Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Обзор

«Я не видел в нем героя, славу русского войска, я в нем любил человека с ясным умом, с простой, прекрасной душой, снисходительного, попечительного друга, всегда милого ласкового хозяина», — так писал Александр Пушкин о Николае Раевском.

26 августа (7 сентября) 1812 года на этого милого человека и его 7-й пехотный корпус была возложена оборона Курганной высоты в самом центре русских позиций на Бородинском поле. «Видя по положению места, что неприятель поведет атаку на фланг наш и что сия моя батарея будет ключом всей позиции, укрепил я оный Курган», — позже напишет в своем рапорте генерал-лейтенант Н.Н.Раевский.

Батарея была создана за одну ночь. На Курганной высоте установили 18 артиллерийских орудий. Вокруг насыпали бруствер высотой до двух с половиной метров, прорыли ров почти двух метров глубиной, а впереди на расстоянии ста саженей вырыли ловушки, так называемые «волчьи ямы».

В центре и на левом фланге развернулись важнейшие события Бородинского сражения. На Курганную высоту Наполеон направил один из главных ударов своей армии. Батарея несколько раз переходила из рук в руки, здесь погиб генерал Кутайсов и был ранен генерал Ермолов. На поле перед батареей полегла почти половина участвовавших в сражении французских войск. Но и Раевский, когда к концу дня подсчитал потери своего 7-го корпуса, сокрушался, что «убитыми и ранеными приведен был в совершенное ничтожество».

Редут Раевского французы все-таки взяли. Как и остальные позиции русской армии: «поле битвы осталось за неприятелем». Единой версии событий не существует — документальные свидетельства очевидцев, военные рапорты обеих сторон и, соответственно, исследователи вопроса расходятся даже в том, что касается «расписания» Бородинского сражения.

Но вот выдержка из личного письма Н.Н.Раевского дяде, А.Н.Самойлову, от 7 сентября 1812 года:
«…26-го было Генеральное Сражение, нами никто не командовал, оное было столь жестокое, какого примера не было, левый фланг наш несколько сажен уступил, но мы все остались в линии и в устройстве, уговорили все Кутузова на рассвете атаковать, и неприятель, который потерял 28 генералов и равное нам число солдат, наверно был бы разбит, ибо он уже дрался одними пушками под вечер, для коих у него снарядов не стало, но и у нас их не было. Еще в 4 часа, несмотря на то, что мы стояли твердо, и колонны неприятельские не показывались, кроме стрелков. — В полночь получили повеление на рассвете отступить; с шагом назад пропал дух войск. Мой корпус, бывший в первой линии, до тех пор держали, пока его истребили…»

Мнение Раевского о Кутузове приводить не будем — Николай Николаевич был человеком милым, но весьма вспыльчивым. А Наполеон, говорят, так отозвался о Раевском: «Этот русский генерал сделан из материала, из которого делают маршалов».

История

В 1834 году Академия художеств объявила конкурс на лучший проект памятника героям войны 1812 года. В конкурсе победил проект архитектора Антонио Адамини, известного петербургского архитектора.

В 1835 году Николай I распорядился установить 16 типовых чугунных монументов в местах важнейших сражений Отечественной войны 1812 года. Памятники были разбиты на три класса. Памятник 1-го класса должен был быть установлен на Бородинском поле. Место установки не вызывало сомнений: Курганная высота, которую с беспримерным мужеством оборонял генерал Раевский.

Памятники второго класса планировали установить в Тарутине, Малоярославце, Красном, Студенке, Клястицах, Смоленске, Полоцке, Чашниках, Кулаково и Ковно, памятники третьего класса — в Салтыковке, Витебске, Кобрине, Вязьме. Место установки 16-го памятника в документах отсутствует.

Из задуманных 16 памятников было установлено только семь.

Главный монумент, «памятник 1-го класса», был заложен в августе 1837 года, в 25-ю годовщину Бородинского сражения, будущим императором Александром II. Торжественное открытие памятника состоялось два года спустя, 26 августа 1839 года, в 25-ю годовщину вступления русской армии в Париж. На открытии присутствовал император Николай I, члены царской семьи, свита, иностранные гости и большая группа участников Бородинского сражения.

