Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Валерий Золотухин: "Хочу, чтобы сын на Алтай ездил"

Много лет народный артист России Валерий Золотухин не мог себя заставить вернуться в родные края. Но однажды приехав, теперь часто сюда возвращается. Валерий Сергеевич играет в Барнаульском театре, построил храм в родном селе. А отдыхать решил только в санатории «Родник Алтая», и только всей семьей.

Народный артист РФ Валерий Золотухин </br> <i>Фото: Ольга Шихалеева</i>
Народный артист РФ Валерий Золотухин
Фото: Ольга Шихалеева © Ольга Шихалеева

Много лет народный артист России Валерий Золотухин не мог себя заставить вернуться в родные края. Но однажды приехав, теперь часто сюда возвращается. Валерий Сергеевич играет в Барнаульском театре, построил храм в родном селе. А отдыхать решил только в санатории «Родник Алтая», и только всей семьей.

- Валерий Сергеевич, с 1965 года, то есть с роли Петьки Трофимова в фильме «Пакет», для вас приглашение сняться в кино — не новость. Вот и недавно вас позвали в «Ярославль:/places/29167 сыграть роль в фильме «Ярослав».

- Я действительно недавно закончил сниматься в историческом фильме «Ярослав», где у меня небольшая, но очень важная роль. Когда я читал сценарий, мой персонаж Чурила показался мне интересным в первую очередь с точки зрения литературы, диалогов, характеров. Видимо, сам режиссер Дмитрий Коробкин — кстати, мой земляк с Алтая — приложил руку к сценарию, потому что Чурила разговаривает на хорошем и одновременно весьма специфическом русском языке: «Вот стихи, а все понятно. Все на русском языке», — как говорил Твардовский.

- Кстати, вы уже бывали в Ярославле?

- Я очень люблю Ярославль. В 1969 году там проходили съемки потрясающего фильма режиссера Абрама Роома «Цветы запоздалые» по рассказу Антона Павловича Чехова. Я был еще молод и играл князя Приклонского Егорушку — ездил в карете по замечательным старым мостовым этого города. Но я люблю Ярославль еще и потому, что оттуда родом Юрий Петрович Любимов. Я даже пообещал ему первый памятник поставить в Ярославле.

- Может и поставите, раз обещали?

— Пусть пока без памятника живет. Ему всего 92 года.

- Вы сказали, что режиссер — ваш земляк, алтаец. Для вас принципиально землячество?

- На первых порах так и есть. Но потом, когда начинаются съемки, важным становится многое другое. Здесь для меня каждый съемочный день стал праздником, потому что Дмитрий Коробкин решил работать сразу в двух профессиях — режиссера и оператора. И когда я приезжал, кадр уже был построен: мы не теряли времени на ненужные дискуссии. Я с восхищением наблюдал за его работой: молодой человек, а с потрясающим, кинематографически точным взглядом — как хороший полководец. Так что я получил хороший заряд и добрые впечатления не только от земляка, но и от профессионала.

- Много лет вы не возвращались на малую родину. А потом стало известно, что на Алтае, в вашем родном селе Быстрый Исток, вашими усилиями теперь стоит храм.

- Всю свою актерскую жизнь я не ездил на Алтай ни с гастролями, ни с концертами. Но когда мне стукнуло 60, решил — поеду. Тогда мы с актрисой Ириной Линдт дали 12 концертов в городах и районах края и заработали тогда 96 тысяч рублей. Всю сумму передали на строительство церкви. Однако, подсчитав частные вложения и спонсорскую помощь, поняли, что кирпичный храм не потянем — вот и решили строить церковь из дерева. И деревянный храм буквально взлетел к небу.

Фото: Ольга Шихалеева. Strana.Ru

Фото: Ольга Шихалеева

- А как пришли к мысли, что нужно построить церковь?

- Построил, чтобы восстановить историческую справедливость. В селе когда-то была церковь, но ее разрушили наши отцы, в том числе и мой. Из бревен сложили клуб — в нем я начинал свою артистическую карьеру, его стены благословили меня на Москву. А решение пришло в 1991 году, когда вышла моя книга «Дребезги». Хотелось достойно распорядиться гонораром, и я подумал: надо бы в Быстром Истоке поставить храм. Но для строительства нужен банковский счет, и я вспомнил, что живет в Истоке замечательный человек — Валентина Григорьевна Маховикова, которая во все годы гонений не давала затухнуть огоньку православной веры и хранила у себя иконы из разрушенной церкви. Она смогла объединить двести человек в религиозную общину, и счет был открыт. На него я перевел свои 10 тысяч рублей, стал собирать остальное. Это оказалось самой большой трудностью. Но назад пути не было, община уже действовала, прислали священника…

- На открытие храма вы приехали с сыном Владимира Высоцкого Никитой, говорили, что вам очень важно, чтобы он побывал на Алтае. Почему?

- Судьба тесно переплела мою жизнь и Владимира Высоцкого. Знаете, как у Булгакова: «Помянут меня, помянут и тебя».... Высоцкий — огромное имя в русской культуре. Я, конечно, ожидал, что будет успех, но не предполагал, насколько большое впечатление произведет на людей посещение Никитой Высоцким моего села и чтение стихов его отца. По себе знаю, что самые сильные впечатления остаются с детства, а в зале на встрече с ним было очень много детей и молодежи. Их прикосновение к творчеству Высоцкого будет осознаваться постепенно, со временем. А еще мне было важно, чтобы Никита увидел памятник отцу в Барнауле. Ради этих трех дней в октябре, за которые состоялось освящение храма на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, выступление Никиты Высоцкого и был сыгран спектакль «На дне» с моим участием, — стоило жить.

