Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Село Колывань, что в 33 километрах к северо-востоку от Змеиногорска — место непростое. Именно с Колывани начинается история Рудного Алтая. С 1727 года по начало XIX века в селе работал первый на Алтае меде- и сереброплавильный завод. До середины XVIII века (пока на Рудном Алтае заправляли Демидовы) здесь же находилась канцелярия горного округа — он назывался тогда Колывано-Воскресенским. Потом рудники иссякли, но уже в 1786 году в Колывани заработала шлифовальная мельница. Через 16 лет в цехах бывшего завода разместили шлифовальную фабрику — и вот уже два с лишним века село остается столицей сибирского камнерезного искусства.

Изделия колыванских мастеров-камнерезов выставлены в музеях по всему миру — в одном только Эрмитаже их девяносто штук. Да и само село напоминает музейный экспонат: этакий ремесленный городок при фабрике, почти в точности как на собственных дореволюционных фотографиях (разве что заводской церкви больше нет). Одноэтажный, по большей части деревянный и, не в пример некоторым другим алтайским сёлам, чистый. Добавим, что стоит Колывань в красивейшем месте, на границе степи и гор. Неподалеку — очень теплые в летнюю пору озера Белое и Моховое, в 40 км — популярное у отдыхающих озеро Колыванское с причудливыми гранитными останцами, а также самая высокая гора Колыванского хребта Синюха. На склоне Синюхи — останки брошенного шахтерского поселка Колыванстрой и вход в вольфрамовый рудник. Оттуда, прямо из-под земли, даже в середине июля веет пронизывающе-холодный ветерок.

Местные особенности

Добраться до Колывани — задача нетривиальная. Раз в день сюда приезжает автобус из Барнаула, раз в день — из Рубцовска, но у туриста, приехавшего на автобусе, времени хватит только на посещение камнерезного завода или музея. Нужно еще успеть на обратный рейс: ночевать в Колывани негде.

Тем, кто путешествует на собственном авто немного проще: к селу ведет сравнительно неплохая дорога (собственно, в селе она и заканчивается). С трассы А-349 (Барнаул — Рубцов — Казахстан) нужно свернуть к Поспелихе, проехать еще около ста километров — через Николаевку, Курью, Усть-Таловку. Разумеется, лучше в этот путь лучше отправляться с палаткой в багажнике.

История

В Сибири вообще-то целых три Колывани: кроме села в Курьинском районе есть Колывань под Новосибирском; а еще Колыванью когда-то называли Бердск. Эти населенные пункты часто путают даже в солидных источниках вроде «Сибирской советской энциклопедии». Так, например, курьинскую Колывань называют «городом, образованным из Бердского острога» (на самом деле, это нынешний Бердск) и «уездным городом Колыванского наместничества» (это новосибирская Колывань).

От поселка Колыванстрой теперь осталось только название, а когда-то здесь жило больше народу, чем в Колывани. Поселок возник в 1936-м г. при месторождении вольфрама и существовал по 1960-й г. Рабочие, добывавшие вольфрам-молибденовую руду, редко доживали даже до сорока лет: тяжелые условия, в каких приходилось трудиться, и силикоз, которым здесь болели все, помогли заполнить целых два кладбища рядом с поселком. Как ни странно, в Колыванстрой ехали добровольно — и не только из близлежащих деревень, но и из больших городов. Конечно, не бескорыстно. Платили здесь хорошо, а местные магазины, по воспоминаниям жителей, отличались несоветским изобилием даже во время войны.

Население поселка в пору его расцвета составляло 8 тысяч (по другим сведениям — до 15 тысяч) жителей. Здесь были школы, 4 техникума, Дом культуры. Умер Колыванстрой внезапно, по причинам политико-экономическим: соседний Китай начал поставлять своему единственному союзнику невероятно дешевый вольфрам, и шахты Колыванстроя из незаменимого источника стратегического сырья превратились в убыточное, никому не нужное производство. Люди стали уезжать, увозя с собой всё, что представляло хоть какую-то ценность; даже дома разобрали на доски. Сохранилось несколько фундаментов да скелеты немногочисленных каменных зданий. И устье одной из штолен, похожее на вход в Дантов ад — таким холодом веет оттуда в любое время года.

Rambler's Top100