Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

Эрмитаж — великий музей, символ, «русский ковчег»; это общеизвестно. О том, чем был и остается Эрмитаж для живого человека, красноречивее громких титулов говорит почти курьезное воспоминание одного из петербургских художников: в глухие ленинградские годы бездомья он приходил в Эрмитаж на целый день и спал на бархатных диванчиках в старых залах, и от этого становилось очень хорошо. Почти анекдот, но в нем заключена истина: Эрмитаж — место сконцентрированной гармонии. В некотором смысле, место силы, хотя бы для чутких к искусству людей.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Сегодня в Эрмитаже уютно подремать вряд ли удастся. Тихое время и тихие уголки найти еще можно, да вот прилечь почти негде. Но атмосфера большого острова искусств вне времени и границ та же. Эрмитажное пространство организовано как история мира: от древностей внизу — через царские залы — к новому искусству наверху, не пропуская ни одного этапа. Музей действует лучше любого школьного курса «основ» — здесь представлены едва ли не все сюжеты, персонажи и детали человеческой и божественной истории.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Египетские песиголовцы и скифские драгоценности, полный набор греческих и римских богов, танагрские статуэтки и месопотамская клинопись, гобелены и монеты, иконы и рыцарские доспехи, галерея драгоценностей и «Галерея античной живописи», Восковая Персона и Царица Ваз, все возможные святые, все генералы 1812 года, все русские цари, все знаменитые итальянцы, голландцы, фламандцы, испанцы, французы — бесконечный список. Психея разглядывает лицо Амура, дельфин несет мертвого мальчика, Мадонна (Симоне Мартини, Леонардо, Рафаэля — еще один бесконечный список) блаженно смотрит на Младенца, блудный сын припадает к отцу, Даная открывается Зевсу, сурок Ватто отправляется в путь вместе с хозяином, курильщик Сезанна о чем-то мечтает, красные человечки Матисса кружатся, любительница абсента отрешенно глядит на рюмку… Это верхний слой, самый яркий, а под ним открываются еще и еще, так что каждый найдет что-то неожиданное и близкое по вкусу.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Самый неотразимый эрмитажный экспонат — часы «Павлин». (Сомневаться в этом могут только снобы, ну и те, кто не видел, как это выглядит, когда Павлина заводят.) Если же выбирать самый знаковый, самый «эрмитажный», это будут лоджии Рафаэля, «неточная копия в натуральную величину» Ватиканской галереи, сделанная по заказу Екатерины. На потолке — ключевые библейские сцены от Адама до Тайной вечери, на стенах — причудливые «гротески», среди которых, как считается, можно найти Всё: всех зверей, все растения, все диковины земли. В дополнение — вид на Зимнюю канавку и старинное здание Эрмитажного театра, отражающееся в зеркальных простенках. Это и есть Эрмитаж: всемирные образцы прекрасного в раме из собственной уникальной красоты.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Собственная красота Эрмитажа напоминает о том, что это музей воистину имперский. Все помнят (по крайней мере, мы на это надеемся) про собрание Рембрандта, но подчас забывают о Сибирской коллекции Петра I, с которой и началось российское музейное дело. «Региональных вкладов» в Эрмитаже множество, и они образуют удивительные сочетания: пьедесталы для античных статуй сделаны из тивдийского мрамора, пятиметровые атланты Нового Эрмитажа — из отполированного вручную сердобольского (сортавальского) гранита, зал Рубенса украшают вазы из башкирской аушкульской яшмы, Большая Колыванская ваза — шедевр камнерезов Горного Алтая, невольно перетянувший на себя титул Regina Vasorum, который законно принадлежит вазе из античной коллекции на пару тысяч лет постарше. В Малахитовом зале вспоминается финал «Малахитовой шкатулки», открывающий какой-то чудесный подземный ход на Урал, «в Гору», точнее — под Нижний Тагил. А французские модернисты переехали из Москвы; правда, уже в новые времена и насильно. Тоже по-имперски.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

