Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

На теплоходе музыка играла

Крушение прогулочной "Булгарии" стало катастрофой национального масштаба. Виноваты все - судовладелец, турагентство, команда, проходившие мимо суда... Вопрос после траура: что делать?


- Знаете, речные круизы — очень привлекательный отдых, к нему привыкаешь. Многие туристы отправляются в круизы не по одному разу. В прошлом году я плавала по маршруту «Москва — Пермь — Москва» на маленьком двухпалубнике, почти три недели в пути. Была бы возможность, отправилась бы в круиз еще раз…

Москвичке Ксении повезло с крестной. Крестная хоть и не фея, зато работала на одном из круизных судов, так что ее крестница Ксения несколько лет плавала по разным маршрутам бесплатно, незарегистрированным пассажиром. Волшебная возможность, ведь круизы — удовольствие недешевое, и публика на борту в основном небедная. По словам Ксении, «средний класс» в длительных круизах особо замечен не был. Даже пожилые туристы, как правило, — родители заботливых и состоятельных детей.

В столь приятном путешествии ни один нормальный русский человек не променяет речные виды на думы о грозящих опасностях. Туристы считают, что за обеспечение своей безопасности они уже заплатили. По наблюдениям Ксении, пассажиры круизного судна в лучшем случае знают, где находится спасательный жилет (под кроватью или в шкафу) и как его надевать (в каютах есть инструкции). Эти знания, впрочем, тоже используют для отдыха: в пути многие в этих жилетах купаются.

Чтобы в России вспомнили о безопасности чего бы то ни было, должна произойти трагедия с человеческими жертвами. Происшествие без жертв часто не выходит за рамки региональных новостей. Но крушение «Булгарии» стало катастрофой национального масштаба. «Булгария» даже не была круизным судном — двухпалубный дизель-электроход, совершавший двухдневный прогулочный рейс...

10 июня 2011 года теплоход «Булгария», следовавший по маршруту Казань — Болгар — Казань, затонул на Волге близ Куйбышевского водохранилища. На борту теплохода находилось 208 человек. Из них 30 не были зарегистрированы — ни туристами, ни членами команды. По данным на 14 июля, число погибших достигло 113 человек.

Почти сразу появились сообщения о том, что «Булгария» вышла в рейс с перегрузкой, неисправностью левого двигателя и даже без лицензии на перевозку пассажиров. Однако при определенной доле везения «Булгария» дошла бы до пункта назначения. Не повезло. Каждая подобная трагедия — результат развития событий по худшему сценарию. Гроза, сильное волнение на реке, крен на правый борт из-за отказавшего двигателя, перегрузка (те самые незарегистрированные пассажиры), открытые из-за жары нижние иллюминаторы, которые сыграли роль «пробоин» в корпусе теплохода, отсутствие водонепроницаемых переборок, паника и секунды на осознание происходящего — «Булгария» ушла под воду за 3 минуты. Сигнал тревоги никто не подал, на теплоходе продолжала играть музыка…

Двухпалубный дизель-электроход «Булгария». Фото: ИТАР-ТАСС. Strana.Ru

Двухпалубный дизель-электроход «Булгария». Фото: ИТАР-ТАСС

На «Булгарии» было всего 2 спасательных шлюпки вместо 4-х, на воду успели спустить только два надувных плота. Благодаря этим плотам, спасательным кругам и жилетам 79 человек продержались в холодной волжской воде — через полтора часа их подобрал проходивший мимо теплоход «Арабелла». 113 человек погибли, 79 спаслись, остальные числятся «пропавшими без вести».

Гибель «Булгарии» и ее пассажиров — катастрофа техногенная и человеческая. Чего стоят рассказы о двух судах, проходивших мимо и не оказавших помощь гибнущим людям. Это шокирует сегодня, когда ничего изменить уже нельзя. Но нарушение норм безопасности в круизах — дело известное и даже привычное.

По правилам «Наставлений по борьбе за живучесть судна» все пассажиры должны быть обеспечены спасательными жилетами. Ксения, путешествовавшая на круизном теплоходе незарегистрированным «безбилетником», прекрасно понимает, что в случае форс-мажора могла бы остаться без средств к спасению. Ей известны и другие «внутренние» круизные особенности:

– У меня были знакомые в команде корабля. Они рассказывали, что судно, на котором я плавала, рассчитано на 130 человек, а спасательных шлюпок на нем всего две, каждая вмещает 20 человек. Причем, как я слышала, состояние этих шлюпок никто никогда не проверял.

