Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Дацан Гунзэчойнэй: тибетское чудо на берегах Невы

Санкт-Петербург… белые ночи, роскошные дворцы, исторический центр, Адмиралтейская игла. И вдруг вы случайно оказываетесь на северной окраине города. А там, кроме дворов-колодцев и неприветливых улочек – небольшой, но настоящий Тибет. Не верите, что такое возможно? Страна.ру расскажет вам то, о чем не знают многие экскурсоводы.

Санкт-Петербург… белые ночи, роскошные дворцы, исторический центр, Адмиралтейская игла. И вдруг вы случайно оказываетесь на северной окраине города. А там, кроме дворов-колодцев и неприветливых улочек — небольшой, но настоящий Тибет. Не верите, что такое возможно? Страна.ру расскажет вам то, о чем не знают многие экскурсоводы.

Буддисты в Санкт-Петербурге

Буддийская община сформировалась в Санкт-Петербурге относительно недавно — в конце XIX века. Еще в 1869 году, согласно переписи населения, в городе жил всего один (!) буддист. Это довольно странно, учитывая, что первые приверженцы тибетской религии, судя по историческим документам, появились в этих краях, когда Северная столица только начинала строиться — в начале XVIII века. Рабочие из Калмыкии участвовали в возведении Петропавловской крепости , которая положила начало городу на Неве.

По всей видимости, закончив работу, строители вернулись домой, так как не сохранилось никаких сведений о буддистах, живших в Санкт-Петербурге в XVIII — первой половины XIX веках. Тем не менее, к 1915 году, когда был построен санкт-петербургский дацан, в городе проживало более 150 буддистов — буряты и калмыки из Сибири и Поволжья. Кроме того, в городе жили иностранцы, прибывшие в Северную столицу, как правило, по торговым делам из Японии, Китая и Сиама.

Буддизм в конце XIX века «входил в моду» в Европе и завоевывал популярность у российской интеллигенции: витражи храма оформлял известный художник Николай Рерих, а главным архитектором дацана был Гавриил Барановский, который также проектировал здания академического театра Комедии им. Н. П. Акимова и Елисеевского гастронома — старейшего магазина Санкт-Петербурга. Активно интересовались буддизмом поэты Иннокентий Анненский и Максимилиан Волошин.

Храмовый канон

Буддийский храм Санкт-Петербурга уникален не только тем, что это самый северный дацан в мире, а также первое буддийское святилище в европейской части России.
Дацан Гунзэчойнэй, название которого переводится с тибетского, как «Источник святого Учения Будды, сострадающего ко всем», единственный храм в нашей стране, возведенный с соблюдением всех канонов тибетской архитектуры.

Стены дацана наклонены вовнутрь — храмы Тибета строились из камня или кирпича без использования связующего раствора, что сказывалось на форме конструкции. Немаловажную роль играет также ярусность здания, за счет которой храм кажется вытянутым вверх. Основной строительный материал, использовавшийся при строительстве буддийской святыни Санкт-Петербурга — дорогостоящий по тем временам гранит.

У буддистов нашей страны к тому времени уже были свои традиции строительства храмов: более древние дацаны Бурятии, Калмыкии и Тувы (туда буддизм пришел из Тибета в XVII- XVIII веках, то есть почти за два века до того, как эта религия получила распространение в Северной столице), возводились, как правило, из дерева, реже — из кирпича или монолитного бетона. Планировка многих сибирских дацанов имела форму креста — сказывалось влияние традиций русского храмового зодчества. Загнутую по краям крышу и вестибюль, отделявший молельный зал от улицы, строители сибирских дацанов переняли у китайцев и монголов.

Одно из немногих сходств санкт-петербургского дацана с забайкальскими заключается в том, что входы как Дацана Гунзэчойнэй, так и бурятских храмов обращены на юг. Буддисты верят, что именно там находится священная страна Шамбала.

