Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Колокольная наука

Туризм с погружением: где и как играть на колоколах

— Подходите сюда, вы, вы и вы, берите эти колокола, вы — вот эти, поменьше, а вы — эти, большие, вот, смотрите, для них педаль. Это — четверти, здесь — восьмушки. Возьмем темп небыстрый, чтобы все успели. Здесь двумя руками дергаете за веревочки, а здесь на каждый счет. Слушаем большие колокола. Они самые старшие в звоне, и если они ошибутся, то ошибутся все. Ииии... начали!

Это мастер-класс по колокольному звону в Ростовском кремле. Стоит оглушительный и не слишком мелодичный колокольный гул — никто в группе никогда веревки от языка в руках не держал, надо привыкнуть. Языки колоколов разной величины связаны между собой по парам и тройкам и управляются в идеале одним человеком — звонарем. С помощью хитрой комбинации веревок и педалей он может один звонить в двенадцать колоколов одновременно. Мы пока не можем. Кремлевский двор, в котором проходит мастер-класс, организованный для туристов, гудит от попыток сыграть небезызвестное «Не слышны в саду даже шорохи». Как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», который снимали как раз здесь, в Ростовском кремле.

Ростов Великий. Мастер-класс по колокольному звону в Ростовском кремле. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Ростов Великий. Мастер-класс по колокольному звону в Ростовском кремле. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Ростовские звоны

Звонница Ростовского собора бессменно стоит с XVII века. Ее строили в два этапа: сначала, в 1682 году, выстроили трехпролетную часть для нескольких колоколов. Но их минорное звучание не устроило тогдашнего митрополита Иону Сысоевича, и он пригласил литейщика Флора Терентьева, чтобы тот переделал его на мажорное. Для этого мастер, в частности, отлил самый большой местный колокол весом 2000 пудов (32 тонны), который звучит чистой нотой «до». Колокол получил имя «Сысой». Для него, такого тяжелого, была выстроена отдельная секция звонницы, на которой он мог удержаться. Трезвучием к «Сысою» звучат колокола «Полиелейный», что означает с греческого «Многомилостивый» (16 тонн), и «Лебедь» (8 тонн).

Имена есть у большинства из пятнадцати колоколов ростовской звонницы. В европейских странах колокола было принято даже крестить: им шили нательную рубаху и давали имя.

Соборная площадь Ростовского кремля. Фото: Паломнический центр. Strana.Ru
Соборная площадь Ростовского кремля. Фото: Паломнический центр

От веса колокола, толщины его стенок, зависит высота звука. Чтобы получить трезвучие, то есть аккорд с благозвучным интервалом, следует увеличить вес колокола в два раза. «По нотам» на Руси никогда не играли, это европейская традиция. Подобное звучание можно услышать только в Петропавловском соборе: еще Петр I заказал в Голландии 50-колокольный корильон, что-то типа «колокольного органа». На нем можно играть сложные мелодии, и там регулярно проводятся корильонные концерты.

Традиционный русский звон совсем не таков. Каждый звонарь подбирает свой звон, но на знакомые нам напевы он не похож. Нет мелодии, есть только ритм — как у барабанов. Однако любители с чутким слухом различают традиции отдельных монастырей: они связаны с количеством тех или иных колоколов на звоннице. В 1966 году фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила пластинку «Ростовские звоны», которая стала экспонатом всемирной выставки ЭКСПО в канадском Монреале. Поэтому ростовская традиция — самая известная.

Звонница Ростовского кремля. Слева — колокол «Сысой». Фото: Паломнический центр. Strana.Ru
Звонница Ростовского кремля. Слева — колокол «Сысой». Фото: Паломнический центр

«С музыкой знакомы? — спрашивает нас звонарь Ростовского кремля Василий Садовников. –Звонарь звонит как правило на 4/4. Чем и как — зависит от группы колоколов. «Благовестники» — это нижняя группа, они управляются педалями. Это такие, как «Сысой» и «Полиелейный». Их задача — на сильной доле держать ритм и темп. Вот крестный ход идет именно под благовестник. Как марш. Если ты ускорился, то и крестный ход побежал».

В левой руке звонарь держит «подзвонники», ударяющие на каждый счет. В правой — «зазвонные», которые отвечают за красочный рисунок. «Главную мелодию делают подзвонники, их может быть больше всего, — продолжает Василий. — В Даниловом монастыре, например, в левой руке звонаря может быть до восемнадцати колоколов. От каждого натянут тросик, они связаны, и при малейшем нажатии веером извлекается звук».

Звонарь на колокольне. Фото: Павел Пелевин/Strana.Ru. Strana.Ru
Звонарь на колокольне. Фото: Павел Пелевин/Strana.Ru

Время колокольчиков

Говорят, музыкальное образование для звонаря необязательно. У меня оно есть, так что я готова сходу сыграть что-нибудь эдакое. Это же просто ритм. Для мастер-класса во дворе кремля стоит учебная звонница из деревянных перекладин. Колокола на ней не простые — XIX века.

Подхожу к педали, беру связки колоколов в обе руки. Считаю про себя, как метроном, нажимаю педаль, дергаю руками — и ничего не слышу, не понимаю. Звук сливается в один, не слишком мелодичный, руки беспорядочно дергаются, а нога вообще прилипла к педали. Самое сложное здесь — то, что каждая рука и нога должна выполнять свою отдельную работу. Попробуйте постучать по столу руками одновременно так, чтобы левая отбивала только «раз-два», а правая в это же время «раз-два-три-четыре». Справились? Добавьте удар ногой на «раз».

