Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Станционный смотритель

Гаврилов-Ям: всё о мертвой профессии от настоящего ямщика

— Прооходите, прооходите, раассаживайтесь! — зычно приглашает в избу добродушный бородач в зеленом кафтане и черном картузе. Картуз — это такой головной убор, похожий на фуражку. Прикрепи к его козырьку какой-нибудь яркий цветок — и хоть сейчас на сеновал, позировать. Обладатель этого картуза так и выглядит — идеальный зажиточный крестьянин XVIII века. Но он не обычный крестьянин. Он ямщик.

Музей ямщика в крохотном городке Ярославской области Гаврилов-Яме с каждым годом набирает все больше поклонников. Само место, кажется, сосредоточилось вокруг него — хотя поселение, безусловно, гораздо старше музея. Первое упоминание о нем найдено в списках Троице-Сергиев-Варницкого монастыря (подворья Троице-Сергиевой лавры) за 1545 год. Крохотная деревенька (домов на семь) обслуживала переправу через реку Которосль: несколько сотен лет назад та была судоходной.

Гаврилов-Ям. Ямщик Гаврила в своей усадьбе. Фото: из архива <a href="http://музей-ямщика.рф">музея</a>. Strana.Ru
Гаврилов-Ям. Ямщик Гаврила в своей усадьбе. Фото: из архива музея

Само название нынешнего города говорит о том, что раньше здесь было ямское подворье. «Ям» — татарское слово, означающее «дорога». Именно наместники татаро-монгольского ига «показали» Руси всю эту систему станций, сменяющих лошадей у гонцов. Сами захватчики подсмотрели ее у китайцев, которых завоевали ранее. Русские крестьяне не обязаны были обслуживать татаро-монгольскую почту, оккупанты вообще не вводили ее на отвоеванных территориях. Но население платило специальную дань под это дело — она как раз называлась «ямом». А удобство и быстроту этой службы оценили бывавшие в Орде русские князья.

В итоге во время правления Ивана III в XV веке и появились зачатки ямской службы, или «гоньбы», как она называлась (то есть быстрой езды). Быстрая почтовая связь способствовала созданию единого государства. Теперь «ямами» стали называть уже не дорогу, не дань, а станцию, на которой можно было поменять лошадей. Собственно, поэтому служба стала «ямской», а главный ее работник — «ямщиком».

Гаврилов-Ям действительно был ямом, почтовая станция появилась здесь, похоже, уже в том же XVI веке. Во всяком случае, село назвали «Гавриловским Ямом» по указу царя Ивана Грозного в 1580 году. Кто такой Гаврила, в честь которого назван поселок, до сих пор неизвестно, но работники музея считают, что так звали первого местного ямщика. Поэтому сегодняшнего, который принимает туристов, тоже зовут Гаврилой.

— У ямщика было много забот, — рассказывает колоритный ямщик, забавно проговаривая каждую букву и особенно выделяя «о». — В самом хозяйстве было несколько изб. Нужно было не только содержать лошадей, не только ямскую гоньбу по управам делать, но и водные переправы. Паромы, лодки через Которосль. Мостов-то почти не было.

Экскурсия по музею от ямщика. Фото: <a href="https://www.facebook.com/%D0%9C%D1%83%D0%B7%D0%B5%D0%B9-%D0%AF%D0%BC%D1%89%D0%B8%D0%BA%D0%B0-1525520217716513/">Официальная страница музея на Facebook</a>. Strana.Ru
Экскурсия по музею от ямщика. Фото: Официальная страница музея на Facebook

В подобных маленьких музейчиках, которые «тянут» на себе в туристическом отношении весь город, такие герои нередки. «Хозяева» и «хозяйки» — в кокошниках, тулупах, платьях старого фасона, но новых тканей и вопиющих цветов. Обычно в них не очень веришь, и если дети впитывают происходящее с удовольствием, то взрослым нередко становится неловко. Лучше б уж нормальную экскурсию провели, в самом деле, чем это бесконечное «А кто мне скажет, что у нас здесь?»

Однако в Гаврилов-Яме все совсем не так. Местный ямщик настолько удачен и так на своем месте, что веришь ему безоговорочно. Редкий дар.

Секрет лягушки

— Наш музей — лицо города, — рассказывает Гаврила. Даже тет-а-тет он не выходит из роли, так что быстро перестаешь понимать, в каком ты месте и времени. — Музей появился в 2005 году, и первым ямщиком здесь был мой отец. Я смотрел на него, смотрел… Он не говорил так, как я, вот этот «ямской говорок» — моя лепта. Это действительно местный говор, хотя я его несколько упростил — иначе мне бы пришлось сильно тянуть «а», вот так: «девяяяятьсот девяяяностааа девяяятый».

Туристы, бывшие здесь в первые годы после открытия музея, на просторах интернета вспоминают, что первый ямщик был тоже очень хорош — он рассказывал о ямщицком быте в стихах, с прибаутками и шутками. Но соглашаются, что лингвистическая придумка нового Гаврилы сделала ряженого в картузе настоящим.