Основные помещения санкт-петербургского дацана — это зал для молебнов, над которым находятся кельи монахов (так называемый южный объем, высотой в три этажа) и четырехъярусная башня, где хранятся святыни дацана (северный объем). Эту часть здания буддисты называют «гонканом». В ритуальном зале, расположенном на нижнем ярусе гонкана, находится главный алтарь храма.

Уникальность внешнего вида санкт-петербургского дацана не ограничивается одними лишь тибетскими элементами. Целью архитектора Гавриила Барановского было придать дацану максимально «петербургский» вид.

В этом стремлении мастер наделил дацан чертами популярного в Европе начала XX века стиля «северный модерн». Это сказалось на выборе материалов, которыми был отделан фасад здания, а также на внутреннем убранстве храма — пол в молельном зале покрыли цветной плиткой, появились стеклянные плафоны, на которых были изображены буддийские символы. Наконец, приняв во внимание хмурый петербургский климат, архитекторы оборудовали храм системой центрального отопления.

Строительство дацана началось в 1909 году и продолжалось шесть лет. Воплощение задуманного потребовало от авторов проекта серьезных затрат. Деньги на храм жертвовали не только российские буддисты, но и Далай-лама XIII, а также его российский представитель лама Агван Доржиев. При этом нельзя сказать, что строительство шло, как по маслу — многие рабочие были недостаточно квалифицированы (некоторые из них даже не знали, что именно строят), нередко случались кражи стройматериалов.

В результате на возведение храма было потрачено более 150 тысяч рублей (при изначальном бюджете 90 тысяч рублей). Таким образом, Гунзэчойнэй до сих пор считается самым дорогостоящим дацаном в России и одним из самых дорогостоящих буддийских храмов в Европе.

История дацана

За возможность посещать дацан питерским буддистам следует благодарить, прежде всего, ламу Агвана Лобсана Доржиева, решившего в конце XIX века построить храм в 5000 километрах от своей родины — маленького бурятского села Хара-Шибирь.

В 1872 году девятнадцатилетний Доржиев вместе со своим учителем покидает Забайкалье и отправляется в Тибет, где обучается в богословской школе при крупнейшем в стране монастыре Дрепунг. Оказавшийся невероятно способным Доржиев, получив высшую ученую степень, становится наставником юного Далай-ламы XIII. Став несколько лет спустя его главным советником, выходец из Бурятии загорается идеей сближения России и Тибета.

Он руководствуется тем, что, во-первых, в России много буддистов, а во-вторых, надеется, что сильная империя сможет защитить Тибет в случае нападения англичан. В 1898 году Доржиев, уже как официальный представитель Далай-ламы, впервые посещает Санкт-Петербург, где, при содействии дипломата и востоковеда Эспера Ухтомского, получает аудиенцию у Николая II.

Император дает дипломату разрешение на строительство «небольшой буддийской молельни», но к осуществлению своих планов тибетский посол возвращается только 8 лет спустя: помешали русско-японская война и экспансия британцев в Тибет, за которой последовало бегство Далай-ламы в Монголию. В 1906 году Доржиев вновь встречается с царем и, не услышав с его стороны возражений, начинает готовиться к строительству храма. Согласование строек в Петербурге и век назад отнимало много сил и времени: на сбор необходимых бумаг и разрешений от местных властей у представителя Далай-ламы уходит больше двух лет.

Весной 1909 года Доржиев приобретает участок земли на севере города, в тихом и уединенном месте под названием «Старая Деревня». Первая служба в недостроенном дацане состоялась в 1913 году. Богослужение было приурочено к 300-летию династии Романовых. Кстати, ровно на следующий день в городе был официально открыт еще один уникальный храм — санкт-петербургская Соборная мечеть (второй мусульманский храм появился в Северной столице только в 2009 году). Понимая, что Санкт-Петербург — столица многонационального государства, Николай II постарался обеспечить местами для молений всех своих подданных и гостей столицы.

Два года спустя, в 1915 году, в честь торжественного открытия дацана, Петроградский монетный двор выпустил памятные медали с его изображением и названием на тибетском и монгольском языках.

