Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Бурятский уикенд: смешать, но не взбалтывать

Выходные в Бурятии для жителя центральной России – так себе идея. Шестичасовой перелет, пятичасовая разница во времени, джетлаг, бессонница, усталость, необходимость увидеть побольше за два дня, а потом назад. Что можно узнать за это время?

Новость о том, что мне предстоит подобный вояж, застигла меня в Кремле на выставке, посвященной Петру I. Тот в Бурятии никогда не был, но не чурался неизведанного. Кроме того, Кремль как раз готовился к принятию бурятского Нового года, Сагаалгана, что казалось добрым знаком. Так что я запаслась бутербродами перед длинной дорогой, узнала значение слова «гороо» и морально подготовилась к прогнозу в минус 14. Выходные обещали быть тяжелыми.

Республика Бурятия. Тункинский район. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Республика Бурятия. Тункинский район. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Яркие молитвы

Бурятские дацаны — это вылет в открытый космос. Совсем рядом — Улан-Удэ с тяжелым советским ампиром, длинными хрустальными люстрами в дорогих гостиницах, подсвеченными ледяными скульптурами на главной площади и огромной головой Ленина на постаменте. По дороге воздух, белый от печных труб сибирских деревянных изб, мохнатые коровы, роющиеся в помойках вместе с бродячими собаками повышенной шерстистости — холодно. И вдруг — разноцветные пагоды с разлетающимися вверх краями крыш, скрипучие молитвенные барабаны, звон колокольчиков в руках сосредоточенных лам.

Буддизм пришел в Россию в XVI–XVII веках через Монголию вместе с кочевыми племенами калмыков. Империя признала его официально в 1741 году, когда императрица Елизавета Петровна издала указ, по которому бурятам разрешалось исповедовать ламаизм. Там же утверждалось 11 буддийских монастырей.

Улан-Удэ. Площадь Советов. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Улан-Удэ. Площадь Советов. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Советские репрессии разрушили всё. Храмы сносили, лам расстреливали и отправляли в лагеря. Первым дацаном, то есть монастырем с буддийским университетом, открытым в советское время, стал Иволгинский (1945). Он был построен на окраине села Верхняя Иволга согласно правилам буддизма: рядом с лесом и рекой, чтобы ламы могли общаться с хозяевами местности, савдаками, и нагами, хозяевами воды.

Войдя, любой посетитель, верующий он или турист, поворачивает налево и начинает гороо — ритуальный обход территории монастыря. По правую руку — большие и малые барабаны, хурдэ, внутри которых в свитках лежат мантры или священные тексты. Проходя мимо, вы вращаете эти барабаны, и свитки крутятся внутри них, словно произнесенные молитвы в воздухе.

Снег здесь скрипит, как двери в деревянных домиках. Совершенно русских на вид, только с загнутыми вверх концами крыш — так буддисты сбивают с пути злых духов, летящих с небес. На окнах ледяные узоры: как давно я не видела их, таких настоящих. Между городскими пластиковыми рамами их нет.

Иволгинский дацан. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Иволгинский дацан. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

В небольшом храме (всего их здесь 10) — живая реликвия, нетленное тело Хамбо-ламы Итигэлова — главы буддистов, в 1927 году ушедшего в нирвану через медитацию. Через 75 лет, следуя его прижизненным наставлениям, саркофаг подняли из земли. Тело не истлело, его перенесли в храм и даже позволили изучить ученым. Сегодня его выносят в главный храм, Цогчен-дуган, несколько раз в год по праздникам, и к нему стекается толпа верующих. В остальные дни он сидит на троне из семи подушек под стеклянным колпаком с двумя дверями. Входить к нему позволено только главному хранителю и кошке Марфе, которая любит подремать рядом.

Неподалеку можно загадать желание у камня с отпечатком ладони богини Зеленой Тары. Отойти шагов на 15, прикрыть глаза, попробовать вернуться и дотронуться до него рукой. Справитесь — желание сбудется. Кто-то идет смело, размашисто. Другие робко, маленькими шажками — видимо, в мыслях что-то очень важное. Я закрываю глаза и без колебаний кладу руку на камень.

— О! Что вы загадали? — спрашивает пресс-атташе дацана Алла Намсараева.
— Дотронуться до камня, — отвечаю, и все смеются. Иногда нужно просто загадать правильное желание. Я же здесь.

