Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

За три моря, вокруг света и в стратосферу

В канун дня России вспоминаем 5 знаменитых русских путешественников – исследователей, торговцев, писателей, госдеятелей и просто активных людей, открывавших для себя и для потомков новые пути на огромном пространстве страны и мира.

Афанасий Никитин

Тверская область. Тверь. Памятник Афанасию Никитину. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Тверская область. Тверь. Памятник Афанасию Никитину. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Тверской купец Афанасий Никитин считается если не первым, то одним из первых европейцев, добравшихся до Индии. И не только в этом он первый. Никитин — первый известный нам русский «коммерческий путешественник» — бизнес-турист, как сказали бы сейчас, в отличие от паломников либо открывателей-завоевателей новых земель. Первый русский автор травелога — «Хождение за три моря». Наконец, первый русский, увлеченный индийской культурой, в которую он погрузился на месте.

А еще Афанасий Никитин — один из самых загадочных путешественников. Мы знаем его книгу, но о нем самом по сути не знаем почти ничего, кроме маршрутов странствий. Когда и где он родился, неизвестно. Зафиксирован лишь год смерти — 1475. «Никитин» это даже не фамилия, а отчество: сын крестьянина Никиты. Статус «тверского купца» тоже под вопросом — для небогатого торговца Афанасий кажется слишком образованным человеком широких взглядов и высоких связей. В путешествие он отправился по благословению великого тверского князя Михаила Борисовича, тверского воеводы и тверского епископа Геннадия. Есть конспирологическая версия: будто бы Афанасий был своего рода тайным агентом, посланным на поиск легендарных алмазов Голконды для пополнения казны. Якобы именно поэтому он продолжал путь даже после того, как его караван был разграблен разбойниками, а спутники сошли с дистанции. Впрочем, более приземленная версия говорит о том, что двигателем авантюризма были банальные долги и надежда на обретение богатства.

Более-менее ясен маршрут Никитина. Весной 1468 года он со спутниками на двух кораблях вышел из Твери, направляясь к Каспийскому морю. Это первое из «трех морей». По Волге добрались до Нижнего Новгорода, потом до Казани, Саратова, Старого и Нового Сарая, поплыли к Астрахани. Под Астраханью на них и напали местные разбойники, захватившие сначала один корабль с товарами, потом и другой. Ограбленных купцов они отпустили, заградив им путь назад. «И пошли мы, заплакав, на двух судах в Дербент».

Тверская область. Тверь. Мозаика художника А.И. Голубцова, посвященная Афанасию Никитину. Источник: <a href="https://paul-zver-70.livejournal.com">livejournal.com</a>. Strana.Ru
Тверская область. Тверь. Мозаика художника А.И. Голубцова, посвященная Афанасию Никитину. Источник: livejournal.com

По пути в Дербент Никитин сотоварищи не миновали и будущую Махачкалу — древний город Тарки (сейчас это часть столицы Дагестана). Там буря разбила один из кораблей, а путешественников опять захватили в плен. Из Дербента, уже в одиночестве, Никитин двинулся в Баку, оттуда в Иран, по городам, которые перечисляет в своих записках: Чапакур, Сари, Амоль, Демавенд, Рей, Кашан, Наин, Йезд, Сирджан, Таром, Лар, Ормуз. Из ценностей у него был только породистый конь, которого он надеялся выгодно продать в Индии (выгодно не получилось). При этом сын крестьянина Никиты говорил на фарси, на арабском и на нескольких тюркских языках, хорошо знал астрономию и прекрасно умел писать. Кроме того, он несколько раз подчеркивает свою твердость в вере — в ислам Афанасий не перешел, хотя это было бы легким выходом для путешественника по Востоку. Очень скучал по христианским праздникам и «книгам».

После города «Ормуз Новый, на острове лежащий», началось Индийское море, второе из трех. Ормуз был крупным портом в Персидском заливе, откуда Никитин уплыл уже в Индию — за четверть века до португальца Васко да Гамы, официально открывшего морской путь в нее для европейцев. Впечатления от Индии оказались противоречивыми: Афанасий нашел ее интересной, но — нынешние туристы удивятся — разорительно дорогой для проживания.