В какой-то степени Эрмитаж — последний живой осколок Российской империи. Музей, появившийся в уединенном салоне царицы, разросся и поглотил дворец, его хозяева присоединились к экспонатам, Большой тронный зал стал остановкой на пути от греков к «Черному квадрату». От прочих музеев Эрмитаж отличается даже не масштабом, а способом существования: несмотря на широчайшие связи, он живет сам по себе. Город, в центре которого он находится, невозможно представить без Эрмитажа, а Эрмитаж без города вполне представим. Да, он глубоко укоренен в исторический пейзаж, виды из его окон не уступают картинам. Но если сбудется старый кошмар и Петербург все-таки провалится в болото во время очередного апокалиптического праздника «Алые паруса» на Дворцовой площади, а на поверхности останутся только эти дворцовые здания, доверху наполненные доказательствами осмысленного существования человека, — наша история не закончится.

Местные особенности

В состав музея «Государственный Эрмитаж», помимо корпусов на Дворцовой площади и Дворцовой набережной, входят усадьба Меншикова на Васильевском острове, музей Императорского фарфорового завода и Реставрационно-хранительский центр «Старая деревня». Главный музейный комплекс — это пять зданий: Зимний дворец, далее по Дворцовой набережной — павильон Малого Эрмитажа, Большой (Старый) Эрмитаж, Эрмитажный театр, соединенный со Старым Эрмитажем галереей-аркой над Зимней Канавкой, и Новый Эрмитаж — его фасад с атлантами выходит на Миллионную улицу. К комплексу Эрмитажа относится и часть здания Главного штаба на противоположной стороне Дворцовой площади. Пять корпусов составляют сложное соединенное пространство, и если вы не ходите в Эрмитаж регулярно, не знаете его залов наизусть и не являетесь гением ориентирования, то определить, в каком вы здании, изнутри будет нелегко. Логика не поможет: кажется, что парадные дворцовые залы должны относиться к Зимнему дворцу, однако, например, суперпарадный Павильонный зал находится в Малом Эрмитаже, и т.д. Но и необходимости определять нет — указателей и информационных терминалов хватает, как и смотрителей. Точнее, смотрительниц. Они все объяснят и направят к цели.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Вход в Эрмитаж — со стороны Дворцовой площади, через внутренний двор Зимнего дворца. Шесть касс и терминал по продаже билетов без льгот расположены в вестибюле дворца. При покупке нужно предъявить паспорт и документ, удостоверяющий право на льготы. Можно войти и через корпус Главного штаба, купив билет для посещения всего музея.

Билеты на экскурсию можно купить в день посещения в кассах. Если вы без экскурсии, но вам не хватает информации, можно взять аудиогид (под залог, в Иорданской галерее) или использовать информационные терминалы. А можно просто подождать минут пять, и скорее всего, какая-нибудь экскурсия появится в поле зрения и слуха. Летом и в выходные дни сложнее их не встретить.

Очень популярный вопрос: когда заводят часы «Павлин»? Ясного ответа на него нет. По расписанию их заводили раз в неделю, по средам, однако в последнее время это происходит редко и нерегулярно. По объективным причинам: старинный механизм крайне хрупок.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

На вопрос, как рациональнее организовать маршрут по залам, тоже ответить сложно. Увидеть не то что «всё», но хотя бы «все главное» за один день можно только на бегу, как Лувр в фильме Годара. Поэтому, если у вас нет конкретного предпочтения вроде «посмотреть Рембрандта», просто погуляйте по залам без особого напряжения, глядя и на экспонаты, и на интерьеры, и в окна. Помимо общеизвестного, великого и хрестоматийного, всегда можно найти что-то неожиданное лично для себя. Здесь есть самые бытовые и самые диковинные сюжеты: и натюрморты необычайной красоты и аппетитности, и простецкие сцены голландской жизни, и жесткий комикс «Наказание охотника» — звери, объекты охоты, разнообразными способами карают своего убийцу и его собак. По образцам древних одежд и утвари можно судить не только об искусстве мастеров, но и «потребителях» — какого они, например, были размера, какие у них привычки. Эрмитажные статуи — отдельный огромный и густонаселенный мир. А мумия алтайского вождя, неформально известная под именем Андрюши, демонстрирует первобытное искусство татуировки — изображения на ней оживают при движении, что, согласно городской легенде, доказали на себе самоотверженные сотрудники.

