Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Война и мир деревни Доронино

Основатели живого музея в Доронино называют его "военно-историческим поселением". Музей частный, создавался тяжело. У государства денег не просили. Просто работали, воплощая одну идею за другой.

У платформы железнодорожной станции «Бородино» — обелиски, памятники, стелы. Одни увенчаны коронованным двуглавым орлом, другие — пятиконечной звездой. Туристы фотографируются у каждого — и так, не спеша, добираются до поворота на Шевардинский редут. На этом месте за два дня до Бородинской битвы состоялась её генеральная репетиция.

Историки знают, что битва, предварившая Бородинское сражение, называлась именно так: «при Шевардино-Доронино». Если, прогулявшись до Шевардинского редута, не сворачивать обратно к станции, а пройти чуть дальше, то вскоре будет указатель: «ДОРОНИНО 1 КМ».

Узкая дорога утыкается в переезд. Перед самыми путями в растрескавшийся асфальт вбиты бетонные столбики: дальше машинам дороги нет. За переездом стоит пара домов, а дальше до самой кромки далекого леса — только поля, розовые островки иван-чая и прозрачные березовые пролески.

Когда-то здесь возвышался ещё один оборонительный редут — Доронинский. Но, в отличие от своего отмеченного памятниками соседа, ему повезло меньше. В 1860-х годах он помешал строительству Александровской железной дороги, и половину холма срыли. А ещё через сто лет на месте редута организовали добычу песка и окончательно сравняли насыпь.

Жители Доронино разъехались, продавая или оставляя дома. Сейчас из коренных жителей остался всего один, шестидесятилетний пенсионер. Скандал с застройкой земель исторического музея-заповедника «Бородино», равно как и сама застройка, до Доронино не докатились: не нашлось желающих селиться рядом с шумной железной дорогой. Героическая деревня готовилась придти в запустение и исчезнуть с карты Подмосковья.

Так бы и случилось, но пять лет назад один из домов с землей выкупил авиационный техник и реконструктор со стажем Владимир Петров. Дом с помощью волонтеров из многочисленных военно-исторических клубов превратил в избу начала XIX века. Так в Доронино появился живой музей крестьянского быта.

Почти крестьяне

Под навесом во дворе живого музея — короткое чаепитие в расширенном составе. Хозяин музея Владимир, худощавый улыбчивый бородач Олег Поляков и несколько волонтеров, приехавших помочь музею со строительством нового дома. Но сизые тучи, с самого утра затянувшие небо, все-таки разразились сочным летним ливнем. Какая уж тут стройка. «Вот это поливает... надо же цыплят загнать!» — с этими словами хозяин музея выбежал под дождь.

Пока Владимир спасал птиц от внезапного ливня, Олег Поляков начал рассказывать, как оказался в Доронино:

– Я пришел в реконструкцию давно, состою во многих клубах. Успел и по наполеонике походить, и в страйкболе отметиться. Но со временем — старость! — стало клонить от войны к миру. Идея создать музей крестьянского быта у меня была давно. Но когда узнал, что Володя Петров уже начал воплощать ее в жизнь, решил, что два музея — это перебор. И приехал в Доронино.

Первым делом выгребли из дома мусор. Машинами вывозили — столько его было. Ободрали обои, штукатурку, оргалит. Пришлось поднимать венцы, восстанавливать фундамент, делать завалинку, приводить в порядок сени.

Олег и Владимир превратили избу в простой бревенчатый сруб. Помогали волонтеры-реконструкторы из военных клубов, взамен получив возможность пожить исторической жизнью на крестьянском подворье. Не выезжая из Московской области.

Возвращенная к жизни изба, если не считать электрических лампочек и спрятанных в закутке холодильника и газовой плиты, выглядит подлинным крестьянским жилищем двухсотлетней давности. Олег с гордостью демонстрирует музейную коллекцию: крестьянские пуговицы, ядра, одежду и даже сохранившийся с тех времен комод.

- Многое мы нашли прямо на этом дворе — просто копали огород и вынули из земли. Тут за последние двести лет было два крупных сражения, и часто в одном и том же слое можно найти вещи из совершенно разных эпох — нательный складень и стреляные гильзы от винтовок…

Снаружи Олег показал в бревнах сруба несколько лунок с застрявшими свинцовыми шариками:

- Это я сам дом обстреливал — хотел показать, что за эту деревню действительно воевали!

Старинные кресты, найденные хозяевами музея. Фото: Антон Агарков. Strana.Ru

Старинные кресты, найденные хозяевами музея. Фото: Антон Агарков

Два раза в год — в сентябре и в мае — в Доронино приезжают любители военной истории, разбивают биваки и живут жизнью XIX века. На это время хозяева прячут все современные вещи, и получается самая настоящая живая история. Здесь и фильмы несколько раз снимали: приходит гусар на постой в крестьянскую избу и требует, например, гуся. Фаршированного квашеной капустой и черносливом, с запеченными яблоками. И гусару тут же этого гуся готовят.

Живой музей

Приезжают в Доронино не только участники исторических реконструкций. Здесь каждый человек может примерить на себя девятнадцатый век.

Музей потому и называется живым, что все можно попробовать самому: и поработать, и одежду крестьянскую поносить. Музей построен на полном погружении в эпоху. Здесь есть поле, которое хозяева засевают льном, пшеницей, рожью. Хочешь — можешь и сам за соху встать. Когда лён всходит, можно увидеть все этапы его обработки — от обмолота до ткачества.

