Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Самый известный призрак Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург родился в горниле Северной войны. Поднялся над гиблыми болотами и костями его строителей. Стал столицей империи, ни один император которой не умер своей смертью, кроме, пожалуй, Александра III. Немудрено, что городской фольклор полон историями о привидениях. Больше всего призраков в Санкт-Петербурге оставила после себя эпоха Павла I. Он сам и его ближайшее окружение были склонны к мистическому истолкованию любого события, а смерть императора поставила в его истории жирное многоточие.

<i>Фото: <a href="http://ru.wikipedia.org" target="_blank">ru.wikipedia</a></i>
Фото: ru.wikipedia

Санкт-Петербург родился в горниле Северной войны. Поднялся над гиблыми болотами и костями его строителей. Стал столицей империи, ни один император которой не умер своей смертью, кроме, пожалуй, Александра III, если считать алкоголизм «естественной причиной». А сколько было убийств, политических заговоров и революций? Немудрено, что городской фольклор полон историями о привидениях и прочей мистики.

Больше всего призраков в Санкт-Петербурге оставила после себя эпоха Павла I. Он сам и его ближайшее окружение были склонны к мистическому истолкованию любого события, а смерть императора поставила в его истории жирное многоточие.

После трагической гибели, а может, и убийства Павла, свита поспешила убраться из мрачного и сырого Михайловского (Инженерного) замка, что породило у горожан легенды и пересуды. Говорили, что дух императора не нашел успокоения и до сих пор ночами бродит по коридорам замка и стенает. Или ищет своих убийц, собираясь отплатить им тем же.

В 1819 году пустующий замок решили переоборудовать под Инженерное училище. Мастеровые начали сбегать со стройки, а иные божились, что не раз видели человека невысокого роста, на нем были ботфорты и треуголка. Он медленно брел по коридорам замка и грозил встречным кулаком. Мужиков награждали зуботычинами, секли розгами, отбирали найденную водку, но ничего не помогало.

Чуть позже, в двадцатых годах XIX века, с призраком замка «познакомился» юный Феденька Достоевский, в то время проходивший обучение в Инженерном училище. Говорят, именно после этого у будущего писателя начались странные припадки, во многом определившие его дальнейшую судьбу. Объяснение этому можно найти и без призраков, например, учащиеся старших курсов могли подшутить над «молодыми», или Федор Михайлович и до того страдал излишней впечатлительностью. Да только описанные им в «Дневниках писателя» симптомы надвигающегося приступа очень схожи с видениями, посещавшими Павла накануне гибели.

Позже Николай Лесков в повести «Привидение в Инженерном замке» так описывал те времена: «Более всего кадетов пугало, что в одном конце коридоров замка есть комната, служившая спальней покойному императору Павлу, в которой он лег почивать здоровым, а утром его оттуда вынесли мертвым. “Старики” уверяли, что дух императора живет в этой комнате и каждую ночь выходит оттуда и осматривает свой любимый замок, — а “малыши” этому верили. Комната эта была всегда крепко заперта, и притом не одним, а несколькими замками, но для духа, как известно, никакие замки и затворы не имеют значения».

В советский период в Инженерный замок въехали несколько государственных организаций, вроде ЛенЦНТИ (Ленинградский центр научно-технической информации) и ей подобных. Времена были насквозь атеистические, за разговоры о призраках можно было оказаться в сумасшедшем доме, поэтому сотрудники молчали. Молчала и круглосуточная охрана, но получалось не очень хорошо, и слухи о том, что по ночам в замке видели невысокого худого человека в треуголке с белым шарфом на шее и со свечой в руке, просачивались. И хоть ничего плохого призрак Павла людям не делал (во всяком случае, ничего такого никто не рассказывал), даже бумаг не разбрасывал, но суеверный ужас в души вселял.

Дело дошло до того, что в середине семидесятых годов прошлого века в замок нагрянула комиссия по паранормальным явлениям. Чем она там занимались, что исследовала и как, никто не знает, отчетов комиссии никто не видел, и это породило в Ленинграде новую волну слухов и предположений.

В начале девяностых Инженерный оккупировали многочисленные коммерческие фирмы. В одной из таких контор охранником работал Виталий, ныне преуспевающий бизнесмен. Вот что он рассказывает о «ночных бдениях» в замке:

— Наша контора снимала две комнаты. В той, которая побольше, сидели менеджеры, в той, что поменьше, был кабинет директора. Мы занимались перепродажей всякого товара, и иногда в сейфе у босса скапливались внушительные суммы. А замок тогда не очень-то охранялся, все двери нараспашку, да еще художники эти с реставраторами.

— Художники с реставраторами?

— Да, там с советских времен еще мастерские остались. Мужики часто запирались с «полбанкой», хотя старались уйти засветло. И вот как-то разошлись все, я остался охранять кабинет шефа. Поотжимался, телик посмотрел и прилег на кожаный диван в офисной. Ночь на дворе, осень, мрачно, сыро. Не спится. Вдруг слышу, в кабинете за дверью, как раз где деньги лежат, звуки гулянки: стопари звенят, голоса невнятные и женский смех вроде. У меня ключей от кабинета не было, поэтому приложился ухом, в скважину посмотрел замочную. Никого.

— Может, это художники загуляли, а хитрая акустика в старом доме донесла.

— Я тоже так подумал. Вышел в коридор, осмотрелся. Все двери закрыты, свет не горит, никого. Поднялся выше на этаж, там тоже никого. В подвал спуститься не мог, ключей не было. Нашел на входе какую-то бабушку из ВОХРа (вооруженная охрана. — прим. редакции). В ответ на мой рассказ она только качала головой, мол, не знаю ничего, не видела, не слышала. А у самой лицо бледное и глаза блестят, явно скрывает что-то, говорить не хочет. Плюнул на все, вернулся в офис, лег на диван, а гулянка продолжается. Негромко, но отчетливо. Помучался я с полчаса, вынес в коридор четыре стула и лег там, перед дверью. Утром меня пришедшие на работу сотрудники разбудили.

— А призрак человека в треуголке?

— Нет, такого не видел, врать не буду. Хотя рассказывали, конечно, всякое.

В то время замок наводнили всевозможные парапсихологи, контактеры, охотники за привидениями и даже ушибленные на голову женщины, желающие зачать от призрака царевича. Они пытались общаться с призраком, отмечать его присутствие хитрыми приборами и даже расставляли ловушки на привидения.

Видели многие и «белую даму», что устраивает ночью балы (не эти ли звуки слышал ночью Виталий?), и сгустки ледяной энергии в коридорах, и отрубленные головы младенцев в свете аварийных лампочек, призрак несчастного императора иногда играет на флажолете — старинном музыкальном инструменте, напоминающем флейту. Но никакими серьезными научными методами они свои рассказы подтвердить не смогли и пойманных призраков не предъявили.

В 1995 году все помещения Инженерного замка полностью выкупил Русский музей, до этого он владел лишь частью. За истекшие годы среди работников сложилась своя мифология и свои приметы. Например, услышав скрип паркета в пустом помещении или звук самопроизвольно открывающейся форточки при полном безветрии нужно повернуться в ту сторону и тихо произнести: «Доброй ночи, Ваше Величество». Говорят, что в последнее время чаще видят не тень императора, а женщину в черном.

Официально, под диктофон, сотрудники Русского музея не подтверждают наличие в замке призрака. Однако что интересно — они также категорически отказываются опровергнуть его существование. Уж, казалось бы, чего проще? Наверное, есть на то свои причины...

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100