Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Болевые точки Домбая

Ужасы и надежды легендарного советского горнолыжного курорта

— Йуху! В сторону! — слышу за спиной веселый детский вопль. Я еду на сноуборде по горнолыжной трассе российского курорта. Вокруг заснеженными пиками ощетинились Кавказские горы, ветер колет лицо белой крошкой, справа скала, слева обрыв, заботливо прикрытый красной сеткой, и места для маневров не очень много. Дергаюсь и замираю: мимо с криками и улюлюканьем проносятся двое мальчишек. На снегокате. Изрядно удивившись, продолжаю путь, постоянно оглядываясь, и не зря: взрослые тут тоже так катаются. Чуть позже, уже освоившись, въезжаю в спокойную зону высокого хвойного леса. Еловые лапы тяжело поскрипывают под снежными шапками, а одиночные сиденья старой канатной дороги придавлены огромными сугробами, словно на них куда-то собрались ехать половинки снеговиков. Отвлекаюсь — и чуть не сталкиваюсь с машиной, которая едет навстречу. По горнолыжной трассе. Утроив бдительность, съезжаю в поселок по учебному склону, с трудом уворачиваясь от больших ледяных проталин, стремящихся мне под ноги. Приезжаю прямо к надписи «Добро пожаловать в Домбай».

Карачаево-Черкесская республика. Поселок Домбай. Проход через рынок по обледенелой дороге к горнолыжному курорту. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Карачаево-Черкесская республика. Поселок Домбай. Проход через рынок по обледенелой дороге к горнолыжному курорту. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Славная память

Домбайская поляна (или просто Домбай, по имени приютившегося в ней поселка) — эдакая миска среди гор на высоте примерно 1600 метров над уровнем моря. К ней сходятся три ущелья: Аманауз, Алибек и Домбай-Ульген. Последнее названо в честь главной вершины здешних мест: 4046 метров гранита и ледников. Отсюда всего 65 километров до высшей точки Европы — Эльбруса. Правда, по прямой не проедешь — везде горы, так что на деле ехать по дороге придется около шести часов.

До Черного моря, кстати, столько же, но и туда быстро не попасть. Поляна окружена непроходимыми горами, зато они делают из нее необычайную красавицу. «Самые шикарные горы России» — субъективное, но совсем не редкое определение от туристов. А их сюда приезжает около полумиллиона в год. «Красиво, исторично, легендарно!» — нахваливала мне Домбай знакомая, которая ездит сюда каждый год много лет подряд.

Горнолыжный курорт Домбай. Фото: Игорь Стомахин/Strana.Ru. Strana.Ru
Горнолыжный курорт Домбай. Фото: Игорь Стомахин/Strana.Ru

Все это, в целом, правда. Освоение местных гор человеком началось еще в начале ХХ века. Первые восхождения, судя по архивам, были сделаны в 1904–1905 годах Русским горным обществом. К тридцатым здесь уже вовсю бурлила альпинистская жизнь, и спортсмены начали не только ходить в горы, но и скатываться с них на лыжах. Дальнейшему развитию помешала война, но в пятидесятых годах на склонах все же появились первые, очень скромные, бугельные подъемнички.

Сноубордистка фотографирует вид с вершины Мусса-Ачитары. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Сноубордистка фотографирует вид с вершины Мусса-Ачитары. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

По-настоящему советский человек открыл для себя Домбай в начале шестидесятых. Тогда, буквально по взмаху руки, а точнее печати Совета министров СССР, начал развиваться горнолыжный курорт: вышло постановление «О развитии базы отдыха, туризма, горных лыж в высокогорных районах КЧАО». Первая кресельная канатка была построена в 1970 году, и народ повалил валом. На долгое время Домбай стал, наверное, главным горнолыжным курортом СССР, постоянно соперничая с соседним Эльбрусом за зимних туристов. Совсем, кстати, неприхотливых: жить сначала особо было негде, статус поселка городского типа поляна получила лишь в 1965 году, до этого здесь были почти одни палаточные лагеря. Но наши советские люди ехали не за ковром у камина: в отсутствие заграничных впечатлений кавказская природа действительно сшибала с ног.

Еще в 1936 году Домбай вошел в состав нового Тебердинского биосферного заповедника. Здесь несколько десятков рек, больше сотни озер и ледников, а главным представителем местной фауны является зубр. Собственно, именно этого зверя и имеет в виду карачаево-балкарское слово «доммай». А высшая точка заповедника, тот самый Домбай-Ульген, переводится как «убитый зубр». И, надо сказать, горнолыжный зубр действительно на последнем издыхании.

