Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Призраки русской усадьбы

От многих некогда прекрасных имений сейчас остаются лишь руины, заполненные мусором. Что их ждет и кого интересует их судьба?

— Здесь остановиться?
— Подожди... Должна быть дорога направо — написано, она будет рядом с верстовым столбом. Но дорога была чуть раньше, а столб вон, впереди, и я не знаю, что такое «рядом»… Ну, сдай назад немного, посмотрим, что там.
— Слушай, здесь же лес. Куда ты хочешь идти? Сплошной лес, к тому же такая грязь под ногами.
— Нет, я помню, на тех фото, что я видела, действительно грязь и лес, но надо еще немного пройти, и тогда… о, вот оно!

В глухом лесу Новгородской области, недалеко от трассы Москва Питер и ее грохочущей стройки, посреди чавкающего болота, за плотными ветвями деревьев вдруг слабо светлеют мощные каменные ворота. Не просто ворота — парадный въезд в готическом стиле с зубцовой стеной и башнями по бокам. Точнее, башня только одна — та, которая уцелела.

Мы стоим перед останками усадьбы Заветное. В начале XX века ее называли «маленьким Версалем». Сегодня от нее остался лишь этот остов ворот да спрятанная в лесу часовня.

Новгородская область. Усадьба Заветное. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Новгородская область. Усадьба Заветное. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Осколки прошлого

Последним хозяином Заветного был инженер и архитектор Михаил Токарский. Он купил имение в 1914 году и довольно быстро отстроил его по-своему из оригинального материала — тонкостенного железобетона. В итоге в Новгородской губернии неподалеку от деревни Малый Борок выросли два двухэтажных дома с флигелями, готическая часовня, водонапорная башня, оранжерея и даже театр на сто мест, куда приглашали артистов из Санкт-Петербурга. Инженерная натура Токарского нашла где развернуться, и в усадьбе все было обустроено по последнему слову техники: водопровод, паровое отопление, электричество и генератор.

Часовня усадьбы Заветное. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Часовня усадьбы Заветное. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Прошло всего около ста лет. От усадьбы почти ничего не осталось, кроме ворот, часовни, с интерьеров которой облетает последняя краска, «коробки» водонапорной башни и покосившейся лестницы. Кажется невероятным, что здесь вообще когда-то смеялись люди, игрались спектакли, горели огни в первых электрических лампочках.

Мы замираем и слушаем, пытаясь уловить хоть какие-то следы прежней жизни. Смотрим на старинные фотографии и почти сомневаемся: может, мы не туда попали? Может, главный дом не здесь, а где-то вон за той сосной? Или у ручья, что журчит поблизости?

Но нет, мы на месте. Заветное встречает гостей тихим шепотом листвы и отдаленным шумом дорожных работ.

Эта не исключение. По стране разбросано немало таких усадеб, осколков прошлых эпох. Все они пострадали прежде всего в результате национализации после прихода советской власти. Большевикам не было дела до любовно украшавшихся барских домов: их отдавали под школы и приюты или склады, делили на квартиры. У новых обитателей не было ни средств, ни времени, ни желания «сохранять исторический облик» того, что им досталось. Они не дорожили следами прошлого, поскольку не имели к ним отношения. Интерьер просто уничтожали: сдирали дорогие обои, отбивали лепнину, крушили стены, когда в дом проводили водопровод. Некоторые усадьбы просто забросили — и они пропали, как Заветное. Другие кое-как сохранились, полностью разоренные изнутри: заходишь и видишь остатки штукатурки, кафельной плитки, линолеума, временных перегородок. Некоторые до сих пор используются как пансионаты или детские лагеря. Их резиденты жалуются на то, что денег на уход за сохранившимися кариатидами и лепниной катастрофически не хватает.

Ветшают в забвении даже те места, что некогда были популярны. Например, усадьба помещика Васильчикова в Ляхово, где снимался известный фильм «Формула любви». В 1984 году во время съемок дом, построенный в начале XIX века, выглядел вполне прилично и снаружи, и внутри.

Кадр из фильма «Формула любви». Усадьба Ляхово. 1984 год. Strana.Ru
Кадр из фильма «Формула любви». Усадьба Ляхово. 1984 год
Усадьба Ляхово. 2018 год. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru. Strana.Ru
Усадьба Ляхово. 2018 год. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru

Через 8 лет там снимали еще один фильм. «Печальный рай» — название очень подходит. Героиня, когда герой привел ее в свое жилище, восклицает: «Здесь жить нельзя!» Но тогда в ажурных окнах мезонина хотя бы оставались стекла…

Кадр из фильма «Печальный рай». Комната в мезонине усадьбы Ляхово. 1992 год. Strana.Ru
Кадр из фильма «Печальный рай». Комната в мезонине усадьбы Ляхово. 1992 год
Комната в мезонине усадьбы Ляхово. 2018 год. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru. Strana.Ru
Комната в мезонине усадьбы Ляхово. 2018 год. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru

— Действительно, на сегодняшний день статистика разрушения усадеб значительно превышает статистику восстановления этих достопримечательностей, — говорит Вадим Разумов, автор проекта «Летопись русской усадьбы». За годы работы он описал и сфотографировал более тысячи имений, заброшенных и не очень. — Фраза «все разваливается» стала настоящим клише, но мне она кажется не совсем объективной. Да, грубо говоря, на две новости о различных способах спасения усадеб мы получаем пять-шесть новостей об их разрушении. Но это безусловный прогресс в масштабах последних десятилетий. Хотя говорить, что все хорошо, пока еще очень рано.