Тем не менее посмотреть Рембрандта, «малых голландцев» или Мадонну Симоне Мартини (а вместе с ней и все итальянские залы) — практически беспроигрышный вариант.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Восточное крыло здания Главного штаба, переданное Эрмитажу в 1993 году, полностью открылось в 2014-м после длившейся несколько лет реставрации. Теперь в нем экспонируется французское искусство XIX-XX веков и русский авангард, проходят временные выставки. «Черный квадрат» и шедевры Кандинского висят здесь. Преображенный Главный штаб стоит увидеть и сам по себе, независимо от экспонатов. Фасады Карла Росси остались в привычном неизменном виде, но внутри сразу, уже при виде громадной лестницы и титанических дверей, возникает слегка головокружительное впечатление необъяснимо раздвинувшегося пространста. Оно появилось, потому что архитекторы соединили прилегающие к зданию пять дворов Главного штаба, которые образовали огромную анфиладу новых залов. Это пространство трасформируется, оно расчитано на 25 тысяч посетителей.

Эрмитаж доступен для людей с ограниченными возможностями. На сайте музея есть специальный раздел, где подробно расписано расположения специально оборудованных входов и лифтов, наиболее удобные маршруты. Инвалид-колясочник с сопровождающим его человеком имеет право на два бесплатных билета. Разумнее всего перед визитом позвонить администратору по телефону: (812) 710-90-79 — вам помогут все организовать.

Для любительской видео- и фотосъемки нужно покупать специальный билет. Съемка со вспышкой запрещена. Фотографы говорят, что качество съемки в Эрмитаже очень зависит от погоды, то есть от естественного освещения, а солнца в Петербурге немного.

С октября 2012 года по средам Эрмитаж ввел продленные дни. Теперь по средам и пятницам музей работает не до 18.00, как обычно, а до 21.00. Надо учесть, что кафе и магазины закрываются раньше. Подкрепить силы даже чашкой кофе не удастся, если не поторопиться. Кафе и интернет-кафе находятся на первом этаже.

Там же, на первом этаже, работают прекрасные сувенирные лавки, где можно купить и дежурные художественные магнитики за сто рублей, и что-то серьезное за немалые тысячи. Надо отметить, что вся продукция весьма достойная: все сувениры связаны с Эрмитажем, достаточно милы и оригинальны. На сайте музея есть и интернет-магазин.

Еще одна популярная тема — эрмитажные коты. Котов можно увидеть во внутреннем дворе, если им, котам, заблагорассудится. В апреле проводится специальный День эрмитажного кота — празднество на любителя (любителя котиков), но веселое. В этот день посетителей водят на экскурсию в большой подвал, где коты живут с комфортом, при деле, обеспеченные едой и документами. Точной даты у праздника нет.

История

По иронии судьбы, едва ли самым популярным эпизодом из истории Эрмитажа стал высокохудожественный фейк — штурм Зимнего дворца, якобы произведенный революционными солдатами и матросами. На самом деле штурм был весьма условным: сначала в Зимний обходными путями проникло нечто вроде спецгруппы — через Эрмитажный театр, через подъезд со стороны Зимней канавки и даже через окна Нового Эрмитажа, выходящие на Миллионную улицу. Затем, по договоренности, во дворец впустили основную массу красногвардейцев, собравшихся на Дворцовой, и в 2 часа 10 минут ночи власть в России сменилась. Об этом роковом событии напоминают остановленные часы в кабинете царя и табличка на Октябрьской лестнице Нового Эрмитажа, бывшей Парадной — когда-то она вела к покоям наследника.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Стоит добавить, что в Эрмитаже имеется и Советская лестница (работы А.И. Штакеншнейдера, в здании Большого Эрмитажа), но она получила свое название за полвека до прихода одноименной власти — в честь Государственного совета, заседавшего на первом этаже.

