Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Синьору Юрию Гагарину!

Начальник почты космонавтов Борис Есин рассказал, как жители Земли поздравляют покорителей космоса.

Славному Юрию, который разговаривал со звездами.
По не зависящим от меня причинам хронологии я не мог в свое время поздравить Христофора Колумба. Но сейчас ничего не может помешать мне приветствовать первооткрывателя пространства и послать братский ему привет.
Марио Фердман
Буэнос-Айрес, республика Аргентина
12 апреля 1961 г.

- Отставить! Я не космонавт, никогда не летал. И уже не полечу.

Это первое, что обычно говорит Борис Михайлович Есин журналистам, если те по незнанию приписывают ему богатое космическое прошлое. Но мы-то знали, к кому приехали. Борис Михайлович — начальник почты летчиков-космонавтов. Хранитель самых трогательных в истории писем к великим покорителям космоса.

Дорогой Юрий Гагарин!
Мы выражаем свой энтузиазм и огромное восхищение тобой и твоим народом!
Разреши поцеловать тебя.
Семь французских сестер:
Жанна, Катерина, Доминик, Поль, Брижит, Гразилла, Бернадетт
12 апреля 1961 г.
Париж

- Борис Михайлович, как получилось, что главный почтальон космонавтов не имеет космического прошлого?

- До начала моей службы в Звездном городке я был связан с авиацией, а космосом интересовался так, по-дилетантски. Мне было десять лет, когда я начал ходить в библиотеку, читал там не только Мурзилку, но и научно-популярную литературу. Так что, когда в 1957 году запустили первый спутник, я уже знал, что такое космонавтика. И рассказывал своим односельчанам (мы тогда жили в 4-х километрах от Иркутска), что такое спутник и как он летает. В нашей сельской библиотеке я узнал, что такое «первая космическая скорость». Но окончательно я погрузился в космонавтику уже здесь, в Звездном.

- Вы помните тот день, 12 апреля 1961 года?

- 12 апреля 1961 года над всем Советским Союзом, от Калининграда до Чукотки, было безоблачное небо. Природа, видно, так сотворила. Мне тогда было 14 лет. Помню, как закончил в школе первую смену, пришел домой. У нас с Москвой пять часов разницы во времени. Я пообедал, вышел на крыльцо — погода замечательная. Смотрю — идет наш шофер, Сашка Черепанов. И орет на весь поселок: «Гагарин полетел, майор Гагарин, наш космонавт!». Это нужно было видеть. Я вернулся в дом, включил радио, а там Левитан про полет рассказывает. Я целый час просидел, слушал, пока Гагарин не приземлился.

Дорогой Юрий.
Я был горд, когда корабль был запущен в космос. Теперь я доволен, так как, может быть, я тоже полечу в космос. Я надеюсь, что ты не очень устал. Я целую тебя изо всех сил.
8 лет
12 апреля 1961 г.

- Вам разве не захотелось после этого самому стать космонавтом?

- Да мы же толком не понимали, что такое «космонавт». Читали научно-фантастические романы, но, по сути, не представляли, что значить быть космонавтом. Рисовали карандашами космические корабли, но это была чистая фантазия. Не собирался я космонавтом становиться, да и летчиком тоже.

Чтобы понять, что означало «стать космонавтом» в то время, можно вспомнить историю экипажа Добровольского, Волкова и Пацаева. Когда слетал Гагарин, Добровольский подумал: «А почему это и я не могу? Возраст примерно одинаковый. Я тоже военный летчик, а почему бы мне не попробовать?». И написал рапорт командиру своего 43-го Севастопольского Краснознаменного авиаполка, в котором я тоже позже служил. Добровольский написал: «Прошу меня зачислить в школу космонавтов». Он не знал даже, что нет такой школы — есть отряд космонавтов, Центр их подготовки. И далее: «Готов отдать этому делу все свои силы, а если потребуется, и жизнь».

Добровольский прошел комиссию, и 10 января 1963 года прибыл служить в Центр подготовки космонавтов. И обещание выполнил — отдал свою жизнь.

30 июня 1971 при возвращении с орбиты на космическом корабле «Союз-11» весь экипаж погиб — Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. В родном полку полету Добровольского так радовались, так ждали его возвращения — он ведь был летчик от Бога, все уверены были, что он вернется... Приказом министра обороны Георгий Тимофеевич Добровольский был навечно зачислен в списки нашего 43-го авиаполка.

Синьору Юрию Гагарину!
Исполнилась мечта Платона: в нашем мозгу находится микрокосмос и мысль о том, что свет разума достигает бесконечного, рождая таким образом науку. Человеческое существо имеет разум, однако, нужно, чтобы у него была возможность для его развития. «Победа — это сила, которая побеждает в борьбе». Платон.
Мы очень взволнованы, и наши сердца бьются с гордостью в связи с этой блестящей победой. Привет тебе, товарищ, наши души трепещут от радости. Горячо приветствуем тебя.
Алессандро Ливбетик (парикмахер), Эстебан Люч (портной), Хорхе Хуан Линас (инженер-агроном с дипломом преподавателя).
12 апреля 1961 г.
Провинция Санта-Крус, республика Аргентина

- В космонавтику Вы не пошли, но Ваша жизнь все равно оказалась с ней связана. Каким путем привела Вас судьба в Звездный городок?

