Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Паанаярви, парк культуры и отдыха

В Паанаярви просто так не попадешь: до государственной границы всего 30 километров. За шлагбаумом - нетронутая человеком природа Карелии.


– Мох растет только с северной стороны дерева? Во-первых, не мох — а лишайник. А во-вторых, использовать эту примету вместо компаса нельзя. Да, обычно лишайник растет там, где меньше солнца и больше влаги — с севера. Но если дерево у реки, он будет расти везде, где сыро…

Мой пятнадцатилетний сын Егор за неделю побывал в двух национальных парках: Паанаярви (в Карелии) и Оуланка (в Финляндии). Сейчас парки разделяет государственная граница, а до 1939-го года здесь была финская территория.

Теперь Егор засыпает меня информацией. Гриб — самое большое существо на планете, грибница может занимать под землей квадратный километр и весить в десять раз больше семьи китов! А звук близкого водопада — это «белый шум» (сигнал с равномерной спектральной плотностью на всех частотах и дисперсией, равной бесконечности). Умный мальчик.

Занимательными фактами может обеспечить и толковый учитель. Но одно дело — узнать на уроке, что северный олень за год в поисках пищи проходит пять тысяч километров, а другое — съездить в центр Салла, в Финляндию, и этого оленя увидеть. Причем не прирученного, а дикого, живущего в лесу. И линяющего по лету: как тряхнет шкурой — шерсть летит во все стороны, прямо метель!..

Дико и здорово

– В Паанаярви мы провели два с половиной дня, — говорит Елена Кузнецова, руководитель поездки. — Сначала дети изучают то, что есть в России. Они должны увидеть, что у нас очень красиво, очень дико, очень здорово — и этим стоит гордиться. А потом уже мы переезжаем к соседям, в «цивилизацию»…

Елена Кузнецова десять лет работала в отделе экологического просвещения Водлозерского национального парка. В поездки по охраняемым территориям Финляндии и Карелии ездили в конце 1990-х часто.

Обидно терять связи — и в этом году Елена организовала новый экспериментальный тур по местам, которые хорошо знает. Два национальных парка — Паанаярви и Оуланка, оленья ферма в Салла (Финляндия), туристические визит-центры; точка, за которой начинается Полярный круг — 66-я параллель.

– Паанаярви–Оуланка — один водосборный бассейн, — Елена ведет рукой по карте. — В Финляндии начинается река Оуланкайоки, она втекает в озеро Паанаярви, протекает через него — а вытекает уже наша Оланга, которая впадает в Пяозеро. Единая система и в геологическом плане, и в природном. Благодаря близости к границе в национальном парке Паанаярви природа сохранилась хорошо: тридцатикилометровая приграничная зона до последнего времени была закрытой территорией, это и спасло…

Сегодня российский парк Паанаярви входит в международную систему «PAN parks». Организация, созданная под патронажем WWF (Всемирного фонда дикой природы), объединяет уникальные национальные парки Европы. Только те, которые развивают экопросвещение на уровне туризма и сохраняют природу нетронутой при большом потоке посетителей. Таких парков на всю Европу всего одиннадцать. В Финляндии два: «Архипелаго» на юго-западе страны и Оуланка на границе с Карелией. Паанаярви — единственный российский национальный парк в этом списке.

– На территорию парка вы просто так не попадете, — продолжает Елена, — только заранее договорившись с персоналом. Чтобы застолбить поляну для палаток на два дня, я начала списываться с сотрудниками в декабре. Все домики были заняты. И российскими туристами, и соседями: до границы всего тридцать километров, в Паанаярви едут и финны — половить рыбу. Особенно когда сезон, идет кумжа и открыта рыбалка.

На водопад Киваккакоски проложена прекрасная экологическая тропа, в этом году сделали мостки, дорожки, лесенки. Любой человек без особенной физической подготовки, даже ребенок, может забраться наверх, увидеть гору Нуорунен, Пяозеро.

…Вокруг озера Паанаярви перед войной было сорок хуторов, несколько мельниц. Еще в восемнадцатом веке здесь выращивали овес, рожь, пшеницу. Вызревало все: озеро протянуто с запада на восток и прикрыто горами. Белые ночи (до Полярного круга чуть-чуть остается), летом температура до +30. Здесь всегда жили богатые хуторяне, а в XIX веке Паанаярви стало место паломничества художников и поэтов.

В 1939-ом году, когда началась война между Советским Союзом и Финляндией, жители свои дома сожгли и ушли. Деревни опустели…

Цивилизация

– Я не помню, как называются пороги, по которым мы сплавлялись! Ты попробуй эти финские названия хотя бы выговорить...

Вместе с Егором лезем в интернет: Финляндия, национальный парк Оуланка. Река Оуланкайоки, притоки Савинайоки и Авентайоки. Водопад Юрявя, пороги Тайвалкенгяс и Киутакенгяс. Прямо сборник финских скороговорок.

– Сплав в Финке отличный! — Егор начинает загибать пальцы. — Во-первых, целых семь порогов (не то, что у нас на Шуе, в Матросах — два и совсем простеньких!). Во-вторых, к рафту крепится мотор, и когда выходишь в озеро — а мы прошли целых два — грести не надо. В-третьих, тебе выдают все снаряжение полностью, а не только спасательный жилет, как у нас: сапоги резиновые, штаны и куртку непромокаемые, шлем специальный. Правда, по-русски гид не говорит. Но я переводил: hold on! — всем держаться, а то вылетишь!..