- Насколько мне известно, вы и отдыхать предпочитаете на родине. Регулярно приезжаете в Белокуриху. И это притом, что москвичам добираться в Европу ближе, чем лететь на Алтай.

- Белокуриха как географическая точка возникла давно в моей биографии. Моя двоюродная сестра по матери работала здесь геологом на открытии месторождения радоновых источников, и мы с мамой приезжали к ней в гости. Мои родители — тоже с Алтая, правда, с Горного. Поэтому Алтай для меня много значит. Можно сказать, что это семейная традиция — отдыхать здесь. Кроме этого, у меня тут есть и работа, поскольку я являюсь куратором Молодежного Алтайского театра в Барнауле. Так что я обязательно пару раз в месяц приезжаю в Барнаул, провожу мастер-классы для студентов. Для меня это очень почетно и ответственно.

- А как вы выбрали санаторий «Родник Алтая»?

- Может, потому, что я сам — родник Алтая (смеется)? Я бывал и в других санаториях, но в «Родник» можно приехать с большой семьей. В этот раз мы отдыхали вшестером, разместились в отличном трехкомнатном номере. Здесь все так просто и по-домашнему, что даже замкнутые люди раскрываются и чувствуют себя как дома. Это вещи невидимые, неосязаемые, особая атмосфера. Кроме того, здесь прекрасные условия для отдыха с детьми — им есть, где побегать, полазить, покупаться. А когда открыли бассейн, Ванька (младший, 5-летний сын актера — М.С.) оттуда не вылезал.

- Кстати, какие впечатления у Вани? Все-таки он — «городской» ребенок?

- Ваня в полном восторге. Мы возили его в родной Быстрый Исток, где он копал картошку, выяснив, что она растет в земле. Он видел живую корову и кормил кур, и ему все это очень понравилось. Мне бы очень хотелось привить ему историческую память о родных местах. Чтобы и он, когда вырастет, приезжал сюда со своей женой и детьми, чтобы поддерживал связь с родиной.

- Ощущаете на себе эффективность отдыха на алтайском курорте?

- У меня очень большая нагрузка, много работы, съемок, поэтому мне надо поддержать форму. Так что я обязательно каждое утро взвешиваюсь, стараюсь не переедать, соблюдаю режим сна — иногда ложусь даже раньше младшего сына. При таком образе жизни я в лечении не нуждаюсь — у меня пульс, как у космонавта! В санатории меня посмотрел врач и сказал, что мне нужны только поддерживающие, профилактические процедуры. Поэтому я обычно хожу на массаж и принимаю фитопаросауну. Да здесь большинство заболеваний лечится микроклиматом, уникальным воздухом. Кстати, отец моей жены, Ирины, тут бросил курить.

- А как вы оцениваете уровень сервиса в этом санатории?

- Сервис замечательный, из каждого кабинета выходишь — тебе искренне скажут «Доброго здоровья». Персонал в основном молодой, что тоже хорошо — это люди другого поколения, у них изменились представления о сервисе, не то, что 20 лет назад. И с каждым годом все становится лучше, мы постепенно приближаемся к европейским стандартам. Многие ездят в Турцию или Египет. Но мне кажется, там все какое-то вылощенное, искусственное. А тут настоящее, натуральное: сосны, воздух, бесконечные поля, потрясающая природа, хорошие, простые люди — все родное и близкое.

Фото: Ольга Шихалеева. Strana.Ru

Фото: Ольга Шихалеева

- Вы сказали, что ездите еще и потому, что занимаетесь барнаульским театром. Не жаль времени?

- Я взялся за художественное руководство, потому что Барнаулу нужен театр. Мне легче в Думе разговаривать с начальниками, министрами, от которых зависит его финансирование, чем его директору. Мне в шутку говорят: вы храм построили, теперь постройте театр. Так что сейчас я к театру подхожу в первую очередь как к стройке. Все равно этот процесс потом обрастает другой работой, но основной повод заняться театром был строительный. Под лежачий камень вода не течет: надо продвигать дело, даже если это сопряжено с большими трудностями.

- Вы не сразу решились выйти на барнаульскую сцену. Что стало решающим аргументом в пользу вашего сотрудничества с местным театром?

- Аргумент один — Алтай. Мне небезразлично отношение ко мне моих земляков. Наверное, я должен был доказать себе, что не боюсь вернуться сюда тем, кем я хотел стать и кем стал. Ведь суд земляков — самый нелицеприятный. И всегда есть ужасный риск — не оправдать ожиданий своих земляков. Так что для меня выход на барнаульскую сцену был очень ответственным экзаменом. Ведь никогда не знаешь, когда, где и как твое слово, твой поступок отзовется...

- А правда, что недавно народный артист России, стал «лицом Алтая», снявшись в рекламных роликах алтайских продуктов?

- То, что я снялся в рекламе сыра и меда, — факт. Именно эти продукты — экологически чистые — мы не стесняемся экспонировать на различных международных выставках. Причем делаем это весьма успешно. Но о том, что являюсь «лицом Алтая», узнал от журналистов. Вообще-то, если честно признаться, я считаю себя «лицом России». Получается, Алтайского края тоже.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100