Иволгинский дацан. Камень Зеленой Тары. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Иволгинский дацан. Камень Зеленой Тары. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Язык Байкала

Зимой Байкал больше всего похож на огромное белое поле. В отличие от московской, бурятская зима не шутит. «Температура за бортом минус 28 градусов, добро пожаловать в Улан-Удэ», — сказал по прилету пилот нашей лоукостерской «маршрутки», чем вогнал в ступор половину пассажиров, которые, как и я, видели более оптимистичный прогноз.

Дышать непросто. Воздух обжигает горло, ноздри слипаются, коленки продувает ветер так, словно на них не горнолыжные штаны, а легкие джинсы. Сияет солнце, но если на минуту выйти из машины без шапки, есть опасность подхватить насморк.

Зимний Байкал. Катер на воздушной подушке. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Зимний Байкал. Катер на воздушной подушке. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Зато теплый прием ждал нас в визит-центре Байкальского заповедника. Он без преувеличения эффектный и лучший во всем Забайкалье. С панорамными окнами на озеро, сенсорными экранами, детской комнатой с мягкими черными валунами и возможностью вдохнуть «запахи тайги». В сувенирном магазинчике можно купить тапочки с надписью «Я люблю Байкал», расписанные камешки, бусы из минералов. Отсюда видно, как в открытых просторных вольерах темными молниями мелькают два баргузинских соболя, спасенных со зверофермы, — Тучка и Гром. Охрана соболя — главная причина создания соседнего, старейшего в России, Баргузинского заповедника. К 1916 году этих зверьков почти истребили. Но за более чем 100 лет полного покоя соболя оклемались и размножились: сегодня их около 2000.

Байкальский заповедник охраняет кедровые чащи хребта Хамар-Даман и чистую воду озера. Парадоксально, но его создали из-за пресловутого Байкальского целлюлозно-бумажного комбината: тому нужна была чистая вода для беленой целлюлозы, с помощью которой создавались стратегические ракеты «Булава» и «Тополь». С годами комбинат, в свою очередь, все больше загрязнял Байкал и ссорился с природозащитниками, пока наконец в 2013 году окончательно не проиграл и не закрылся.

Визит-центр Байкальского заповедника. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Визит-центр Байкальского заповедника. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

А мы проваливаемся в белый снег на самой середине озера. Знаменитого синего прозрачного льда тут нет — ветра не хватает. Зато сугробы по колено. Сюда можно добраться на катере на воздушной подушке. Зима на Байкале длится до апреля, а самый лед встает в марте — и только тогда по нему безопасно путешествовать на автомобиле, хотя люди, конечно, рискуют при первых сильных заморозках. Не всегда удачно.

Бывший визит-центр, а ныне Центральная усадьба Байкальского заповедника находится подальше от берега, в поселке Танхой. Здесь начинается пешеходная тропа длиной 2,5 километра, рядом этнографический городок с традиционными домами аборигенов, внутри — музей природы. Выглядит как классический краеведческий, с чучелами, да он, собственно, и есть — ведет историю с 1973 года. Интерес — в деталях. Каждое здешнее чучело имеет свою печальную историю, которую знает директор и таксидермист Николай Володченков. Медведя сбила машина; волк охотился на лошадей у Байкала, пришлось застрелить; рысь попала в капкан; у нерпенка на спине была гематома от проехавшего по нему квадроцикла; маленькая ласка выскочила из-под бревна, которое тащили люди, те от испуга уронили ствол прямо на нее… «Почти все они жертвы человеческого влияния на природу, — говорит Володченков. — Мы приходим и нарушаем ее хрупкий мир. И наш музей красноречиво рассказывает об этом. Я вижу, как туристы легко приходят сюда — и уходят немного другими людьми. Теми, кто не будет вредить природе по своей воле».

Музей природы. Чучела. Фото: Антон Агарков/Strana.ru. Strana.Ru
Музей природы. Чучела. Фото: Антон Агарков/Strana.ru

Теория коктейля

— Каждый бурят умеет готовить буузы, это точно, — смеется наш проводник, депутат Тункинского района Надежда Далаева, разгоняя праворульную машину в сторону Восточного Саяна. По сравнению с ним отроги Хамар-Дабана кажутся крошечными холмиками. — Тесто у нас готовят женщины, а мясо — мужчины. Я местная, а муж из Улан-Удэ. И вот я ему, помню, говорю: пойди поруби мясо на буузы, а он мне: я не знаю как. Но теперь ничего, научился.