Тибетское имя храма, данное ему при освящении — «Kun la brtse mdzad thub dbang dam chos ’byung ba’i gnas». Сегодня редкий прихожанин, говоря о дацане, произносит это длинное слово. Вместо него употребляется аббревиатура «Гунзэчойнэй».

Трудности, преследовавшие Доржиева на ранних этапах строительства, не закончились и после открытия дацана. Регулярно проводить службы в храме удалось только на протяжении года — уже в 1916-м большинство монахов уехало из Петербурга, не выдержав военных тягот. Через три года дацан был разграблен, пропало много ценных вещей, среди которых собранные послом документы о взаимоотношениях России, Тибета, Англии и Китая, многочисленная ценная утварь, а также алебастровая статуя Большого Будды, располагавшаяся в главном алтаре храма.

Поговаривали, что осколки разбитой статуи, в которой воры пытались найти сокровища, были сброшены преступниками в один из прудов Елагина острова. Как бы то ни было, никаких следов произведения искусства в окрестностях дацана так и не обнаружили.

В начале 1920-х годов здание частично отреставрировали. По одним данным, службы в храме возобновились в 1924 году, по другим — в 1927-м, после Всесоюзного Буддийского собора. На нем были утверждены реформы, в рамках которых Доржиев пытался адаптировать буддизм к советской реальности — вернуться к «изначальному учению Будды», не противоречащему коммунистической идеологии. Эти реформы не увенчались особым успехом. В буддийской среде произошел раскол, а начавшиеся в 1930-х годах репрессии верующих в Калмыкии и Бурятии вскоре докатились и до Санкт-Петербурга. Службы в дацане прекратились в 1933 году, два года спустя начались аресты местных лам.

Находившийся к тому времени уже в преклонном возрасте Агван Доржиев снимает с себя полномочия представителя Тибета в СССР и отправляется в Бурятию, планируя провести остаток дней в молитвах и медитациях. Он был арестован осенью 1937 года у себя дома в общине при Ацагатском дацане и умер 29 января 1938 года в одной из тюрем города Верхнеудинска (ныне — Улан-Удэ).

С уничтожением буддийской общины Северной столицы и смертью Авгана Доржиева история санкт-петербургского дацана как места паломничества верующих обрывается почти на полвека. В годы Великой Отечественной в здании размещалась военная радиостанция, а хранившиеся в дацане предметы буддийского культа были переданы Музею истории религии и атеизма. К сожалению, время не пощадило внутреннее убранство храма, сильно пострадали знаменитые рериховские витражи, стеклянный плафон с буддийскими символами и другие детали интерьера.

Военный радиопередатчик располагался в храме до конца 1960-х годов — его использовали, чтобы глушить вражеские «голоса». Затем, уже после того, как здание получило статус памятника архитектуры, в нем разместили лаборатории Зоологического института. Громоздкое оборудование вывезли только в конце 1980-х, незадолго до того, как Ленгорсовет постановил вернуть храм верующим. Произошло это 9 июля 1990 года. С этого дня началось восстановление дацана, которое длится по сей день.

Буддийский храм сегодня

Дацан Гунзэчойнэй находится близ станции метро «Старая деревня», по адресу Приморский проспект, дом 91. Чтобы попасть в храм, нужно выйти в сторону Липовой аллеи и идти по ней до пересечения с Приморским проспектом. Трехэтажное здание дацана расположено на перекрестке этих улиц. Территория храма обнесена оградой, к прутьям которой привязаны многочисленные ленточки, лоскутки и веревочки. Это не просто украшения — каждый кусочек ткани символизирует чью-то заветную мечту. Буддисты верят, что каждая из них обязательно исполнится.

Перед входом в дацан установлены несколько небольших молитвенных барабанов, на каждом из которых написано: «Ом мане падмехум», что означает «Драгоценный камень в цветке лотоса». Эту мантру можно не произносить вслух, достаточно просто провернуть барабан. Чем больше оборотов сделает барабан — тем больше раз вы произнесли мантру.

