповедника.

Стоимость билетов

Приобрести билеты и заказать разнообразные экскурсии (включая конные и водные прогулки) можно на контрольно-пропускном пункте (КПП) или на причале на реке Белой. Вход в пещеру — 220 р. с человека. Пенсионерам, инвалидам и детям до 15 лет скидка 50%, дети до 5 лет проходят бесплатно.

Въезд на территорию музейно-экскурсионного комплекса на автомобилях, размещение на стоянках детских и научных экспедиций строго нормируются и осуществляются после инструктажа, оплаты и оформления входных билетов или пропусков. На территорию заповедника можно въехать на машине, стоимость проезда — 150 рублей.

Местные особенности

Экскурсии в заповедник «Шульган-Таш» организуют многие турфирмы, но можно поехать и самостоятельно, из Уфы или Белорецка. Автобусы связывают оба города с поселком Старосубхангулово — это ближайший к заповеднику населенный пункт. От Старосубхангулово до входа в Шульган-Таш еще 20 км, которые можно проехать на такси или поймать попутку.

Стоянки для туристов расположены у входа в заповедник, в так называемой рекреационной зоне. Здесь можно жечь костры и рубить дрова. Неподалеку находится пещера Сказка. По романтической версии, название происходит из-за причудливых сводов, напоминающих сказочные замки. Другая версия забавнее: якобы однажды в пещеру отправилась группа не по-походному нарядных девиц, быстро уставших и перепачкавшихся, на жалобы которых был лишь один жестокий ответ: «А вы куда шли — в сказку?»

По территории заповедника течет река Белая (Агидель), известная среди любителей сплавов. На особо охраняемых угодьях рыбачить, конечно, нельзя, но за пределами комплекса, нахлыстом и хорошо приноровившись, можно поймать хариуса.

Rambler's Top100