Мастер-класс у звонаря. Фото: Наталия Судец/Strana.Ru. Strana.Ru
Мастер-класс у звонаря. Фото: Наталия Судец/Strana.Ru

«У нас два зазвонных колокола, — говорит Василий, когда гул в ушах стихает. В ростовской традиции всегда было два, в архангельской три, а в московской — четыре. Москва всегда в руке четыре колокола держала. Отпускай веревку, — мягко обращается он к девочке, ударившей в подзвонник рядом. — Колокол не должен звучать, как кастрюля. Убирай язык сразу, так не приглушится звучание. А чтобы держать ритм, можете про себя что-нибудь повторять. «Гос-по-ди-по-ми-луй, гос-по-ди-по-ми-луй», например».

Звонарей обучают в специальных школах. Такие есть в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Кемерове, Томске, Архангельске, Новосибирске и других городах. Срок обучения — около двух месяцев. Здесь расскажут уставы богослужений и звонов, научат правильно развешивать колокола, дадут основы музыкальной грамоты, поведают о различных традициях звонов.

Мастер-класс по колокольному звону в Ростовском кремле. Фото: Наталия Судец/Strana.Ru. Strana.Ru
Мастер-класс по колокольному звону в Ростовском кремле. Фото: Наталия Судец/Strana.Ru

До революции звонить в колокол не было какой-то особой наукой, этим знанием обладали все. И звонари по иерархии были кем-то вроде обычного служки. Это потом на 70 лет прекратились и колокольный звон, и само производство колоколов. Сегодня оно возрождается по старинным чертежам, но с новыми технологиями. Колокола льют в Москве, Тутаеве, Воронеже, Усть-Каменогорске и других городах.

Создать звук

На небольшом колокольном заводе в Тутаеве темно и пыльно. Под ногами — темный песок, вокруг — грязные стены, плеск лавы и стук молотков. Здесь отливают колокола.

Сплав из меди и олова, прогревшись в печи, заполняет форму будущего колокола. Он стынет несколько дней, затем его тщательно очищают от земляного кожуха и вручную обтесывают поверхность, избавляясь от шероховатостей.

Ярославская область. Тутаев. Шуваловский колокольный завод. Литье колокола. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru. Strana.Ru
Ярославская область. Тутаев. Шуваловский колокольный завод. Литье колокола. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru
Шуваловский колокольный завод. Литье колокола. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru. Strana.Ru
Шуваловский колокольный завод. Литье колокола. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru

Заводик небольшой, всего пара ангаров — и все в колоколах, формах, разбитой «кожуре». В отдельной комнатке сидят художники. Они готовят парафиновые модели для декора. Изображения святых, надписи, узоры. Впрочем, все это потом будет видеть только звонарь. Для всех остальных главное — звук.

Шуваловский колокольный завод. Рабочий очищает колокол от земляного кожуха литейной формы. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru. Strana.Ru
Шуваловский колокольный завод. Рабочий очищает колокол от земляного кожуха литейной формы. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru

«За образец мы берем звук старинных колоколов, таких как ростовские, — говорит директор и владелец завода Николай Шувалов. — Но и к нам приходят заказчики, которые знают, что им нужно. Если у звонарей есть музыкальное образование, то они приезжают сами — или можно записать нужный «голос» на магнитофон. Когда колокол готов, звонарь всегда проверяет, подходит ли он по благозвучию. Бывает, что и нет. Это трудно объяснить, но иногда человек не воспринимает колокол. Мы никогда от таких слов не отмахиваемся, начинаем выяснять, почему плохо звучит, что надо менять — и меняем. Его можно расплавить и отлить снова, за наш счет, конечно».

Шуваловский колокольный завод. Механическая очистка готовых колоколов от заусенцев. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru. Strana.Ru
Шуваловский колокольный завод. Механическая очистка готовых колоколов от заусенцев. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru
Шуваловский колокольный завод. Мастер изготавливает парафиновые модели для декора колокола. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru. Strana.Ru
Шуваловский колокольный завод. Мастер изготавливает парафиновые модели для декора колокола. Фото: Антон Агарков/Strana.Ru

Колокола — товар недешевый. Средняя цена — тысячу рублей за килограмм. Но это без украшений. Условный набор для небольшого храма, примерно 7 колоколов, обойдется в миллион рублей. Большой многотонный колокол сам может стоить несколько миллионов, и потому позволить себе такое до-мажорное трезвучие, как на Ростовской звоннице, могут далеко не все.

Николай Шувалов проверяет готовые колокола. Фото: Юрий Голышак/Strana.Ru. Strana.Ru
Николай Шувалов проверяет готовые колокола. Фото: Юрий Голышак/Strana.Ru

С завода колокола разъезжаются по разным храмам и школам. Возможно, они еще встретятся — на каком-нибудь фестивале колокольных звонов. Такие проводятся в разных городах — том же Ростове, Москве, Кинешме, Самаре. Там же любой может попробовать свои силы на учебной звоннице. Кстати, на Пасху каждый может подняться на любую храмовую колокольню и позвонить в колокола. Кто знает, что будет дальше: вдруг это судьба?

«Нас учили слушать сердце», — говорит Василий Садовников, нежно беря в руки веревки от языков. Ученики бессильно отступают — пока не получилось ни у кого. Василий легко нажимает на педаль, и звук пробирает до ботинок, уходя куда-то в землю. Мы перестали терзать старинные колокола, и теперь, в умелых руках, они поют.

Звонарь Ростовского кремля Василий Садовников за учебной звонницей. Фото: Наталия Судец/Strana.Ru. Strana.Ru
Звонарь Ростовского кремля Василий Садовников за учебной звонницей. Фото: Наталия Судец/Strana.Ru

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100