Для музейной истории важно, что не было не только полноценного штурма, но и последующего разграбления и серьезного вандализма. Музейные залы были заперты, а смотрители специально обговорили вопрос безопасности со штурмующими. В результате от души разрушили только музеефицированный Временным правительством кабинет последнего царя. По разным источникам, солдаты и матросы немного пограбили понятные бытовые ценности, но не трогали исторических экспонатов. Драгоценные вазы в качестве сосудов ритуального осквернения — это фантазии. Можно считать, что от самого события революции императорский музей не пострадал. При «народной» власти он стал еще более императорским — Зимний дворец превратился в главный музейный корпус.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Первым же музейным зданием был не Старый (он же Большой) Эрмитаж, как можно подумать, а Малый. Его строили как собственно «ермитаж» — павильон для приятного времяпрепровождения в относительном, по царским меркам, уединении, в окружении произведений искусства. До постройки павильона Екатерина называла Эрмитажем свой салон для узкого круга в покоях Зимнего дворца. В этом узком кругу даже обедали без слуг, для чего были оборудованы специальные поднимающиеся на второй этаж столы (на первом их сервировали, естественно, слуги). Здание строили в несколько этапов, проект по ходу дела менялся, так что у Малого Эрмитажа нет одного определенного архитектора: начинал Фельтен, продолжал Валлен-Деламот, в следующем столетии перестраивали Стасов и Штакеншнейдер. Сначала возвели висячий сад, потом построили южный павильон, выходивший на Миллионную улицу, потом северный «оранжерейный дом», обращенный к Неве, соединили все корпуса галереями. Поскольку экспонатов становилось все больше, здание надстраивали и переделывали, а в 1770 году по проекту Фельтена начали строительство Большого Эрмитажа. «Старым» его назвали после сооружения Нового Эрмитажа, предназначенного специально для музейного собрания. В состав Нового Эрмитажа был включен и корпус «лоджий Рафаэля», вытянутый вдоль Зимней канавки — его построил в 1787–1792 годах Кваренги, устроив на втором этаже не вполне точную копию Ватиканских лоджий. Почти одновременно вдоль другого берега Зимней канавки, на месте третьего Зимнего дворца Петра Великого, тот же Кваренги возвел палладианский Эрмитажный театр с коринфской колоннадой.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Новый Эрмитаж строили в 1842–1852 годах, после катастрофического пожара Зимнего дворца и капитального обновления дворцового комплекса. Это был амбициозный проект немецкого архитектора Лео фон Кленце, создателя Старой Пинакотеки в Мюнхене. По окончании строительства в трех корпусах — Малом, Большом и Новом Эрмитажах — и открылся Императорский публичный музей. До этого вход в музей был ограничен — пускали только по особым пропускам и в парадном платье. (Пушкину, например, потребовалась рекомендация Жуковского, воспитателя наследника.) Портик Нового Эрмитажа с гранитными атлантами работы скульптора А.И. Теребенева, выходящий на Миллионную улицу, стал одним из главных эрмитажных архитектурных символов.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Историю эрмитажного собрания принято отсчитывать с 1764 года, когда Екатерина II приобрела у немецкого купца Гоцковского, собиравшего картины для Фридриха Великого, 225 полотен голландских, фламандских и итальянских художников. Фридрих, разоренный очередной войной, не смог их выкупить. Дальше произведения искусства искали и покупали целенаправленно — и по одному, и целыми собраниями, и на аукционах, и у коллекционеров или их наследников. При Екатерине в музей прибыли «Возвращение Блудного сына» Рембрандта, две Данаи — Рембрандта и Тициана, «Юдифь» Джорджоне, «Вакх» Рубенса, «Святое семейство» Рафаэля, полотна Пуссена, Ван Дейка, Тьеполо, Веронезе, Ватто. К концу царствования в Эрмитаже было около четырех тысяч картин. Императрица любила резные камни, но в ее коллекции почти не было скульптур — статуи использовали скорее как элементы дизайна во дворцах и усадьбах.