Республика Крым. Феодосия. Памятник Афанасию Никитину. Источник: <a href="https://lenorlux.livejournal.com">livejournal.com</a>. Strana.Ru
Республика Крым. Феодосия. Памятник Афанасию Никитину. Источник: livejournal.com

Третьим морем стало Черное. По нему Никитин наконец поплыл в сторону родины, дойдя из Индии через Персию до турецкого Трапезунда. Следующим пунктом была Феодосия. Точнее, генуэзская Кафа. Не все знают, что это второй после Твери город Афанасия Никитина, где тоже стоит памятник ему.

До родной Твери и даже до собственно Руси он не добрался, умер в пути на территории княжества Литовского, под Смоленском. Московские купцы, которые были его спутниками, не дали пропасть путевым запискам Никитина — привезли их в Москву, и «Хождение» буквально сразу попало в летописи. Что подкрепляет яркую теорию о непростом купце — агенте под прикрытием…

Удивительно, но сегодня в России нет ни одного музея Афанасия Никитина. Хотя этот факт можно понять — слишком загадочный персонаж, слишком мало о нем известно. Есть памятники в Феодосии и эфетный тверской памятник. Афанасий Никитин — символ города, который не забывал своего земляка даже тогда, когда прятался под партийным псевдонимом «Калинин».

Александр Пушкин

«Наше все», конечно, не мог не стать образцом и для русского путешественника — мало какой писатель (не считая того же Никитина) намотал столько верст по дорогам. На этот раз дороги были сугубо отечественные с кратким выходом на землю Турции, в Арзрум. Александр Сергеевич Пушкин — единственный человек из своего круга — всю жизнь был «невыездным». Большинство его путешествий совершались либо по казенному предписанию, либо по служебной надобности. Что не помешало создать целый корпус великих дорожных стихов, и теперь любой человек, читающий по-русски, с детства представляет себе и зимнюю дорогу, и песни ямщика, и звон колокольчика, и кружение бесов в метели, и вечную тоску путника по дому.

Псковская область. Музей-заповедник «Михайловское». Пресс-служба музея / <a href="https://vk.com/public50667602">ВКонтакте</a>. Strana.Ru
Псковская область. Музей-заповедник «Михайловское». Пресс-служба музея / ВКонтакте

Первым путешествием Пушкина, если не считать детские выезды в бабушкино имение Захарово, стал традиционный переезд между столицами, из Москвы в Петербург, в Царскосельский лицей. По окончании лицея юный поэт съездил в родительское имение Михайловское, но серьезный взрослый вояж начался чуть позже и не по своей воле. За «возмутительные стихи» Пушкина отправили в «полуссылку» на юг — «полу», потому что формально это было назначение на госслужбу в Кишиневской канцелярии, а позже в Одессе. Это было мягкое наказание в сравнении с первоначальным намерением выслать его в Соловецкий монастырь или в Сибирь.

Пункты пушкинских маршрутов 1820-24 гг: Петербург, Екатеринослав, Таганрог, Аксай, Новочеркасск, Георгиевск, Константиновск, Пятигорск, Железноводск, Кисловодск, Тамань, Керчь, Феодосия, Гурзуф, Бахчисарай, Симферополь, Кишинев, Каменка, Киев, Тульчин, Аккерман, Одесса, Измаил, Николаев, Елисаветград, Кременчуг, Чернигов, Могилев, Витебск… Пушкин скучал, заводил знакомства, в том числе с будущими декабристами, влюблялся, видел подлинные следы древности, воображал себя Овидием в ссылке и вступал в масонскую ложу «Овидий», встречал рассвет в море на борту корабля, рвался в столицу — и, конечно, писал стихи. Внутреннюю свободу ничто не могло ограничить, а новые впечатления давали пищу уму и воображению. Так из «заржавленной железной трубки» сломанного фонтана ханского дворца в Бахчисарае родился «Бахчисарайский фонтан».

Республика Крым. Бахчисарай. Бахчисарайский дворец-музей. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Крым. Бахчисарай. Бахчисарайский дворец-музей. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

В 1824 году «полуссылка» сменилась увольнением со службы и настоящей ссылкой, поскольку цензура вскрыла письмо Пушкина об «атеистических настроениях». Его отправили в Михайловское под надзор собственного отца. Два года Пушкин был ограничен ближними окрестностями имения и мечтал вырваться оттуда любым путем. Заточение (тоже весьма плодотворное) закончилось в 1926 году, когда новый император Николай I вызвал Пушкина в Москву.

Второе большое путешествие Пушкина — это экспедиция на Кавказ и в Турцию вместе с действующей армией. Он поехал туда, в первый раз посватавшись к Наталье Гончаровой и получив отказ. От этой поездки остался еще один великий «травелог» — «Путешествие в Арзрум».