Для начала хозяевам самим пришлось осваивать ремесла: по историческим текстам, методом проб и ошибок. Но одно дело — построить дом как 200 лет назад. Другое — воссоздать ландшафт. Нашли карты Доронино позапрошлого века. Оказалось, что рядом с деревней был небольшой рукотворный пруд: селяне поставили на мелкой реке плотину и запрудили низину.

Олег и Владимир восстановили запруду, и теперь недалеко от Доронино снова есть водоем. Судя по мемуарам и документам, в пруду водился золотой карась — редкая озерная рыба. Владимир нашел неподалеку неглубокое заиленное озеро, где еще сохранились такие караси, перенес их в новый пруд: караси прижились и дали потомство. А в музее появилось новое развлечение: порыбачить так, как это делали наши предки — ореховой удочкой с поплавком из гусиного пера…

Под навес летней кухни входит мохнатый рыжий пес. Самый живой экспонат музея, Гриша. Подошел и уткнулся мокрой мордой в руку, в надежде, что погладят. Дождь стих, и на мокрую траву выбежали гусята, медленно протопали овцы и начали меланхолично щипать траву.

– Мы хотим выйти на полное самообеспечение: свое молоко, свое мясо, шерсть со своих овец, — поясняет наличие живности Олег. — Полезные травы тут вообще под ногами растут, надо только знать, что собирать. Сейчас учимся делать хлеб в крестьянской печи, часть будем выпекать из зерна, которое сами вырастим…

Отложенное из-за дождя строительство нового дома возобновилось — укладывали пол в сенях большого сруба. Владимир оглядел проделанную работу:

- Мы его уже давно строим, много сил вложили. И всё сами. Хотим здесь разместить часть экспозиции, выставку льна и небольшой постоялый двор — если кто-то из туристов захочет на выходные приехать, мы их тут поселим. Нам этот дом нужен как воздух, так что постараемся закончить к зиме. Будет у нас два дома, а это уже улица...

Особенно тяжело было первые пару лет: музей тянули на свои деньги, с помощью друзей. Но с самого начала не бегали за спонсорами, не просили денег у государства. Реализовывали идеи одну за другой. Сегодня доронинская «Масленица» — одна из самых популярных в Московской области. Туристы в очередь записываются. Иногда народу набирается так много, что приходится кому-то отказывать.

- А с Бородинским военно-историческим музеем у вас какие отношения?

- Дружеские. Фактически мы находимся на их территории и считаем себя частью музея.

Замдиректора государственного музея-заповедника Александр Драгунов эти слова подтвердил и добавил, что Петров Владимир Иванович числится у них внештатным экскурсоводом, а сам музей нередко заказывает у Доронино экскурсии для туристических групп. А что Доронино нет на интерактивной карте музея — так это просто карта старая, ее скоро поменяют…

Свой герой

У Доронино есть свой герой — русский мужик, крепостной крестьянин князей Голицыных. Кондратий Кондратьев из села Горетово.

В избе мини-экспозиция, посвященная его жизни. Во время нашествия французов Кондратьев собрал небольшую крестьянскую армию. С этим ополчением он смог дать отпор французским мародерам и «спас многие селения от пожоги».

Свидетельство, подписанное премьер-майором Лиманом и окружными крестьянами: «…он действительно при вторжении врага на Можайскую округу, собрав соседственных крестьян более 1000 человек верхами, сражался храбро, где не менее 700 человек побили и отвратили могущий произойти от неприятеля пожар, что совершенно должно причесться к похвальному содействию просителя».

После долгого разбирательства в 1818 году Кондратий Кондратьев высочайшим повелением был награжден «установленным для солдат знаком отличия военного ордена», Георгиевским крестом. Награда героя нашла, а вот всенародная слава и упоминание в учебниках — нет. К тому моменту, когда историк Михайловский-Данилевский по приказу Александра I начал составлять историю событий Отечественной Войны, народный герой Кондратий Кондратьев уже умер.

Сегодня и само село Горетово, которое защищал крестьянин, осталось на дне Можайского водохранилища. На его берегу построили новую деревню с тем же названием…

Особенное место

- Сейчас такое время: книжки читать никто не любит, все привыкли смотреть и слушать. Вот и получается, что наш способ рассказывать об истории — самый эффективный…

Владимир — сплошной парадокс. В прошлом — авиационный техник, с виду — персонаж старинной лубочной картины, по сути — идеальный современный менеджер. Успевает подумать обо всем. Каждому посетителю хочется увезти с собой сувенир на память о музее — и в Доронино есть сувениры простые, вроде чашки или ручки, а есть и затейливые, соответствующие: за отдельную плату можно получить свинцовую пулю, которую здесь же отливают из расплавленного свинца в антуражной пулелейке.

- Эту пулю можно забрать себе или сразу же «перековать мечи на орала»: специальным штампом превратить её в памятный жетон Доронино, — поясняет Олег.

За несколько лет городские мужики на чистом энтузиазме смогли сделать то, до чего никак не дозреет государственный исторический сосед. Возродили умирающую деревню, создали оригинальный музей с неизбитой идеей и экскурсионной программой, развивают инфраструктуру с мыслью о посетителях, сувениры продают культурно, в лавке, а не на обочине дороги. Да еще и историческую справедливость пытаются восстановить.

За этими хлопотами стоит нечто большее, чем желание подзаработать на музее или на модной раскрутке минувших эпох у народа, забывающего собственную историю.

- Это особенное место, — глядя сквозь вечерний ливень, говорит Олег, — Вот сейчас идет дождь, и можно просто сидеть и слушать шум дождя. А вчера была полная тишина — просто полнейшая, даже лягушки в пруду не квакали. И туман…

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100