Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Северный Ледовитый. Часть вторая. Муста-Тунтури

Еще одна страница в летописи Кольского. Страшная, многими забытая. Наш корреспондент прошла по кровавой тундре и преодолела хребет Муста-Тунтури несмотря на пронизывающий холод и сводящее с ума безмолвие Севера.

Еще одна страница в истории Кольского. Страшная, печальная, многими забытая. Четыре года войны оставили на побережье океана раны, которые природа залечивает уже несколько десятков лет. Леденящее дыхание Арктики заставило время остановиться. Наш корреспондент прошла по кровавой тундре и преодолела хребет Муста-Тунтури несмотря на пронизывающий холод и сводящее с ума безмолвие Севера.

Здесь невероятно красиво и очень холодно. Стоит выйти из машины, как ледяной, пронизывающий ветер гонит обратно. Почти все поселки, некогда расположенные на побережье, заброшены. Дороги безлюдны, только иногда промелькнет машина рыбаков или «металлистов», собирающих то, что еще не превратилось в труху. Мы встретили их однажды в заброшенном гарнизоне. Пограничная зона.

Хребет Муста-Тунтури раскинулся на берегу материка. У моря, с северной стороны полуострова Рыбачий, он резко обрывается. В восточной части хребта есть единственный перевал, через который проходит дорога жизни. Она соединяет Рыбачий и Средний.

Муста-Тунтури — название финское, в переводе дословно «черная гора». Я бы назвала ее кровавой

Трудно представить, что здесь четыре года шли бои, при таком холоде люди удерживали высоты, работали в госпитале и даже издавали в землянке собственную газету. О страшных событиях тех лет сейчас напоминают памятники, установленные поисковиками, и старые воинские кладбища. Их здесь двадцать восемь.

Муста-Тунтури  — нерукотворный памятник под открытым небом. Памятник, который создала природа и война. Это самый северная точка фронта Второй мировой войны. Существует миф, что это единственный участок границы, не перейденный немцами. В действительности это не так. Перешли и довольно далеко продвинулись. Возможно, эта легенда появилась из-за пограничного знака, который находился на одной из высот еще до финской войны. Когда она началась, границу сдвинули на 12 километров западнее, а знак остался. Высоту из-за него назвали «Погранзнак». В июле 1941 за нее шли тяжелые бои. Солдаты считали, что они бьются за советскую границу, не зная, что она была перенесена.

«Муста-Тунтури» в переводе с финского означает «черная гора». Изначально «тунтури» — это гора с круглой вершиной за границей зоны лесов, на территории, где в давние времена был материковый лед. Я бы назвала ее не черной, а кровавой. Сюда стоит приехать в первой половине сентября, когда природа в предсмертной агонии перед долгой полярной ночью разбрасывает сигнальные огни по всему полуострову. Возникает ощущение, что это немое напоминание о тех 40 тысячах воинах, отдавших свою жизнь за этот клочок суши.




По плану мы должны были пройти траверсом по всему хребту в первый день. Начать с глубокого немецкого тыла и спуститься к часовне и военному кладбищу у подножия. Случилось все ровно наоборот.

Встретили нас мурманские краеведы и черная, как вороново крыло, Мадонна. Она почти сбила меня с ног и принялась лизать руки и лицо, как будто мы с ней знакомы тысячу лет.

Девчонки перебросились с нами парой фраз, попросили ничем не кормить собаку, сославшись, что она на «диете», и продолжили свою работу.

Они заботливо пропалывали солдатские могилы, подправляли оградки из камней, красили солдатские каски и звезды, оставляли букетики полевых цветов каждому. Память жива, потому что есть неравнодушные люди.

На ручье Корабельном, вблизи бухты Озерко, захоронено около восьмисот человек. На маленьком клочке земли приютились братская могила, военное кладбище и часовня в честь Георгия Победоносца, которую построили в 2009 году.

Крутой подъем вверх по тропе преодолели не все. У хребта есть две вершины — малая и большая Муста-Тунтури. На каждой из них стоит поклонный крест, скрепленный стальными тросами, которые держат их наперекор всем ветрам. Постоянный, непрерывный, режущий ветер. Здесь, на вершине, он дует всегда.

Здесь звенящая тишина. Не поют птицы. Не растут цветы. Ужасающая красота. И напоминание. На каждом шагу

Оголенные спины почерневших от лишайника камней, как стая китов, обгоняя друг друга, стремятся ко второй вершине. Под ноги нужно смотреть нужно обязательно. Природа потихоньку зализывает раны, укрывает мхом воронки от снарядов, пулеметные гнезда. Очень легко оступиться или попасть в капкан колючей проволоки.

Здесь звенящая тишина. Она давит на барабанные перепонки, хочется нырнуть в любую щель, прижав голову к коленям, лишь бы не слышать ее. Не поют птицы. Не растут цветы. Ужасающая красота. И напоминание. На каждом шагу: гильзы, разорванные фугасы, искореженное железо, куски мин, мотки телефонного кабеля, ежи…

Гильзы. Они повсюду. Некоторые превратились в кроваво-оранжевую труху, другие еще поблескивают своим литым корпусом на солнце. Можно собрать коллекцию: от нашего и немецкого автомата, пистолета, пулемета. Но нужна ли такая коллекция смерти? Многие пытаются вывезти их с собой как сувенир, набивают ими карманы. А потом они долго объясняются со службой безопасности аэропорта.

Вокруг раскинулся белыми коврами ягель. Это волшебный лишайник стал настоящим спасением для наших солдат. Им лечили раны, набивали сырые сапоги, его заваривали в чай. Хотя могу сказать честно, чай — на любителя.

Говорить не хотелось совсем, только слушать. Иногда мы собирались в стайку вокруг Тимофея Рогожина, директора компании RussiaDiscovery. Раньше он был поисковиком и руководил Карельской региональной общественной молодежной организации «Поиск». Той самой, которая шаг за шагом искала на месте боев останки наших воинов, кропотливо работала в архивах, чтобы установить личность, находила родственников погибших и перезахоранивала. У героев должны быть имена.

Беспрерывный полярный день с его короткими белыми сумерками все лето не давал ни минуты покоя, сна, передышки

Он рассказал много интересных фактов, которых не найти в учебниках. Что в немецкой армии в списках пропавших без вести значились немногие. Погибших вывозили с линии фронта и вели четкий учет потерь. Поэтому останки немецких солдат находят редко. А если и обнаружат тело в немецкой форме, то, вполне вероятно, что это кто-то из наших.

На Рыбачем была джентльменская война. За четыре года сражений плечом к плечу, на расстоянии, когда можно просто бросить гранату в окоп врага, бойцы настолько хорошо изучили друг друга, что вполне нормальным были передышки по договоренности, когда обе стороны давали возможность друг другу вывезти раненных в тыл.

Землянки, убежища, командные пункты — все построено прочно, как будто воевать планировали десятилетиями. Беспрерывный полярный день с его короткими белыми сумерками все лето не давал ни минуты покоя, сна, передышки. Все укрепления возводили на глазах врага, под пулями. Немцы даже затаскивали сюда цемент и укрепляли им стены и перекрытия. Честно говоря, не поверила, пока сама не наткнулась на такую землянку. Они даже умудрялись закатывать двухсотлитровые бочки с топливом.

При спуске с высоты Большая Муста-Тунтури есть замаскированный склад боеприпасов, совсем неприметный с дороги. У меня все съежилось внутри от предупреждения, что здесь могут быть неразорвавшиеся снаряды, и передвигаться нужно аккуратно, ничего не двигать и не бросать. До сих пор склоны представляют опасность, и об это многие даже не догадываются...

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100