Чугунную восьмигранную столпообразную часовню высотой 27,7 метров венчали позолоченная глава и православный крест. Западную грань (обращенную к неприятелю) украшала икона Спаса Нерукотворного — покровителя русского воинства. Тексты на памятнике являлись краткой летописью всей Бородинской битвы.

Под образом Спасителя: «Въ Немъ спасение». «Бородинское сражение 26 августа 1812 года».

На гранях правой стороны:
На 1-й: «Благодарное отечество положившим живот на поле чести. Русских Генералов Убито 3 Ранено 12, русских Воинов убито 15000 ранено 30000
На 2-й: «Отступили с честью, чтобы вернее победить. Вторгнулось в Россию 554000 человек, Возвратилось 79000 человек».
На 3-й: «Властолюбие неограниченное изумило Европу и успокоилось посреди пустынь океана. Москва занята неприятелем 2 сентября 1812 года. Александр 1-й вступил в Париж 19 марта 1814 года».
На грани, противоположной образу: «Франция, Италия, Неаполь, Австрия, Бавария, Виртембергия, Саксония, Вестфалия, Пруссия, Голландия, Испания, Португалия, Польша, Швейцария и Германский союз всех языков. Вывели в строй: пехоты — 145000 человек, конницы — 40000 человек, орудий — 1000».

На гранях левой стороны памятника:
На 1-й: «Кутузов, Барклай де Толли, Багратион. Русских было в строю: пехоты — 85000 человек, конницы — 18000 человек, казаков — 7000 человек, ополчения — 10000 человек, орудий 640».
На 2-й: «Умерли за Отечество полководцы: Багратион, Тучков 1-й, Тучков 4-й, граф Кутайсов. Всем прочим слава!»
На 3-й: «Европа оплакала падение храбрых сынов своих на полях Бородинских. Неприятеля генералов убито 9, ранено 30. Воинов убито до 20000, ранено 40000».

Одновременно рядом с памятником был перезахоронен знаменитый герой Бородинского сражения — генерал Петр Иванович Багратион, смертельно раненый в Бородинском сражении и скончавшийся в селе Симы Владимирской губернии. Перезахоронение было произведено по ходатайству другого героя 1812 года — Дениса Давыдова, поэта и воина, служившего около шести лет адъютантом Багратиона.

Всего было установлено 7 памятников в разных городах России, но до нашего времени сохранился только один: «памятник 2-го класса» в Смоленске.

Да, главный монумент русским воинам на батарее Раевского — не подлинный. В 1932 году памятник был разрушен как «не имеющий ни исторической, ни художественной ценности». Чугун, из которого он был сделан, пошел на переплавку. Был изувечен склеп и разграблена могила П.И.Багратиона.

Новый памятник Багратиону на батарее Раевского установили только в 1962 году. И это немного странно и запоздало, если вспомнить, как называлась одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества, Белорусская наступательная 1944 года. За время проведения «Операции Багратион» были освобождены от немецко-фашистских захватчиков Белоруссия, часть Прибалтики и восточные районы Польши. Так что Сталин прекрасно помнил о своем соотечественнике, князе и полководце, но оскверненную могилу героя почему-то восстанавливать не стал.

Мы спросили сотрудников музея-заповедника, какова судьба останков Петра Ивановича Багратиона. Нам ответили, что останки были помещены в капсулу, которая хранилась в Бородинском музее, а в 1987 году капсула была возвращена в восстановленную могилу рядом с восстановленным монументом на батарее Раевского.

Итак, главный монумент был восстановлен в 1987 году по оригинальным чертежам Адамини. Однако на цветном снимке С.М.Прокудина-Горского 1911 года памятник выглядит иначе, словно сделан из гранита, а не из чугуна. В администрации музея-заповедника это различие объяснили свойствами сплава, из которого был изготовлен оригинальный памятник.

Есть различия и в количестве позолоты — на снимке 1911 года золотом покрыт только крест памятника-часовни. Возможно, это связано с тем, что Прокудин-Горский сделал свой снимок за год до столетнего юбилея Бородинского сражения (а в России, как известно, всю красоту наводят в последний момент). Сотрудники музея-заповедника подтвердили, что позолота отдельных деталей была задумана изначально, но денег на ее поддержание часто не хватало.

Получается, что восстановленный в 1987 году главный монумент на батарее Раевского больше соответствует замыслу архитектора Адамини, чем подлинник на снимке 1911 года...

Rambler's Top100