Со дна горного озера бьют источники, вода чистая и ледяная. Гид протягивает вырезанную из дерева чашку: воду можно пить без опасений…

Оуланка, конечно, туриста развлекает не только пешими походами и рыбалкой. И сплав, и велосипеды; зимой — лыжи, снегоступы (есть маршрут к границе: почувствуй себя нарушителем!). Снегоходы, собачьи и оленьи упряжки.

– В парке Оуланка туристов не водят за руку. Вы предоставлены сами себе. Приезжаешь в визит-центр, знакомишься с информацией. И вот тебе карта, вот маршрут (все маршруты провешкованы и отрисованы). И ты самостоятельно путешествуешь. Это главное отличие, — поясняет Елена Кузнецова. — А мы пока, к сожалению, не можем пустить туриста одного. Потому что если написано на табличке, что нельзя никаких природных объектов уносить с собой, наш человек все равно что-то возьмем «на память». Камушек, шишку, кусок коры. А потом выбросит где-нибудь перед границей…

Трекинг вместо турпохода

По территории Оуланки через ущелья, сопки и нетронутые леса проложен самый известный в Финляндии пеший маршрут — Karhunkierros (Медвежья тропа).

Самый длинный — 80 километров, может занять целую неделю. Есть и короткие варианты — Малая Медвежья тропа (Pieni Karhunkierros) или Ristikallio, проходишь за один день.
Медвежья тропа (зимой проложенная среди сугробов) оборудована указателями направления — вешками, деревянными мостками, лестницами. По подвесным мостам (проходить только по одному!) можно переправиться на другой берег Оуланкайоки и Киткайоки. По всему пути организованы места для привалов с теплыми избушками.

Трекинг — так в Европе (да и во всем мире) называют пеший туризм. Вкладывая в это понятие больше, чем пыхтенье под рюкзаком, вечерний привал с песнями под водку до утра — и тяжелый просып ближе к полудню. Надоедливое зудение комаров и утомительное возвращение к первоначальной точке маршрута…

Трекинг в понимании европейца — это максимальная близость к природе. Ты идешь по лесу (слушаешь, смотришь, дышишь — проникаешься). Останавливаешься на ночевку, разводишь костер и готовишь самую простую пищу. Рано просыпаешься, ныряешь в речку — и впереди целый день свободы…

Анна-Кайса Хейккинен, консул Петрозаводского отделения Генерального консульства Финляндии:

– Я выросла в Куусамо и хорошо знаю парк Оуланка — он неподалеку. Медвежьей тропой ходила три раза. Каждый год, приезжая к родителям, выбираю время, чтобы выбраться на природу. В Оуланку может приехать любой человек — без предварительной договоренности, без всяких входных билетов. Только для рыбалки в национальном парке нужно разрешение, и если хочешь ночевать в домике, надо узнать заранее, свободно ли — очень мало мест. Но с палаткой — даже лучше!

Два года назад мы с подругой путешествовали по Транссибирской магистрали. Только не из Владивостока, а из Пекина, через Монголию в Иркутск — и оттуда (со многими остановками в сибирских городах) в Москву. Байкал — это красота необыкновенная!.. Но люди должны как-то туда попасть. А если добраться до озера на машине — это уже приключение, то с этим надо что-то делать. Опять же — мусор. Непонятно где разводить костры. Даже «сухих» туалетов нет…

Эко, туризм!

Елена Кузнецова:
– Я стараюсь никогда не использовать формулировку «экологическом туризм», мы до него еще не доросли. Обычно говорю о природном туризме. Человек, который идет «в природу», должен понимать, что потребности и возможности придется в чем-то ущемить. Если мы выходим в дикие места, после нас не должно ничего остаться. В Паанаярви, как только группа покидает обозначенное для ночевки место, на стоянку выезжает бригада, которая наводит порядок…

Анна-Кайса Хейккинен:
– У нас в школе был такой предмет — знание об окружающей среде. Сейчас на этих уроках еще больше говорят об экологии, о нашей ответственности перед природой. У финнов, норвежцев, шведов уважение к тому, что нас окружает — где-то в крови. Финскому школьнику не нужно объяснять, что если ты приехал в национальный парк, то соблюдаешь следующие правила:
Мусор. Все, что ты приносишь с собой — ты с собой и уносишь. Бумагу, пластик, стекло. Или выбрасываешь в строго отведенное для этого место.
Костры. Только сегодня утром читала в интернете, что в этом году в Карелии пожаров в два раза больше, чем в прошлом. Прежде всего — из-за людей, а не из-за природных причин. В наших лесах и парках каждый знает, где можно разводить костер, а где нельзя. И уходя, убеждается, что угольков не осталось. Летних пожаров из-за небрежности туристов в Финляндии практически не бывает.
Тропы. В парке проложены пешеходные маршруты. И мы знаем, что гулять можно только в обозначенных вешками направлениях. Лес — это лес, совсем другая территория. Четко определены места для прогулок, для стоянок, для палаток…
Я не могу сказать, что финны никогда не нарушают эти правила, все люди. Но нарушают достаточно редко…

…Вечером, после работы, мы приезжаем на берег Онежского озера (Сямозера, Лососинного, Глубокого) — искупаться и пожарить сосиски. Егор, прежде чем устроиться в гамаке, помогает нам убрать «некультурный слой» — битые стекла, хапчики, пластиковые бутылки, памперсы и презервативы.

Пока в Карелии с этого начинается любой пикник...

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100