Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Самый короткий путь в космос

Калуга. Здесь странноватый провинциальный учитель Циолковский сделал первые шаги к «пыльным тропинкам далеких планет» и к эпохальному полету человека в космос.

Каждый или почти каждый ребенок мечтает совершить космическое путешествие. А некоторые взрослые, располагая достаточным для подобной авантюры количеством дензнаков, осуществляют детскую мечту и становятся «космическими туристами». Однако даже если у вас нет времени на долгую подготовку к турне по орбите, вы все же можете приблизиться к звездной мечте. Как? Просто садитесь в машину и отправляйтесь в Калугу — туда, где странноватый провинциальный учитель Циолковский сделал первые шаги к «пыльным тропинкам далеких планет» и к эпохальному полету человека в космос 50 лет назад.

Самолеты и атом

Путь лежит на юго-запад от Москвы, по Киевскому шоссе. «Небесные знаки» начинаются уже на выезде из столицы: справа, у поворота на Внуково, навстречу потоку машин стремительной белой птицей рвется вверх с постамента лайнер в еще прежней, советской аэрофлотовской «форме». Это ТУ-104 — первый в мире реактивный пассажирский самолет. Специалисты до сих пор спорят, кто первым «поставил на крыло» реактивные пассажирские лайнеры: американцы, англичане со своей «Кометой» или советские авиастроители с ТУ-104. В истории нашего самолета победы и рекорды тесно переплетены с трагическими эпизодами: он — незримый герой культового советского фильма «Еще раз про любовь» с Татьяной Дорониной и Александром Лазаревым по пьесе Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» (число 104 в заголовке, легко догадаться, фигурирует неспроста). Многие из собратьев внуковского ТУ-104 погибли в авиакатастрофах, увы, реальных, а не кинематографических, но встреча со старым, но все еще прекрасным самолетом настраивает на романтичный и светло-ностальгический лад.

Проезжаем Апрелевку — когда-то это была маленькая музыкальная планета, откуда по всей стране расходились пластинки, о которых мечтали тысячи меломанов. За ней — Наро-Фоминск, а дальше в чистом поле возвышается стальная стела с картой Калужской области. Проезжаем Обнинск — первый (как гласит стенд на въезде) «наукоград» России, вотчина «мирного атома»: здесь запустили тоже первую, и не только в России, но и во всем мире АЭС. Ее создатель, Курчатов, был не только гением науки, но и по-хорошему приземленным человеком: рассказывают, что здесь, в Обнинске, он лично распоряжался прокладывать асфальтовые дорожки на территории вверенных ему НИИ не там, где решали проектировщики, а там, где сотрудники уже протоптали тропинки по оптимально удобным траекториям. В городе есть музей первой АЭС, однако Обнинск и его атомную энергию оставим для другого путешествия. А сейчас мы едем в Боровск.

Дом с подклетом и воздушный змей

- Оот туда, касатики, оот туда, прямо, потом право, потом лево… — бабуся с не по-стариковски живыми глазами, которая охотно, слегка по-окски «окая», указывает нам дорогу к дому своего если не земляка, то согражданина Константина Эдуардовича Циолковского. Впрочем, здесь, в Боровске, великий ученый еще не был основоположником теории об освоении космоса. Он просто учил мальчишек из реального и девочек из епархиального училища физике и математике. Не исключено, что мать давешней бабуси в свое время чертила на листах бумаги схемы физических приборов по заданию своего преподавателя Константина Эдуардовича или получала от него огромные, на пол-листа в тетрадке, пятерки — на хорошие оценки учитель не скупился.

Все эти артефакты сейчас размещаются на втором этаже скромного домика купца средней руки или «достаточного» мещанина — беленый кирпичный подклет, синий крашеный деревянный второй этаж — на улице, естественно, Циолковского, дом 49. Домик слегка ушел в землю, но еще крепок. Внутри — скрипучая лестница, немного тесновато, как во всех старых домах, где берегли тепло. Во втором этаже — квартира, которую Циолковский снимал все годы жизни и работы в Боровске — с 1880 по 1892 год. Здесь он встретил свою Варвару Евграфовну — в девичестве Соколову, здесь родились четверо их детей — дочка Люба и три сына, здесь он общался с друзьями — учителями Чистяковым и Толмачевым, шаферами на свадьбе Циолковских, с купцом Глухаревым, который не раз помогал Константину Эдуардовичу деньгами и советом, со следователем Феттером, снабжавшим его книгами.

