Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Брить или не брить?

Трехсотлетняя история спора о бороде в новом прочтении ярославских музейщиков

Каким должен быть современный музей? Что может заставить поколение, не отлипающее от гаджетов, прийти в храм искусства? Ответ на этот вопрос из года в год пытаются найти участники конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире». И находят.

В рамках форума «Музейный гид» Strana.ru поговорила с участниками проектов, получивших грант от Благотворительного фонда Владимира Потанина, которые рассказали, что им удалось сделать, а что — только предстоит.

Проект: «Спор о бороде».
Место: Ярославский художественный музей — Митрополичьи палаты (Ярославль)
Официальный сайт: yarartmuseum.ru
VK: vk.com/yarartmuseum
Facebook: facebook.com/sporoborode
Руководитель проекта: Алла Хатюхина

Москва. ВДНХ. Международный форум «Музейный гид». Фото: Екатерина Зель / Strana.ru. Strana.Ru
Москва. ВДНХ. Международный форум «Музейный гид». Фото: Екатерина Зель / Strana.ru

История, которая легла в основу проекта «Спор о бороде», произошла в 1705 году. Тогда указом от 16 января Петр I постановил брить усы и бороды «всякого чина людям, кроме попов и дьяков» и взимать налог с тех, кто не захочет подчиниться. Ярославцы, будучи людьми основательными, обратились к своему митрополиту — Дмитрию Ростовскому. Дескать, «велят нам бороды брить, а мы готовы головы наши за бороды положить; лучше нам отсекутся наши головы, чем обреются бороды наши». Ответ владыки не заставил долго ждать: «Что отрастет, голова ли отсеченная или борода обриенная?» Закономерный вопрос этот и положил начало продолжительной дискуссии, которая, по мнению историков, происходила по большей части в доме самого митрополита.

Митрополичьи палаты были построены в 1682 году, став первым в Ярославле жилым домом из камня. Отдел древнерусского искусства Ярославского художественного музея разместился здесь спустя почти два столетия — в 1977-м. А на излете 2017-го в палатах появилась экспозиция, от которой предки современных ярославичей наверняка лишились бы дара речи.

Свет, музыка, анимация, голос — сложно себе представить, что, используя только эти четыре «аккорда», ярославские музейщики создали в древних палатах то, чему в городе нет аналогов. Технологии XXI века в экспозиции «Спор о бороде» не только не подавляют музейные реликвии, а наоборот, заново их раскрывают. Обо всех тонкостях реализации идеи и о том, почему так важно находить компромисс в каждом споре, сайту Strana.ru рассказала координатор проекта Наталия Пискунова.

Москва. ВДНХ. Международный форум «Музейный гид». Наталия Пискунова. Фото: Екатерина Зель / Strana.ru. Strana.Ru
Москва. ВДНХ. Международный форум «Музейный гид». Наталия Пискунова. Фото: Екатерина Зель / Strana.ru

— Наталия, почему вы взялись за такую историческую и, казалось бы, неочевидную для художественного музея тему? Что подтолкнуло?
— Нам показалось, что раз уж здание палат принадлежит музею, то упускать такой шанс — рассказать об этой истории жителям и гостям города — никак нельзя. Для этого уже было все необходимое: и сама история, и место, где она произошла. Не было только представления о том, как интересно рассказать о ней зрителю. В этом нам и помог Фонд Потанина.

— С технической точки зрения?
— Не только. С творческой тоже. Грант позволил нам собраться и воплотить мечту о проекте в жизнь: с детально продуманной концепцией и общим представлением идеи.

Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков. Strana.Ru
Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков

— В чем основной посыл «Спора»?
— Думаю, в том, что спор, каким бы он ни был, не всегда должен заканчиваться конфликтом. Он может закончиться и компромиссом. Ведь после указа Петра I волнения прокатились не только по ярославской земле, но именно ярославский вариант спора о бороде стал известен на всю страну. Митрополит Дмитрий Ростовский, человек мудрый и обстоятельный, к тому же лично знакомый с царем, сделал всё для того, чтобы спор этот, имевший шансы перерасти в смуту, закончился миром.