Надежда на жизнь

Восстановление архитектурных памятников — всегда головная боль. Это гораздо дороже, чем обычный ремонт, и даже дороже, чем сломать оставшиеся стены и построить новые точно по старинному образцу. Например, бизнесмен Сергей Васильев, выкупивший и отреставрировавший усадьбу Степаново-Волосово в Тверской области, советовал при планировании подобного предприятия рассчитывать примерно на 300-500 миллионов рублей. Потенциальный ремонт недавно купленной подмосковной усадьбы Гребнево был оценен министерством культуры РФ в 800 миллионов рублей и выше.

Тверская область. Возрожденный из руин дворец Степаново-Волосово. Фото: <a href="https://vk.com/club143184452">Официальная страница усадьбы ВКонтакте</a>. Strana.Ru
Тверская область. Возрожденный из руин дворец Степаново-Волосово. Фото: Официальная страница усадьбы ВКонтакте

— Вы из газеты или волонтер? — слышу я, пока пробираюсь через мусор в заброшенной усадьбе Зендиково под Каширой. Это уже руины, когда-то явно бывшие чем-то вроде маленького дворца.

Светлана — уроженка села, бывший депутат и член местной общественной палаты. Она несколько лет безуспешно боролась за сохранение остатков усадьбы. И даже не главного дома —  тут она свои силы оценивала вполне адекватно. Жителей интересовала бывшая усадебная конюшня. В советские годы в ней был устроен клуб, а позже — детско-юношеская школа.

— Еще мой муж ходил в нее, когда был маленьким, —  говорит Светлана. — До 2007 года здание принадлежало местному муниципалитету. Когда и как оно вдруг вновь стало «федеральным памятником архитектуры», я не знаю, но мы хотели возродить здесь школу, делали ремонт, проводку, сыграли спортивный праздник. И вдруг пришло письмо: «необходимо провести инвентаризацию федеральных объектов». Мне сказали больше туда не заходить. И буквально за месяц это здание превратилось в притон для наркоманов. Оно остается им до сих пор. Про дворец я вообще молчу, мне давно сказали: забудь про реконструкцию. Так все и стоит: никто не ремонтирует, а нам трогать нельзя.

Московская область. Усадьба Зендиково. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru. Strana.Ru
Московская область. Усадьба Зендиково. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru

Пока у официально зарегистрированного архитектурного исторического памятника не появится новый владелец, трогать его запрещено. И у его дверей почему-то не собираются желающие восстанавливать руины за миллионы.

Те же, кто просто сочувствует, могут сделать очень мало, у них связаны руки. Максимум — следить за территорией вокруг. С такими волонтерами повезло усадьбе Трубниковых начала XIX века в деревне Михнево Тверской области. За ней безвозмездно ухаживают Антон Шаров и Александр Дементьев из Твери. Расчищают территорию усадьбы от зарослей, косят траву, высаживают яблони, ремонтируют скважину, ставят кормушки и домики для птиц. Даже повесили качели для посетителей. И все только вдвоем. Благодаря им одну из местных лип внесли в Национальный реестр старовозрастных деревьев страны.

Тверская область. Волонтеры косят территорию. Фото: <a href="https://vk.com/michnevo">Официальная страница волонтеров усадьбы Трубниковых ВКонтакте</a>. Strana.Ru
Тверская область. Волонтеры косят территорию. Фото: Официальная страница волонтеров усадьбы Трубниковых ВКонтакте

— Все началось прозаично: нечем было заняться в длинные новогодние праздники, — рассказывает Александр. — Хотелось большого костра, решили совместить приятное с полезным: поехали к усадьбе, собирали ветки, мусор, жгли. Потом стали ездить каждые выходные, строить планы на следующие поездки… Не знаем, что именно нами движет, мы сами не определились. Жалко усадьбу и стыдно за людей: отобрали когда-то у хозяев, использовали в хвост и в гриву, в итоге бросили, разграбили, сожгли... Антон по образованию и профессии строитель, он говорит, что еще возможно ее восстановить.