Следующий широкий маршрут в начале 1830-х был связан со сбором материалов к «Истории Пугачевского бунта» и «Капитанской дочке». Путешествие по пугачевским местам привело Пушкина в Нижний Новгород, Казань, Симбирск, Языково, Оренбург и Уральск (бывший Яицкий городок). Погружение в материал было полным: обратно домой, в Болдино, он уезжал той же дорогой, которой везли плененного Пугачева.

Псковская область. Музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское». Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Псковская область. Музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское». Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Поскольку Пушкин свою жизнь документировал в письмах, они помогают составить «мануал» для русского туриста первой половины XIX века. Во-первых, не имеющий собственного экипажа А.С. всю жизнь ездил на общественном транспорте, то есть «на почтовых». Летом для разбитых русских дорог лучше всего подходила телега, зимой — кибитка, то есть сани с полукруглым крытым верхом. Дилижанс, который был пущен между Москвой и Петербургом, Пушкин на опыте нашел невыносимо медленным и неудобным по организации движения. Естественно, ему приходилось и получать травмы в пути, когда ямщики «опрокидывали» его, и отлеживаться на почтовой станции. Немалую проблему составляло питание путешественника: частенько еды просто не было, и хозяева отговаривались «постным днем», или она была ужасного качества — с тараканами и т.д. Поэтому хорошие заведения удостаивались поэтических рекомендаций, которые мы помним до сих пор — например, про «Гальяни или Кольони» с их котлетами в Твери.

Яркое описание дорожных тягот — полушутливый ответ жене в октябре 1832 года, когда та приревновала А.С. из-за задержки письма: «Русский человек в дороге не переодевается и, доехав до места свинья свиньею, идет в баню, которая наша вторая мать. Ты разве не крещеная, что всего этого не знаешь?»

Лучший и самый атмосферный музей «Пушкина путешествующего» это Музей его героя, то есть Станционного смотрителя в Выре. Там можно увидеть и довообразить все реалии старой русской дороги — и транспорт, и остановки в пути, и условия жизни пассажира либо ямщика.

Яков Санников

Кадр из фильма «Земля Санникова». Режиссеры Альберт Мкртчан, Леонид Попов. Киностудия «Мосфильм», 1973 г.. Strana.Ru
Кадр из фильма «Земля Санникова». Режиссеры Альберт Мкртчан, Леонид Попов. Киностудия «Мосфильм», 1973 г.

Купец Санников, возможно, не был особо выдающимся путешественником по масштабу странствий. Зато он подарил нам волнующую географическую легенду, а вместе с ней — песню на все времена о том, что призрачно все в этом мире бушующем. Судьба Санникова и его открытия, в общем, это подтверждает.

Про самого купца Санникова мы опять же знаем немного. Он родился в 1780 году в Усть-Янске (Якутия), занимался добычей пушнины и мамонтовых костей, который было много в вечной мерзлоте, и они ценились не меньше песца. Судя по всему, его привлекали одинокие путешествия на Крайнем Севере, и полярные просторы он преодолевал даже зимой в одиночку. Санников первым добрался до островов Столбовой, Фаддеевский и Новая Сибирь и благополучно вернулся обратно, получив в итоге от правительства преимущественное право сбора мамонтовых костей на этих островах.

В 1809 году он стал старшиной артели промышленников, то есть охотников, в составе экспедиции Матвея Геденштрома, которая исследовала Новосибирские острова. В марте того же года промышленники на собачьих упряжках пересекли остров Новая Сибирь с юга на север, и там, с северного берега, Санников различил вдали на северо-востоке некое сгущение синевы. «Синева» для него была тем, что предвещало открытие новой суши среди полярного моря. Однако, когда члены экспедиции двинулись в сторону «синевы», там обнаружились лишь ледяные горы, обычные для полярного моря.

Но Санников был уверен в том, что на севере лежит неоткрытая земля. Осенью 1810 года он нашел на северо-западном берегу острова Котельный он снова видел вдали на севере уже не просто синеву, но каменные горы. Глава экспедиции не имел оснований сомневаться в зрении и инстинктах Санникова, и предполагаемый остров обозначили на карте как «землю, виденную Санниковым». В третий раз Санников видел «свою» землю на севере еще через год, когда вместе с сыном находился на острове Фаддеевский. Расположение острова-призрака сдвигалось, как будто их было несколько или один остров перемещался.