На вопрос, есть ли шансы на самостоятельное спасение при крушении теплохода, Ксения отвечает с надеждой на удачу:

– Смотря где это произойдет. Если в трех километрах от берега, как это было в случае с «Булгарией», можно и в жилете попытаться доплыть. А если трагедия случится на Рыбинском или Куйбышевском водохранилище, где берега не видно…

Среди пассажиров круизных судов много женщин и детей. Для них «три километра в жилете до берега» — непреодолимое расстояние. Но, судя по настрою Ксении, гипотетические опасности ее не пугают.

– Кому суждено быть повешенным, тот не утонет, — резюмирует собеседница.

Видимо, таким же фатализмом заражены и те, кто уже купил путевку или собирается это сделать: серьезного падения спроса на речные круизы, несмотря на трагедию, не произошло.

– Конечно, люди звонят, переживают, задают вопросы. Но от поездок не отказываются, все идет в нормальном режиме, — говорит Наталья Виноградова, пресс-секретарь ОАО «Судоходная компания Волжское пароходство». — Тем более что у нас совершенно иная ситуация, сравнивать наши суда с «Булгарией» — то же самое, что сравнивать «Мерседес», хоть и 1990-го года выпуска, с древней «копейкой».

– Ваши суда современнее и надежнее?

– У нас 27 туристических четырехпалубных теплоходов, построенных в семидесятые — восьмидесятые годы в Австрии и Германии. По мнению специалистов, для речных судов это относительно небольшой возраст. Безопасность у нас — превыше всего. Только вчера в связи с трагедией на «Булгарии» проверяли наши суда, и нарушений выявлено не было. Замечу, что все наши суда и туристы застрахованы.

– То есть у вас все хорошо?

– «Все хорошо» бывает только в дурдоме, а у нас нормальная работа.

«Булгария» действительно была старым судном — построена в 1955 году в Чехословакии. Из 36 подобных судов, радовавших советских туристов, сейчас на ходу только три.

– Везде случаются несчастные случаи, и на воде тоже, — рассуждает Олег, 2-й штурман одного из московских прогулочных пассажирских теплоходов. — Но, по-моему, техника старовата для нашего века. Большинство аварий происходит именно на старой технике. «Булгария» каких годов была? Она себя давно уже выработала. Например, пробоины — частое явление для судов: они настолько старые, что зимой даже лед, выбрасываемый винтами, может пробить днище. У нас так бывало...

Однако техника не несет ответственности за людей. Олег уверен, что в трагедии «Булгарии» главную роль сыграл человеческий фактор. Фактор человеческой жадности и глупости.

– Представьте ситуацию: капитан знает, что у него что-то неисправно или не хватает какого-то документа, чтобы выйти в рейс. И сообщает об этом своему судовладельцу с резюме: «В рейс идти нельзя». Только вот у судовладельца от этого пусто в кармане станет. Поэтому он и отвечает: «не идешь в рейс — иди домой, а я другого капитана найду». И найдет. Кстати, целый день после аварии на «Булгарии» в новостях говорили: «выясняется, кому принадлежало это судно». Что за бред!

Никакая техника, даже самая современная, не обеспечивает полную «защиту от дурака». Олега особенно возмущают непрофессиональные действия команды «Булгарии»:

– Я от инспекторов знаю, что «Булгария» вышла из порта с одним неисправным главным двигателем. Во время шторма в машинное отделение через иллюминатор попала вода, и электромеханик заглушил генератор, потому что испугался короткого замыкания. Так вот, это — грубейшая ошибка. Нужно было запустить вспомогательный двигатель через 17 секунд, а этого сделано не было. В итоге судно потеряло управляемость и встало бортом на волну, перевернувшую его. А вообще винить в авариях стоит всю систему, то, как она устроена...

Москва, Речной вокзал. Прогулочные теплоходы. Источник: Фотобанк Лори. Strana.Ru

Москва, Речной вокзал. Прогулочные теплоходы. Источник: Фотобанк Лори

На вопрос, обеспечивает ли «система» безопасность прогулок на его судне, Олег отвечает неоднозначно.

– На нашем прогулочном пассажирском теплоходе абсолютно безопасное плавание. Вообще безопасность во многом зависит от класса судна и района плавания. Наш экипаж следит, чтобы работы на судне велись с соблюдением всех норм техники безопасности. Нас проверяют судоходная инспекция, Регистр, Ространснадзор. А вот происходит это «по-серьезному» или для отписки — наверняка сказать сложно. Тут все зависит от инспектора. Это как техосмотр в ДПС. Все знают, как у нас оформляются такие документы. Так что это вопрос из серии: «Безопасно ли ездить в маршрутках»?..

По сообщению ФГУ «Российский речной регистр», «Булгария» проходила последнее освидетельствование 15 июня 2011 года, и техническое состояние судна по всем параметрам признали годным.