Туристы идут на гору по нечищеным дорогам Домбая. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Туристы идут на гору по нечищеным дорогам Домбая. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Снег без воды

— Дэвушка, вы как катаетесь? — задает мне стандартный вопрос работник проката. Сам прокат — узкая покосившаяся дверь под сползающей крышей в череде других подобных же сарайчиков, приютился прямо на горе, на высоте 2500 метров. — Вот вам такая доска, красивая! Че-то только не пойму, где у нее нос, а где хвост?

Гора, по которой катаются на лыжах, называется Мусса-Ачитара, ее высота 3200 метров. Она застроена канатками, в которых легко запутаться, потому что все они принадлежат разным владельцам, и единого ски-пасса здесь нет. Это тяжелое наследие девяностых: когда границы наконец рухнули, жители «большой советской клетки» устремились увидеть невиданное, и Домбай опустел. Подниматься с колен он начал уже в «нулевых», но в полный рост так и не встал. Сегодня здесь имеются пять очередей советской кресельной дороги, три очереди новой заграничной, одна — условно-новая, итальянская, конца прошлого века, и маятниковый красный вагончик. Работает все это, впрочем, очень своеобразно: наверное, даже старожилы уже не помнят, когда двигались бы все «канатки» сразу. Хотя сломана вроде бы только одна.

Старая канатка. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Старая канатка. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

По сути, можно легко обойтись одним новым комплексом, который единственный ведет на самую вершину горы. В хорошую погоду оттуда видно двуглавую вершину Эльбруса, а вокруг раскидывается бесконечный простор для селфи. На этом, впрочем, достоинства зоны заканчиваются: трасса, идущая отсюда, узкая и тесная, а поездка наверх занимает минут десять, в течение которых ты вынужден любоваться на «парад уродов» из сломанных кресел, едущих навстречу.

Сломанные кресла подъемника. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Сломанные кресла подъемника. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

— Простите, есть другой путь к туалету? Здесь слишком много снега, — пожилая женщина в лыжных ботинках с сомнением оглядывает сугробы на пути. Ей указывают на заледеневшую лестницу. В ней всего четыре ступеньки, но спускается лыжница минут пять, держась за поручни. Туалет — каменный домик, весь заиндевевший внутри. Малоприятную дырку в полу окружает все тот же неровный лед. В раковине при входе большой сугроб. Тяжелая железная дверь без замка все время распахивается настежь, являя гигиеническое таинство всем посетителям тюбинговой горки.

— Это туалет? — со смешком говорит лыжница. — И стоит 20 рублей?

— Пусть только попробуют! — отвечают ей из очереди. Остальные согласно кивают.

Туалет в зоне катания. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Туалет в зоне катания. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Сайты, описывающие современную инфраструктуру Домбая, чаще всего не жалеют красноречия. «Современный динамично развивающийся курорт», «престижное место», «развитая сеть канатных дорог», «трассы для любого уровня» и прочее. Создается впечатление, что это незаслуженно забытый кусочек рая. То, что здесь имеются некоторые недостатки, порой признается, но обязательно с подтекстом «они не имеют значения». Тем глубже оказывается шок тех, кто не был к ним подготовлен. «Меня больше всего „убивает“ отсутствие нормальных туалетов, — говорит Света, маркетолог из Твери. — Поездка обошлась недорого, но это как раз то, за что я бы заплатила. Туалет типа „дырка в полу“ даже в кафе — это ненормально».

На горе вода подведена только на уровень 2200 метров, к нижней точке катания. Здесь есть несколько забегаловок, небольшая гостиничка с коврами на стенах и рынок, напоминающий знаменитый «Черкизон» в столице. Тут продают сувениры, маски, очки, балаклавы. Кафе с туалетом внутри, правда, тоже надо искать: обычно все работники посылают гостей в платный за углом.

Торговая лавка на высоте 3000 метров. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Торговая лавка на высоте 3000 метров. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Выше с сервисом совсем беда. На верхних станциях подъемников тоже можно поесть и взять снаряжение в прокат. И закутанные до глаз женщины весь день сидят на пронизывающем ветру в надежде, что забывчивый лыжник купит у них за тысячу рублей мгновенно запотевающую маску. Но все это ежедневно поднимается ими наверх и вечером спускается вниз. Те катальщики, которые встают пораньше, чтобы с ветерком спуститься по пустой трассе, вынуждены пропускать на подъемник торговок с десятком баулов и мешков, мужиков с канистрами, полными воды. «Я не советую вам есть там, наверху, — предупреждает работница туалета, выдавая сдачу. — Там повара заранее внизу готовят еду на день, рук весь день не моют. Воды-то нет. Антисанитария там страшная, часто травятся туристы».

Торговцы везут на канатке свои товары и канистру с водой. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Торговцы везут на канатке свои товары и канистру с водой. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Поселок вообще весь страдает от проблем с коммуникациями, и гора не исключение.