За поисками земли Санникова стояло убеждение XIX века в том, что полярные моря скрывают арктический материк. Землю искали более ста лет, и точку в поисках поставили только в 1937 году, когда советский ледокол «Садко» исследовал весь район, где искали землю, и выводы моряков подтвердила арктическая авиация — никакой земли среди льдов нет. Это не значит, что Санникому почудилось. Скорей всего, он действительно видел, но не каменные горы, а скалы на острове из ископаемых льдов. Такие острова перемещаются и исчезают.
За исследованием ледокола «Садко» пристально следил Владимир Обручев, ученый и писатель. Роман Обручева «Земля Санникова» был написан за 10 лет до этого. Его экранизация 1973 года сделал остров-призрак таким же популярным, как Бермудский треугольник.

Кадр из фильма «Земля Санникова». Режиссеры Альберт Мкртчан, Леонид Попов. Киностудия «Мосфильм», 1973 г.. Strana.Ru
Кадр из фильма «Земля Санникова». Режиссеры Альберт Мкртчан, Леонид Попов. Киностудия «Мосфильм», 1973 г.

Сам Яков Санников тоже растворился, как полярный призрак. После 1811 года о нем нет документальных сведений, только через сто лет советский летчик Алексей Грацианский нашел могильную плиту с надписью «Яков Санников» в нижнем течении Лены. Точно можно сказать, что потомки Санникова унаследовали его тягу к Северу и тоже были связаны с полярными исследованиями — сын Федор и внук Яков помогали снаряжать экспедиции Эдуарда Толля и Фритьофа Нансена.

Николай Романов

Цесаревич Николай Александрович. 1891 г. Источник: <a href="http://www.pravmir.ru">pravmir.ru</a>. Strana.Ru
Цесаревич Николай Александрович. 1891 г. Источник: pravmir.ru

Русские императоры из династии Романовых путешествовали достаточно часто, но в основном по Европе. Пример последнего царя — особый: будучи наследником, он отправился в путешествие на Восток, преодолев маршрут длиной более чем 51 тысяча километров. Царский крейсер «Память Азова» обошел юго-восточную Азию, а в обратный путь экспедиция Николая Александровича двинулась по суше через всю Сибирь: от Владивостока через Уссурийск, Хабаровск, Благовещенск, Нерчинск, Читу, Иркутск, Томск, Сургут, Тобольск, Тару, Омск и Оренбург, откуда поездом в Петербург.

Николай стартовал в Гатчине, потом была Варшавы (на то момент часть Российской империи), а дальше головокружительно: Вена — Триест — Афины — Александрия — Порт-Саид — Каир, затем Индия от Бомбея до Калькутты, затем Цейлон, Сингапур, остров Ява, Тайланд, Вьетнам. Из Сайгон в Нанкин, Гонконг и Шанхай, затем Япония: Нагасаки — Кобэ — Киото. С одной стороны, традиционное путешествие наследника престола, познающего мир. Необычен именно маршрут, тоже имеющий геополитический смысл: Россия ненавязчиво обозначала себя как ключевого игрока в Азии.

Для 22-летнего Николая это стало одновременно и большим приключением, и смутным предвестием страшного конца династии Романовых. На обратном пути, когда пароход «Николай» остановился в Тобольске, наследник поселился в том самом Губернаторском доме, куда его с семьей поместят во время последней ссылки. А следы крови на рубашке цесаревича — память «инцидента в Оцу», где на Николая напал японский фанатик-патриот, — использовали для генетической экспертизы останков последнего императора.

Но до тобольской ссылки было далеко, и пока Николай переживал романтические события. Он не только посетил самые экзотические страны, но обзавелся модной цветной татуировкой, пообщался с гейшами и получил шрам от удара мечом. Это покушение стало причиной более раннего, чем предполагалось, возвращения. Обратный путь наследника отмечался пышными мемориальными сооружениями, триумфальными арками и обелисками в городах, где он останавливался. После 1917 года эти сооружения по понятным причинам были разрушены. В последние десятилетия некоторые из них восстановлены — как, например, Триумфальная арка во Владивостоке. Сохранилось главное — Транссиб, который официально был заложен 31 мая 1981 года с личным участием будущего царя. Николай собственноручно отвез тачку земли на место закладки рельс.