В музее — экскурсия для младших школьников

- Вместе с девочками из епархиального училища Константин Эдуардович смотрел в телескоп на звезды, мастерил воздушных змеев, на примере которых демонстрировал различные физические процессы в атмосфере. А это — экскурсовод показывает на склеенный из папиросной бумаги воздушный шар, — снаряд для тренировки летчиков. В коробок сажали таракана, а после полета Циолковский наблюдал за его самочувствием…

- Тараканы все выжили? — озабоченно спрашивает вдруг один мальчишка в заднем ряду, отрываясь от игровой приставки.

Луноход и все-все-все

После тихого Боровска Калуга кажется большой и шумной. Однако, несмотря на все советские перестройки (во всех смыслах), статус областного центра, сносы, реконструкции и переименования — все еще очень провинциальный, очень русский городок. Разумеется, соседство столицы чувствуется: тут и пробки не редкость, и старинных особнячков на кирпичном подклете все меньше — их буквально вытесняет новая офисная застройка. Но «старики» — городской кафедральный собор, старинные гостиные ряды, где торговали всем на свете, в том числе знаменитыми в позапрошлом веке, а ныне незаслуженно ушедшими в тень тульского собрата печатными пряниками, держатся.

Калужский государственный музей истории космонавтики имени Циолковского кажется на фоне этой старины потрясающе футуристичным: основной корпус кому-то напоминает космический крейсер, а кому-то — всплывающую субмарину. Притом что первый камень в основание музея заложили еще Юрий Гагарин и Сергей Королев почти пятьдесят лет назад, а открылся он в 1967-м.

Если тебе даже больше семи лет, бродя по территории музея, невозможно не превратиться в любопытного ребенка. Глаза просто разбегаются. Ракета! Настоящая? Неужели! Оказывается — самая настоящая, притом не одна: их множество. Фантастическое зрелище — устремленные в небо блестящие стрелы, материальное воплощение страсти к полету и человеческого гения. Дух захватывает.

А внутри ждет главный сюрприз: луноход. Тот самый потрясающий крабообразный луноход, о модели которого — и чтоб непременно двигалась! — мечтали все советские мальчишки 60-70, а то и 80 годов. Когда такой дарили, это было почти как получить в подарок щенка: ты на несколько дней — герой двора.

Но самые настоящие ракеты и луноход — не единственные заманчивые экспонаты. В Калугу сейчас едут из Москвы и везут детей, чтобы показать им звездное небо — не просто так, а по-научному. Пока московский планетарий стоит закрытым, переживая неприлично затянувшуюся реконструкцию, его более скромный по размерам калужский собрат принимает посетителей. С 2009 года в планетарии работает цейссовская установка, дающая полнокупольную панораму звездного неба. Ребята из школьной экскурсионной группы, те самые, что беспокоились о здоровье тараканов-аэронавтов, выходят из напоминающего серебристое яйцо сооружения потрясенными. Куда там игровым приставкам и 3D-телевизорам!

Дом космонавтов

Финальный пункт экскурсии — еще один дом-музей Циолковского. В отличие от боровского, этот музей никогда не закрывался. Константин Эдуардович прожил в этом небольшом домике с мезонином, надстроенном после наводнения, остаток жизни и в мезонине же работал, борясь со слепотой и без компьютера, гаджетов и девайсов создавая основы современной космонавтики. Потом домик стал местом паломничества всех околокосмических людей — ученых, конструкторов, космонавтов.

Неужели и Гагарин был здесь когда-то, ступал по этим вот чисто вымытым доскам пола, выглядывал в окошко с геранью в горшке?

- Приезжал, приезжал, — рассказывает нам старенькая смотрительница музея тетя Маша, — Сам приезжал — молодой, красивый. Я еще тут не работала, но его видела: все прибегали смотреть. А после того у них у всех обычай появился: перед полетом непременно заехать в музей, а то пути не будет!

Для советских, а ныне и российских космонавтов, а с ними и их зарубежных коллег приехать «в гости к Циолковскому» в этот дом — такая же незыблемая традиция, как и просмотр «Белого солнца пустыни» накануне старта. Космонавты — те же моряки, только космические, а у моряков всегда были свои приметы и даже маленькие суеверия.

У музейщиков тоже есть свои суеверия

- 8 апреля открывается наша главная выставка года — «Он всех нас позвал в космос», посвященная Гагарину, — рассказывает заместитель директора музея по научной работе Галина Сергеева. — Как открытие пройдет — так и весь юбилейный год. И весь апрель у нас Гагаринский фестиваль — барды выступают, лекции проходят, встречи. Ждем высоких гостей.

Высокие, а вместе с ними и многочисленные маленькие гости увидят оранжевый комбинезон первых космонавтов, модель посадочной капсулы и космических кораблей и смогут помечтать о будущем космонавтики. Вместе с Циолковским, который писал: «Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство».

Дмитрий Звоненко

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100