При Александре I, после войны с Наполеоном, музей пополнился трофейными экспонатами из коллекции императрицы Жозефины. В их числе — знаменитая камея Гонзаго и четыре статуи Кановы. В 1826 году появилась Галерея 1812 года. В Эрмитаже хранились и произведения отечественных художников, позже ставшие основой собрания Русского музея.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Во второй половине XIX века для Эрмитажа купили великолепную античную коллекцию разорившегося итальянского маркиза Кампана, археолога-любителя (коллекционирование его и разорило): бронзы, скульптуры, керамика, в том числе статуя Юпитера и Царица Ваз. Появилось собрание средневекового прикладного искусства (лиможская эмаль, венецианское стекло, итальянская майолика) и собрание оружия из царскосельского Арсенала. В начале XX века в музей поступила большая коллекция голландской живописи, собранная видным ученым и госдеятелем П.П. Семеновым-Тянь-Шанским. Выставили ее уже после революции.

В новую эпоху бывший императорский Эрмитаж пополняли национализированные произведения из частных коллекций и других музеев. В итоге коллекция стала хронологически полной: были охвачены и XIX, и XX век европейской живописи.

Печально знаменитая страница истории — продажа картин «в обмен на продовольствие» в 1930-х. Перечень утраченного впечатляет: «Венера с зеркалом» Тициана, «Святой Георгий» Рафаэля, «Поклонение волхвов» Боттичелли, десять полотен Рембрандта, три полотна Ван Эйка, которого в музее больше нет, и множество других. Собирались продать и «Блудного сына», и Мадонну Бенуа, и скифское золото, но не успели или не нашли покупателя.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

С Эрмитажем связана зловещая легенда: 19 июня 1941 года советская археологическая экспедиция вскрыла мавзолей Гур-Эмир в Самарканде — усыпальницу Тимура. По преданию, популяризированному новейшим русским фэнтези, это неизбежно вело к войне. Всю неделю вплоть до 21 июня газеты ежедневно писали о находках и об экспонатах зала тимуридов в Эрмитаже, где уже хранились двери мавзолея и надпись над главным входом в него. Как считают суеверные люди, поминание имени Тимура материализовало дух войны (которая, правда, уже вовсю шла в Европе).

Буквально на второй день Великой Отечественной самые ценные эрмитажные картины были перенесены в подвальное бомбоубежище. Экспонаты готовили к вывозу в Свердловск, но огромное собрание нужно было упаковать и отправить на восток за шесть дней — невыполнимая задача. Люди работали буквально сутками и успели отправить два эшелона из трех, 1 118 000 экспонатов. Оставшиеся произведения искусства были размещены на первом этаже, под сводами, и в подвалах, которые превратили в бомбоубежища и хранилища. В 3-м бомбоубежище под итальянскими залами всю блокаду жили музейные сотрудники. Они дежурили на крышах во время артобстрелов, окучивали огороды, разбитые в Висячем саду и во дворе, при этом до конца продолжали научную работу и спасали страдавшие от блокадной зимы экспонаты. Остались рисунки и фотографии — фантастические виды залов с пустыми рамами, темных галерей и переходов.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Самый громкий эпизод послевоенной истории Эрмитажа типичен для великих музеев. В 1985 году странный человек Бронюс Майгис совершил нападение на «Данаю» Рембрандта и практически уничтожил полотно серной кислотой. Обычной в таком случае славы Герострата Майгис не получил, его имя мало кто вспомнит. Причин тому несколько — и несклонность советских масс-медиа к психопатологическим криминальным темам, и возможный политический подтекст истории (якобы литовец Майгис выступал за отделение республики, но эта версия крайне сомнительна), и трепетное отношение к классическому искусству, переключившее все внимание с уничтожителя на жертву. Помимо обливания кислотой, Майгис дважды ударил Данаю ножом, вспоров полотно, а еще принес на себе самодельную бомбу, которую не успел или не захотел привести в действие. Примечательно, что остановлен и задержан он был даже не охраной, а другим посетителем, белорусским милиционером. Кислота не просто сожгла фигуру Данаи, но начала реакцию, которую удалось полностью остановить только через полгода. Реставрация продлилась двенадцать лет; точнее, это было воссоздание картины — вариант оставить искалеченное полотно как есть, но подлинным, был отвергнут. Так что сегодня мы видим не столько рембрандтовскую картину, сколько своеобразный памятник ей. Что касается Майгиса, то он был признан душевнобольным, помещен в больницу, потом в пансионат, сегодня живет тихо и никак свой поступок не комментирует.

Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Автор: Нина Волкова

Rambler's Top100