Определенную долю ответственности Олег возлагает и на пассажиров — ведь знаем, в чьих руках спасение утопающих, но продолжаем верить в собственную неуязвимость.

– Вот вы катались когда-нибудь на теплоходе? — резко спрашивает штурман. — Интересовались ли, где жилеты и шлюпки, куда бежать в случае аварии? Хотя бы таблички «расписание по тревогам» замечали? А они, между прочим, на каждом углу висят. Вот так и все пассажиры. Особо этим не интересуются…

Инструкция для пассажиров в случае судовой тревоги существует в печатном виде в каждой каюте. А вот нужен ли устный инструктаж, решает капитан судна. На «Булгарии» инструктажа не проводилось. Впрочем, сейчас уже известно, что почти все пассажиры «Булгарии» — и выжившие, и погибшие — успели надеть спасательные жилеты.

Для предотвращения будущих ЧП госкомиссия, созданная после трагедии на «Булгарии», решила приостановить эксплуатацию трех оставшихся судов «чехословацкой серии». Как сообщил прессе глава Минтранса Игорь Левитин, будут введены более жесткие меры по внутреннему судоходству, проведены проверки документов на возможность перевозки пассажиров…

У Виктора Дмитриева, кораблестроителя и капитана с 1987 года, президента петрозаводского Морского клуба «Полярный Одиссей», свой взгляд на эксплуатацию старых судов:

– За трагедию на воде отвечают два человека: судовладелец и капитан. А 50 лет для судна — не возраст. За рубежом ходят и очень старые суда — нет проблем, их просто нужно поддерживать в порядке. По репарации после войны России достались два барка, четырехмачтовых парусно-моторных судна, «Седов» и «Крузенштерн». Построены в начале прошлого века. Ходят! И по морям в том числе.

Как и во времена СССР, строительство речных судов в России почти не развито. Покупку новых теплоходов за границей не осилит ни одна компания. А значит, вывод из эксплуатации еще трех кораблей усугубит и без того напряженную ситуацию в речном туризме.

– Посмотрите на Карелию — это же пустыня на воде! — продолжает Виктор Дмитриев. — Пароходство развалилось, редкие частные компании возят несколькими «кометами» и теплоходами туристов на Кижи, Валаам и Соловки. Водных путешествий на маломерных судах — в рамках официального туризма, по крайней мере, — нет. Почему? Потому что Минтранс не выдает лицензий на пассажирские перевозки лодкам, катерам и яхтам, поднадзорным ГИМСу (Государственной инспекции маломерных судов при МЧС России).

ГИМС регистрирует судно, ежегодно проверяет его на соответствие всем требованиям безопасности, определяет количество допустимых к плаванию пассажиров (максимум 12 человек), выдает судовой билет. Но получить лицензию на коммерческую деятельность такое судно не может. Потому что, как ни парадоксально, не считается «пассажирским». То есть весь маломерный флот России может катать людей только бесплатно.

– Вот, скажем, дедушка в деревне Гомсельга селит в своем доме приезжих, — поясняет Виктор Дмитриев. — У дедушки есть лодка. Но если дедушка на своей лодке окажет туристам транспортную услугу — например, отвезет на рыбалку, — на него можно подавать в суд. Потому что у него нет лицензии на перевозку пассажиров. А мы еще хотим развивать сельский туризм…

Получается, что бороздить водные просторы России, при отсутствии собственной лодки, можно только на теплоходах-пароходах. Как выбрать турфирму, чтобы не попасть впросак (как минимум) и в трагедию (как максимум)?

– Ориентиры простые и традиционные, — говорит штурман Олег. — Популярность компании, срок ее существования, отзывы о ней…

От себя добавим, что нужно непременно проверить наличие регистрации туристической компании в Едином федеральном реестре, размещенном на сайте Ростуризма. Там же можно найти всю информацию по компании. В Ростуризме считают, что если в реестре компании нет, то и связываться с ней не стоит.

Однако Ростуризм занимается только туристическими операторами, а турагентства являются представителями малого и среднего бизнеса — это значит, проверять их будет либо Роспотребнадзор, либо МВД.

К слову, туристическое агентство «Интур-Волга», продавшее билеты на рейс «Булгарии», в Едином федеральном реестре зарегистрировано не было и, как оказалось впоследствии, вообще не имело права заниматься туристической деятельностью.

Выбирая туроператора, стоит выяснить и размер страховки. Если туроператор зарегистрирован в Ростуризме, то в случае беды можно рассчитывать хотя бы на финансовую компенсацию.

Нелишне поинтересоваться не только цветом пледа на диванчике каюты, но и характеристиками круизного судна. Даже если корабль на фотографии выглядит абсолютно надежным и роскошным. «Титаник» тоже считался непотопляемым, но вот шлюпок на всех не хватило…

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100