Буузы — национальное бурятское блюдо, больше известное в русском произношении, «позы». Это большие пельмени или манты в форме юрты. Огромные. Тремя буузами можно наесться на весь вечер. Только надо делать это правильно, чтобы не опозориться.

— Едят их руками. Берете буузу, быстро надкусываете, выпиваете бульон, вот так, — Надежда ловко запрокидывает голову. — А потом уже спокойно доедаете.

Легко сказать! Тесто горячее, взять в руки невозможно. А воды там столько, что кажется, ее туда специально наливают, чтобы смеяться над туристами. Спустя пару бууз моя тарелка выдает меня с головой, напоминая остатки морского сражения.

Придорожное кафе. Буузы. Фото: Антон Агарков/Strana.ru. Strana.Ru
Придорожное кафе. Буузы. Фото: Антон Агарков/Strana.ru

Тункинский район почти целиком входит в одноименный национальный парк. Здесь огромные горы (высшая точка — Мунку-Сардык на границе Бурятии и Монголии, 3491 метр), чистый воздух, водолечебница «Нилова пустынь», в ванны которой со стометровых скважин поднимается радоновая вода. Место пользуется бешеной популярностью как бальнеологический курорт, несмотря на то что внешне оно заставляет вспомнить все советские фильмы сразу.

По берегу горной реки Ехэ-Ухгунь можно прогуляться до дацана Бурхан-Баабай, стоящего на священном месте. Здесь хранится одна из главных бурятских реликвий — жалсан, поднятая на 17-метровую высоту капсула с древними буддийскими текстами. Высота важна — больше шансов быть услышанными богами.

Ни в одном из дацанов нам не сказали ни одного слова. Ламы работали, пели молитвы, дули в огромные морские раковины, которые издавали резкие трубные звуки. И, казалось, не обращали на нас никакого внимания. И все же мы уходили, обвешанные браслетами, оберегами и подвесками, как бурятские сэргэ, священные деревянные коновязи, на которых верующие завязывают ленты на удачу.

Дацан Бурхан-Баабай. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Дацан Бурхан-Баабай. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Православные храмы в Бурятии тоже есть. Посольский Спасо-Преображенский монастырь стоит прямо на берегу Байкала. Один из первых монастырей Забайкалья, основанный в 1681 году на месте убийства монголами русского посольства. Всегда богатый, многолюдный, он стоял на Московском тракте, сюда приставали корабли, здесь останавливались сотрудники экспедиций и политических миссий. Дипломаты хитроумно принимали иностранных послов возле памятной надписи на надгробном камне убитого боярина Ерофея Заболоцкого и его сына Кирилла.

Священник-бурят читает проповедь в церкви Знамения Пресвятой Богородицы. Говорит о том, что каждый должен уметь бороться со своими демонами, чем бы они ни были — курением, алкоголем или интернетом. Слова действуют: прежде чем подойти за просфорой, коллега зачем-то отдает мне свой телефон.

Солнце садится. Белоснежные стены Преображенского собора, украшенные в стиле сибирского барокко, нежно розовеют под его последними лучами. В часовне Григория Двоеслова на широких полках отбрасывают блики человеческие черепа, стоящие в ряд. Бывшие послушники, ждущие упокоения.

Чуть ближе к Улан-Удэ, в поселке Ильинка, над термальным горячим открытым бассейном стоит такой густой пар, что от людей остаются только голоса. Мы не спали почти два дня, нам уже пора назад, в самолет, наблюдать в иллюминаторе рассвет длинною в шесть часов.

Посольский монастырь. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Посольский монастырь. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Бурятский коктейль замешан на ингредиентах, которые могли бы вызвать бурю. Столкновение религий, культур, кухонь, традиций.

Но в этом напитке все аккуратно перемешано так, что ты видишь различия, но не чувствуешь их. Буддизм и сохраненная голова Ленина, кипяченые ванны и ледяной Байкал, юрты с телевизорами, «совковые» пансионаты и лошадиные пастбища по горизонт. Как сохраняется баланс? «Если тебе что-то непонятно, дочь моя, загугли», — говорит отец Гавриил из Посольского монастыря, но нет поисковика, который смог бы ответить на этот вопрос.

Целая другая планета. Только полет до нее измеряется земными часами. И пусть в голове к концу выходных гулко стучит барабан, надо обязательно лететь.

Республика Бурятия. Восточный Саян. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru. Strana.Ru
Республика Бурятия. Восточный Саян. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.ru

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100