- Извилистый был путь. Родился я в городе Зима Иркутской области. Закончил Иркутское военное авиационно-техническое училище по специальности «техник военно-транспортного самолета». Довелось служить на севере Монголии, в городе Чайбалсан. Кстати, на всех политических картах мира Чайбалсан есть, хотя он совсем небольшой — всего 30 тысяч человек населения. Потому что я там служил (смеется). Позже меня направили на «дикий запад» — в Эстонию. Служил в авиационном полку на должности пропагандиста политотдела. Там получил звание подполковника. Потом должны были назначить в Ригу, но вовремя меня ангел-хранитель завернул обратно, в Россию, в Центр подготовки космонавтов. 26 апреля 1986 года, в день чернобыльской катастрофы, я прибыл сюда служить. Скоро буду отмечать свои 25 лет в космонавтике.

- Расскажите, что это за загадочная служба — особая почта космонавтов?

- Еще 12 апреля 1961 года, как только мир облетела новость, что Гагарин успешно осуществил полет в космос, со всего света посыпались тысячи телеграмм и писем ему. Но люди не знали, куда отправлять поздравления. Писали просто: «Москва, Кремль. Юрию Гагарину».

Первое время эти письма рассматривали в редакции журнала «Авиация и космонавтика». Но невозможно было справиться с мешками корреспонденции — поздравлений, пожеланий и вопросов, которые приходили ежедневно. Ведь их нужно было еще доставить адресату.

Тогда сам Гагарин предложил организовать почту космонавтов. Она начала свою работу в 1965 году в нашем Центре подготовки космонавтов в Звездном городке. Мои коллеги сохранили очень много корреспонденции 1961 года: есть и оригиналы, и копии переведенных с разных языков мира телеграмм. Я стал начальником почты космонавтов в 2007 году.

Москва. Кремль. Мадам Гагариной.
Дорогая мадам Гагарина! Комитет 17-го района Общества Франция-СССР посылает Вам свои самые наилучшие поздравления с великим подвигом, который совершил Ваш славный муж!
12 апреля 1961 г.

- Вы с такой работой наверняка знаете все обо всех…

- Статистика! Ведем учет всех экипажей: кто, когда, сколько раз летал. Есть, например, список всех космонавтов с их позывными. Какой у Гагарина был позывной, знаете? «Кедр». У Титова — «Орел». А у Крикалева? «Базальт». Сначала позывные давала госкомиссия, сейчас командиры экипажей сами выбирают себе позывные. Иногда я им в этом помогаю (улыбается). Например, космонавту Александру Скворцову придумал позывной «Утес». Еще я помогаю организациям, которые хотят пригласить космонавтов на встречу. И, конечно, корреспонденция: за 2009 год нам пришло 2000 писем, телеграмм, бандеролей из России и еще 873 из-за рубежа.

А еще Борис Михайлович первым стал проводить экскурсии по Центру подготовки космонавтов. Сейчас, правда, это случается не так уж часто — пару раз в неделю.

- Что показывают посетителям в закрытом городке космонавтов? И что интересует туристов?

- Я начинаю с главного: корабль «Союз», гидролаборатория, центрифуга. О туалете и питании в космосе рассказываю в самом конце. Люди-то зачем сюда едут: узнать, что космонавты едят? Это можно и в Москве, в музее узнать. А здесь техника, которую нигде больше не увидишь. Некоторых, правда, интересуют только бытовые подробности: а как они там бреются, курят на станции космонавты или нет, может, выпивают? Я стараюсь рассказывать о том, о чем спрашивают. Люди ведь технических деталей не знают, зачем им ионная ловушка и лазерный выпрямитель?

Москва-Кремль. Гагарину.
Человек большой души и сердца. До слез рады за Вас. Желаем много счастья, большого здоровья. Рады, что Вы наш.
12 апреля 1961 г.
Середнянский винсовхоз, Закарпатская область.

- Скажите честно, сейчас космонавтам меньше писать стали?

- С советских времен — да. За годы моей работы на почте космонавтов — примерно одинаково. Пишут много, а перед юбилеем еще больше. Поздравительные письма, факсы, телеграммы из разных стран, пишут на электронную почту. И каждое поздравление, каждое письмо доходит до адресата. Часто пишут с просьбой прислать фотографию космонавта с автографом. У нас специально для этого есть фотографии космонавтов, они подписывают фото, мы отправляем. Но, признаться, уже нет таких телеграмм, как в 1961 году, когда школьники обещали Гагарину хорошо учиться. Времена изменились…

Москва. Советскому космонавту. Майору Гагарину Юрию Алексеевичу.
Юрий Алексеевич, от души поздравляем Вас с благополучным возвращением на Землю. Желаем здоровья и новых успехов в Вашей героической жизни. Обещаем хорошо учиться и вырасти достойными людьми для продолжения начатого Вами освоения космоса.
Учащиеся 8 класса «Г» города Рузы.
12 апреля 1961 г.

Представляется 1961 год: солнечный апрельский день, на телеграфах не протолкнуться. Учителя, парикмахеры, рабочие, инженеры и портные по всей Земле спешат поздравить первого космонавта. Лично, от всего сердца, «расцеловать изо всех сил» и «послать горячий привет». Перебирая телеграммы, вдруг понимаешь, что в них, собранных вместе, запечатлелась душа человечества пятидесятилетней давности. Душа, способная «радоваться до слез» и по-детски трогательная в своей искренности.

Мы были готовы покинуть Звездный городок с мыслью, что эта искренность, и уж тем более наивность, остались где-то в прошлом веке. Если бы не одно письмо на столе Бориса Михайловича, которое пришло в Звездный городок совсем недавно.

Конверт со старательно наклеенными марками. В графе «кому» аккуратно выведено: «Москва, Красная площадь. Валентине Терешковой».

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100