— Удалось ли донести эту мысль до ваших посетителей?
— Отклики об экспозиции появились практически сразу после открытия — и в социальных сетях, и в музейной книге отзывов. Нам было важно узнать, не разочарованы ли люди, поняли ли они то, что мы хотели сказать. И самое потрясающее, что поняли. На все сто процентов. Даже иностранцы, которые не говорят по-русски, находясь внутри «Спора», улавливали, о чем идет речь.

Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков. Strana.Ru
Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков

— Но перевод программы в любом случае планируется?
— Да, конечно. Более того, англоязычная версия уже готова — осталось только запустить.

— Экспозиция «Спора» — это только технические навороты или и в ней дело не обошлось без старых добрых музейных экспонатов?
— Новое пространство, безусловно, отличается от традиционной экспозиции. Но мир этот создан исключительно из подлинных художественных предметов, которые берут на себя определенную смысловую нагрузку и выступают в «Споре» не столько с точки зрения художественной и исторической ценности, но и, скажем так, актерской. Основное действие происходит в темноте, поэтому человек, который попадает в пространство «Спора», как бы живет внутри него, ощущая себя не сторонним наблюдателем, а непосредственным участником событий.

Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков. Strana.Ru
Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков

— Зрелище, должно быть, увлекательное. Оно рассчитано только на взрослых или на детей тоже?
— Изначально мы исключили группу детсадовцев и начальную школу. Но потом поняли, что им это тоже интересно. Может быть, ребятам не до конца ясен предмет спора и они не в состоянии понять все нюансы, но зато они увлеченно наблюдают за тем, как свет падает на предметы или как голос и лучи света ведут их из зала в зал. Это совершенно другой опыт переживания музейного пространства, совсем для них непривычный.

— При создании экспозиции вы опирались на опыт зарубежных коллег?
— Конечно. У нашего руководителя, директора музея Аллы Хатюхиной богатый опыт: она часто ездит за границу, знакомится с разными музейными проектами, а в нашем деле крайне важно иметь насмотренный глаз и способность открыться миру, чтобы увидеть, что этот мир может предложить.

— После того, как вы выиграли грант Фонда Потанина, среди коллег-музейщиков появилась зависть?
— Удивление, скорее. Из-за того, что взялись за такую историческую тему. Но взялись оправданно — с этим трудно было поспорить.

— Какой музей — за границей или в России — лично вас впечатлил больше всего?
— Я любитель классической экспозиции: для меня предмет самодостаточен сам по себе. Поэтому я люблю ходить в Эрмитаж и просто смотреть на вещи. Без спецэффектов. С другой стороны, в дополнительном медиапродукте нет ничего предосудительного. Почему нет? Особенно для молодых зрителей, воспитанных гаджетами. Что касается «Спора о бороде», то мы опасались переборщить с мультимедийным сопровождением и всячески старались, чтобы оно было созвучно и гармонично с музейными экспонатами.

Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков. Strana.Ru
Ярославль. Ярославский художественный музей. Экспозиция «Спор о бороде». Фото: Олег Токмаков

— Новые технологии всегда обесценивают экспонаты? Или бывают исключения?
— Все хорошо в меру. Зачастую предметы в витрине, если показывать их обычным способом, остаются незамеченными. Но в «Споре о бороде» такой вариант исключен: направленные на экспонаты лучи света, звуковое сопровождение, голос, рассказывающий про них, наоборот, только повышает их самоценность.

— Экспозиция была открыта в декабре прошлого года. Думаете, пока рано говорить о перспективах?
— У нас уже есть несколько мыслей по поводу развития проекта. Одна из них — «Спор о бороде» как площадка для дискуссии, и пока она побеждает. В городе есть проблемы и есть люди, которые готовы их обсуждать. Дело за малым — придумать, как все это реализовать на практике.

— Не опасаетесь, что площадка превратится в балаган, который устраивают спикеры ток-шоу на федеральных каналах?
— Нет. Ведь дискуссия — это необязательно конфликт. Это прежде всего обсуждение и диалог. История про бороду заканчивается словами о том, что каждый человек имеет право на свое мнение и что надо прислушиваться к мнению окружающих. Ведь правда никогда не бывает однозначной. И нам кажется, что этот посыл для современного общества важен как никогда.

Обо всех музейных программах  — на сайте Благотворительного фонда Владимира Потанина.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100