Главное помещение дацана — алтарный зал или «дуган», где проходят ежедневные службы. Здесь установлен почти пятиметровый бурхан — статуя Большого Будды, выполненная по монгольским канонам. Монумент сделан из папье-маше и покрыт сверху сусальным золотом. Голову Будды обрамляет нефритовый нимб, по периметру которого изображены мифологические существа и животные.

На двух этажах, расположенных над алтарным залом, находятся библиотека и монашеские кельи. В Дацане Гунзэчойнэй проходят не только богослужения, это еще и монастырская школа, где ламы регулярно организуют семинары по буддизму и читают лекции. С расписанием мероприятий, проводимых в санкт-петербургском дацане, можно ознакомиться на официальном сайте храма.

Сейчас в дацане живут шесть лам, с каждым из которых можно обсудить любой интересующий вас вопрос. Стенд с фотографиями священнослужителей висит при входе в алтарный зал. Можно побеседовать с ламой-астрологом, который подскажет вам, какие дни в году наиболее благоприятны для тех или иных дел, можно обратиться к ламе-врачу. Настоятель храма Бадмаев Буда Бальжиевич — знаток тибетской медицины, также в храме есть специалист по костно-суставным заболеваниям и мануальный терапевт. Врачебный осмотр в дацане стоит 1000 рублей.

Дацан Гунзэчойнэй — и храм, и культурный центр. Здесь можно познакомиться не только с буддийскими практиками и тибетской медициной, но и с традиционной бурятской кухней. В подвальном помещении находится кафе, где можно попробовать буузы или позы — своеобразные пельмени, вылепленные в форме цветка лотоса и приготовленные на пару.

Как вести себя в храме

Посетить дацан может любой желающий, храм работает ежедневно, кроме среды, с 10 до 19 часов. Дважды в сутки —  с 10 до 12 и с 15 до 16 часов в храме проводятся хуралы (молебны), на которых также разрешается присутствовать всем, кто интересуется буддийской культурой.

Во время хуралов ламы читают мантры, у каждого в руках свой инструмент — раковина, колокольчик, барабан или тарелки. Иногда ламы замолкают, произнося мантры про себя. Прихожанам предлагается слушать лам, сидя либо в позе лотоса, либо на деревянной скамье. Не разрешается закидывать ногу на ногу и вытягивать ноги в направлении алтаря.

Также, разумеется, не стоит опаздывать или разговаривать друг с другом во время хуралов — ламы воспринимают это как неуважение к себе и другим слушателям. При входе в алтарный зал необходимо снять головной убор, а перемещаться по главному помещению дацана следует исключительно слева направо — по ходу солнца.

Сагаалган в санкт-петербургском дацане

В 2011 году один из главных буддийских праздников Сагаалган (Новый год по монгольскому календарю) будет отмечаться 3 февраля. По традиции, праздничные мероприятия будут идти весь февраль, но основные ритуалы — в первых числах последнего месяца зимы.

1 февраля в Дацане Гунзэчойнэй будет проводиться обряд Дугжууба, суть которого — избавиться от всего дурного, что произошло с нами в старом году. Это праздник взращивания в себе добрых качеств и устранения всех препятствий на пути к счастью и благополучию. Для подготовки к ритуалу нужно дома обтереться кусочком теста, представляя при этом, что из тела выходит вся негативная энергия. Затем этот комок нужно будет кинуть в костер, который монахи разведут после праздничного хурала во дворе дацана. Таким образом, все дурное, что произошло с нами в уходящем году, сгорит. Праздник завершится всеобщими хороводами и распитием очищающего молока.

После обряда Дугжууба все возвращаются в дацан, где, во-первых, можно угоститься особыми праздничными позами, а во-вторых, подготовиться к праздничному хуралу, который начнется в 23 часа и продлится до 5 утра. Ярких праздничных мероприятий, если не считать Дугжуубу, в санкт-петербургском дацане не будет: ламы не из тех, кто любит шумное веселье.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100