Усадьба Трубниковых. Фото: <a href="https://vk.com/michnevo">Официальная страница волонтеров усадьбы Трубниковых ВКонтакте</a>. Strana.Ru
Усадьба Трубниковых. Фото: Официальная страница волонтеров усадьбы Трубниковых ВКонтакте

Старинные имения, как и обычные дома, продаются. Государство старается идти навстречу возможным инвесторам. Сегодня в нескольких городах России действует специальная программа «1 рубль за 1 квадратный метр». По этой программе историческую городскую усадьбу (в Москве, Санкт-Петербурге, Вологде) можно выкупить на аукционе, отреставрировать за пять лет строго в соответствии с ее исходным обликом — и получить огромные льготы на арендную плату: всего 1 рубль за 1 квадратный метр в год. И так на 49 лет. В Москве программа действует с 2012 года, по ней продано уже больше 20 усадеб. Половина из них отремонтирована новыми владельцами. Например, городская усадьба Хлудовых конца XVIII века на Малой Полянке, жилой дом фон Беренса XIX века в Гусятниковом переулке и другие.

Московская область. Усадьба Гребнево. Фото: Сергей Соколовский / <a href="https://vk.com/grebnevo2018">Официальная страница усадьбы ВКонтакте</a>. Strana.Ru
Московская область. Усадьба Гребнево. Фото: Сергей Соколовский / Официальная страница усадьбы ВКонтакте

Однако такие вложения будут окупаться долго, ведь ремонт все равно требует серьезных средств. Если же речь идет о настоящих дворцах, таких как Гребнево или Зендиково, инвестор должен сразу понимать все сложные аспекты своей покупки и оригинальность задачи. Такие вложения, скорее всего, чисто финансово не окупятся никогда. «Я взвалил на себя тяжкий груз... Восстановление усадьбы станет теперь делом всей моей жизни!» — написал в своем Инстаграме актер Андрей Ковалев, новый владелец Гребнево.

— Самое сложное — найти настоящего мецената, который не просто вложит свои деньги в восстановление объекта, но и поймет, что это скорее отдушина, большой вклад в развитие родины, чем «кусок», из которого можно извлечь большую и быструю прибыль, — отмечает Вадим Разумов. — Если таких подвижников будет больше, мы обязательно спасем многие наши памятники от гибели.

Усадьба Гребнево. Архивное фото 50-х годов XX века. Фото: <a href="https://vk.com/grebnevo2018">Официальная страница усадьбы ВКонтакте</a>. Strana.Ru
Усадьба Гребнево. Архивное фото 50-х годов XX века. Фото: Официальная страница усадьбы ВКонтакте

Усадебный туризм

По остаткам былой роскоши бродят туристы. Одних интересуют именно усадьбы, их история и будущее. Другим важно именно то, что это «заброшки», и они с одинаковым упоением лазают по руинам как дворца, так и бывшего советского завода. А если здание ограждено забором, тем лучше — больше приключений.

— Именно такие люди засоряют усадьбы, распивают на их территории спиртное, организуют костры, из-за которых уже сотни раз горели памятники архитектуры, — считает Вадим Разумов. — С одной стороны, читая об очередном пожаре, хочется раз и навсегда закрыть все заброшенные усадьбы от тех, кто их не ценит. Но это будет несправедливо по отношению к добросовестным туристам. Кстати, очень часто бывает так, что пожар, спровоцированный вандалами, вызывает широкий общественный резонанс и стимулирует местные власти к закрытию объекта. Для тех усадеб, которые находятся в самом печальном состоянии, это может стать выходом.

Туристы в усадьбе Ляхово. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru. Strana.Ru
Туристы в усадьбе Ляхово. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru

Волонтеры, опекающие усадьбу Трубниковых, не против туристов. Наоборот. «Приезжайте, пишите о ней», — призывают они. Вдруг хоть кто-то услышит. И поможет.

Мы растерянно стоим в дверях усадьбы Павла Азанчевского в селе Троице-Лобаново. Под ногами — руины и мусор. За спиной — отремонтированная усадебная церковь, заложенная в XV веке, с пока еще осыпающейся шикарной колокольней.

Московская область. Руины усадьбы Азанчевского в Троице-Лобаново. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru. Strana.Ru
Московская область. Руины усадьбы Азанчевского в Троице-Лобаново. Фото: Мария Щербакова/Strana.Ru

Больше смотреть здесь не на что, и мы молча возвращаемся к машине. Я ищу в телефоне фотографии других визитеров. На них усадьба выглядит получше — можно хотя бы обойти руины по кругу и осмотреть. Теперь кругом лишь густые заросли. «Ну, это, наверно, давно снято, — предполагает наш фотограф Мария Щербакова. — Деревья не могут так быстро вырасти. Им явно не один десяток лет».

Я вспоминаю исчезнувшую за сто лет усадьбу Заветное. И дом Азанчевского — до перестройки его занимал пионерский лагерь. А во дворце Зендиково, как говорят местные, было общежитие, в котором до 2007 года оставались жильцы... Мы вечно надеемся, что время еще есть, что слабые следы прошлого можно спасти. Но времени куда меньше, чем кажется. А некогда прекрасных умирающих усадеб куда больше, чем мы можем вместить в один материал.

Тверская область. Усадьба Заключье архитектора Хренова. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Тверская область. Усадьба Заключье архитектора Хренова. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100