— Подвести на гору газ и воду? — смеется Акбек, работающий в прокате рядом с четвертой очередью старой канатной дороги. — Да у нас в поселке газа нет! От Теберды протянули газопровод, сделали перекидку через реку, а весной вода вышла из берегов, и мы снова без газа. Зато дешево, согласись.

В этом есть своя правда. По сравнению с деньгами, которые придется отдать за ски-пасс и еду в Европе и даже в Красной Поляне, нынешние цены совсем невысоки. Всего 1800 рублей за день катания в Кавказских горах — чем не хорошо! Но если разобраться, получается не так уж и мало.

По приблизительным подсчетам, в Домбае около 20 километров горнолыжных трасс, плюс неплохие возможности для внетрассового катания. Приблизительны они потому, что здесь нет официальной схемы трасс: на плане есть только подъемники с заштрихованными под ними зонами катания.

Схема Домбая в 2018 году. Условные обозначения: легкая, средней сложности, сложная и новая трассы. Что из себя представляет новая, по этой схеме непонятно. Как на нее попасть — тоже. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Схема Домбая в 2018 году. Условные обозначения: легкая, средней сложности, сложная и новая трассы. Что из себя представляет новая, по этой схеме непонятно. Как на нее попасть — тоже. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

За названную цену клиент получает всего три подъемника. За остальные нужно платить отдельно — примерно 250 рублей за один подъем. Если сравнить с тем же Сочи, Домбай победит только в итоговых цифрах, а не в том, что за них можно получить. Да, на «Розе Хутор» ски-пасс дороже в полтора раза (2650 рублей), но это цена за 102 километра трасс — в пять раз больше. Даже сибирский Шерегеш в выигрыше: хоть там тоже нет единого ски-пасса, но за тысячу рублей в день доступно достаточное количество подъемников, чтобы попасть почти на все трассы из имеющихся 35 километров.

Надежды на жизнь

— Что вы здесь делаете? — слышу я крик с подъемника. Надо мной едет мужчина в желтой куртке с надписью «инструктор». — Там камни! Влево! Влево на трассу!

Погода сегодня не очень: внизу весь день льет дождь, на горе же настоящая метель. Под ногами почти ничего не видно, и съехать с трассы легче легкого: они никак не обозначены. В самых опасных местах кое-где стоят легкие сетки и пара предупреждений о лавинах, но в большинстве случаев узнать, едешь ли ты по трассе или уже далеко за ее пределами, нет никакой возможности. Только бьющие в ноги бугры скажут об этом — все-таки трассы ровнее, потому что по ним каждое утро проезжает ратрак.

Этот ратрак, стреляющие иногда противолавинные пушки и распечатанные на принтере таблички «Лавиноопасно! Сходить с трассы запрещено!» — всё, что может предложить курорт для безопасного катания. Спасатели вроде есть, но несертифицированные. Скорее, это хорошо катающиеся лыжники, которые могут отвезти пострадавшего вниз. Иногда на специальных носилках, иногда просто за руки и за ноги. Ближайшая больница находится в Карачаевске в 60 километрах от Домбая.

Горнолыжные трассы Домбая. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Горнолыжные трассы Домбая. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

От всего этого страдают не только туристы, но и сам курорт. Советское горнолыжное «безрыбье» давно в прошлом, у него есть серьезные конкуренты, причем уже даже по соседству: с каждым годом развивается новый «Архыз», пару месяцев назад в Чечне открылся курорт «Ведучи», которому Рамзан Кадыров лично дал установку не ударить в грязь лицом.

Впрочем, если верить официальным бумагам, у Домбая тоже все хорошо. Еще в 2017 году был принят проект его модернизации с бюджетом более 1,2 миллиарда рублей. Это часть государственной программы развития Северо-Кавказского федерального округа, так что на нее отписаны и деньги из федерального бюджета — около полумиллиарда. На эти деньги должны построить новый гондольный подъемник, проложить трассы на северном склоне Мусса-Ачитары, поставить освещение и снежные пушки, что позволит продлить сезон катания. Ну и конечно, подвести воду на гору и сделать единый центр управления. Все это должно быть готово уже в 2019 году, но пока в это не верят даже местные: уж слишком много работы предстоит сделать за маленький срок.

— Вы вернетесь еще кататься в Домбай? — спрашиваю у ребят со сноубордами. Они приехали на неделю по специальной студенческой скидке и катаются каждый день с утра до вечера, нередко забираясь в непролазные лесные дебри.

— Нет! — отвечают хором. Задумавшись, Ольга из Воркуты добавляет:

— Ну, может быть, лет через пять, если построят еще подъемников.

Видишь, Домбай, молодежь еще верит. Пора оживлять зубра.

Вид с вершины Мусса-Ачитары. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru. Strana.Ru
Вид с вершины Мусса-Ачитары. Фото: Соня Ляшкевич/Strana.Ru

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100