Цесаревич Николай Александрович (пятый слева) во время путешествия. Египет. 1890. Источник: <a href="https://humus.livejournal.com">livejournal.com</a>. Strana.Ru
Цесаревич Николай Александрович (пятый слева) во время путешествия. Египет. 1890. Источник: livejournal.com
Санкт-Петербург. Кунсткамера. Кукла «Гейша Омацу». Фото: <a href="www.kunstkamera.ru">kunstkamera.ru</a>. Strana.Ru
Санкт-Петербург. Кунсткамера. Кукла «Гейша Омацу». Фото: kunstkamera.ru

Кроме того, из путешествия цесаревич привез многочисленные экзотические трофеи и дары, великолепные фотографии. Особенно много было японских раритетов, поскольку после покушения Николая буквально засыпали «извинительными» подарками и семья императора Мэйдзи, и обычные японские граждане. Часть даров потом хранилась в Зимнем и Аничковом дворцах, часть была передана в Кунсткамеру. После революции эти вещи вынуждены были скрывать свое «царское происхождение», и посетители Кунсткамеры не имели возможности видеть самое интересное — например, куклу-портрет гейши, привлекшей внимание последнего императора. Лишь в 2010 году Восточное путешествие Николая Александровича вдохновило музейщиков на большую выставку «Панорама империй» в Музее-заповеднике «Царицыно».

Тем не менее, многие годы вход в Кунсткамеру охраняли две выразительные фигуры — цейлонский демон-хранитель и вьетнамский бог охоты с бивнями, горами и леопардовой шкурой. Мало кто из посетителей представлял себе, что вьетнамская химера попала в Россию вместе с будущим и последним царем.

Федор Конюхов

Федор Конюхов. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Федор Конюхов. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Федор Конюхов — наш современник, однако он кажется то ли «человеком эпохи Возрождения», то ли пришельцем из какого-то иного мира без банальных правил и границ. В отличие от подавляющего большинства путешественников, у Конюхова нет «специализации»: он отправлялся в странствия и под парусом, и на собачьей упряжке, в альпинистском снаряжении и на воздушном шаре. Побывал на обоих полюсах и на всех высочайших вершинах мира, пять раз обошел вокруг света, 17 раз пересек Атлантический океан, в том числе один на весельной лодке. Не все его экспедиции прошли триумфально — Конюхова, если судить по частым заголовкам новостей, спасали едва ли не все спасательные службы мира. Тем не менее, в наше время он воплощает собой неудержимое стремление двигаться вперед и заново открывать мир.

Федор Конюхов. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Федор Конюхов. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Биография Конюхова так же пестра, как его маршруты. Родился в Запорожье, учился на резчика-реставратора в Бобруйске, в Одессе окончил мореходку, в Ленинграде — Арктическое училище и Духовную академию. В 2010 году знаменитый путешественник был рукоположен в священнический сан протоиерея Украинской православной церкви (МП). Это не внезапное обращение, а семейная традиция: священниками были дед Конюхова и брат деда, канонизированный как новомученик Николай Конюхов. Федор Филиппович неоднократно рассказывал, что в критические моменты он молится Николаю Чудотворцу и целителю Пантелеймону. Лучшим местом на земле называет Троице-Сергиеву лавру.

В этом году у Конюхова два грандиозных проекта: кругосветное путешествие на весельной лодке через три легендарных мыса Южного полушария — мыс Горн, мыс Доброй Надежды, мыс Луин и полет в стратосферу. Специально сконструированная герметичная капсула теплового аэростата «Россия» должна поднять неутомимого отца Федора на 25 тысяч метров.

Федор Конюхов при испытании капсулы теплового аэростата. Фото: <a href="http://konyukhov.ru/">официальный сайт Ф.Конюхова</a>. Strana.Ru
Федор Конюхов при испытании капсулы теплового аэростата. Фото: официальный сайт Ф.Конюхова

Федор Конюхов всегда в пути, но «локализовать» если не его самого, то его многогранное мировоззрение можно в Москве, в его экспедиционном штабе. Это почти центр столицы, улица Садовническая, 77. Во дворе обычного московского дома, на очень маленьком пространстве, стоят музей-мастерская Конюхова, часовня Святителя Николая Чудотворца и часовня святого Федора Ушакова, музей якорей под открытым небом, множество памятников и памятных досок в честь людей, близких Конюхову по духу — от адмирала Нахимова до Николая Гумилева. В мастерской выставлена лодка «Тургояк», на которой Конюхов в одиночку переплыл Тихий океан. Место по-хорошему безумное — как будто попадаешь в сновидение великого путешественника.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100