Сам музей занимает бывшую хозяйственную постройку фабриканта Алексея Локалова. Тот немало сделал для села, открыв в нем текстильную мануфактуру в 70-х годах XIX века. Кстати, городом Гаврилов-Ям стал только в 1938 году. Сейчас в нем живет примерно 17 тысяч человек.

А еще сюда ежегодно приезжают около 1600 туристов. Немало по местным меркам. И все едут именно в Музей ямщика. Основной дом выглядит как огромная телега — на соответствующих размеров колесах. Внутри — простая ямщицкая изба, где живут Гаврила и его жена Дуняша. Достойная чета проводит экскурсию по всему владению — и дому, и «подызбице» (то есть погребу), и конно-каретному двору.

Подызбица. Фото: из архива <a href="http://музей-ямщика.рф">музея</a>. Strana.Ru
Подызбица. Фото: из архива музея

— Подызбица ранее была холодильником, ведь продукты надо было как-то хранить, — рассказывает Дуняша, высокая девушка с русой косой — все как полагается. —  В любой момент могли приехать те, кого сегодня мы бы назвали «клиентами», и их, возможно, нужно было кормить. И вот, например, чтобы подольше сохранить молоко, в кувшины хозяйки сажали живых лягушек. Их тело покрыто специальной бактерицидной слизью, и благодаря ей молоко не скисает, а хранится 5-6 дней».

Настоящий ямщик

Ямщицкое подворье было полностью на государевой службе. На основных трактах, таких как Москва — Новгород, Москва — Муром, в тридцати-сорока верстах друг от друга (верста чуть более километра) ставились специальные станции. Они назывались ямами. Размер яма зависел от размаха поселений вокруг. Например, в Москве были целые ямские слободы, а в глуши, где от села до села несколько верст, стояли лишь несколько домов: собственно, ямской двор, пара изб, сенник, конюшня. Ямщик был здесь главным и избирался среди своих соплеменников. Как именно — до сих пор неясно, но известно, что он должен был быть высокого роста, иметь семью с наследником мужского пола и хорошо уметь свистеть — чтобы при приближении к другому яму дать знать о том, что нужны лошади.

Впрочем, последнее качество требовалось редко. Сами ямщики извозчиками почти не бывали. Помните «Станционного смотрителя» Александра Пушкина? Главный страдалец в нем — именно что ямщик, хотя он никого никуда не вез и только ведал сменой лошадей. Ямщик отвечал за работу яма, он был скорее менеджером, нежели исполнителем. При этом менеджером не сказать чтобы почетным: он состоял на государевой службе, так что его услугами постоянно пользовались люди выше его по чину: проезжали генералы, гусары, царские посланники. У всех были подорожные грамоты, которые подтверждали, что этот человек заранее оплатил все расходы. Каждому подай лошадей, накорми, порой даже спать уложи. А ведь шли такие гости нередко вереницей, где ж столько скотины взять. Тем более что даже один гонец брал не одну, а две лошади — чтобы скакать на них посменно. Хорошо хоть царский указ щадил ямщиков, и их называли «не бей мне рыло» — их нельзя было бить, в отличие от других живущих рядом крестьян. И, сдается, такой указ появился не на пустом месте. «Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался?», — писал тот же Пушкин.

Кушанье в дома ямщика. Фото: «Официальная страница музея ВКонтакте»: https://vk.com/id298413398. Strana.Ru
Кушанье в дома ямщика. Фото: «Официальная страница музея ВКонтакте»: https://vk.com/id298413398

Исполнителями же, то есть почтальонами, или, как их тогда называли, «охотниками», были местные жители селения.

Иностранцы очень ценили русскую ямскую службу. Австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн в начале XVI века был первым, кто назвал всю эту систему почтовой — на Руси же эти слова прижились только спустя полтора столетия. В своих «Записках о московских делах» посланник отмечал, что с помощью своего кучера проехал от Новгорода до Москвы за 72 часа — а это почти 600 километров. Сегодня эта дорога занимает 5 часов, но тогда и 72 были впечатляющими. Новость о взятии Казани достигла Москвы спустя всего три дня — и это в октябре, когда дороги размыты дождями.

— Летом гостей возили на повозках, зимой — на таких санях, — показывает Гаврила в конюшне. — Кстати, помните колокольчик, который под дугой звенит? Только государственные ямщики имели право такой себе вешать. Ямщиков очень ценили, но стоило появиться железным дорогам — и они стали не нужны.

Дети набиваются в сани. Взрослые расспрашивают о розвальнях, волокушах, подковах и прочих уздечках, которые можно увидеть повсюду вокруг. Гаврила вещает убаюкивающим голосом, и ты погружаешься во всю эту мужицкую атмосферу без остатка — прямо в своем современном пальто, с рюкзаком и фотоаппаратом. Может, слава других ямщиков уже в прошлом. Но таких туристы ценят до сих пор.

Гаврилов-Ям. Музей Ямщика. Фото: из архива <a href="http://музей-ямщика.рф">музея</a>. Strana.Ru
Гаврилов-Ям. Музей Ямщика. Фото: из архива музея

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100