Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Ячейка коммунизма

Дом Наркомфина: авангардный фасад, цветовой супрематизм, модульная мебель и первый в нашей стране пентхаус.

Дом Наркомфина на Новинском бульваре — одно из главных сооружений конструктивизма, образец революционного стиля и смелый социальный эксперимент, о котором в 1930-е годы могли только мечтать ведущие мировые архитекторы. На Западе это здание называют «строительной утопией». Архитектор Моисей Гинзбург и его ученик Игнатий Милинис придумали авангардистски-плоские фасады, ленточное остекление, зависшие в воздухе геометрические фигуры. Все это бросало вызов привычной, традиционной архитектуре.

Одно из главных сооружений конструктивизма в Москве. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Одно из главных сооружений конструктивизма в Москве. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

По замыслу своих создателей, устройство Дома Наркомфина должно было сподвигнуть советского человека отказаться от буржуазного быта, встать на рельсы социализма и с высоко поднятой головой ворваться в светлое будущее коммунизма.

Министр-урбанист

Заказчиком необычной постройки выступил министр финансов РСФСР Николай Милютин — архитектор-любитель и большой поклонник авангарда. Увлекшись урбанистикой, он предложил интересную идею расселения людей в крупных городах. Принцип заключался в создании ленточных кластеров: сначала тянется полоса предприятий, затем — лента лесопарков, далее — автомобильная трасса, за ней — ряд жилых домов, потом — линия спортплощадок и стадионов, и наконец — стоящие один за другим театры, клубы и дворцы культуры.

Нарком финансов РСФСР Николай Милютин. Ретушь: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Нарком финансов РСФСР Николай Милютин. Ретушь: Игорь Стомахин / Strana.ru

Таким образом, города должны были вытянуться в бесконечные линии, которые со временем сольются и опоясают весь мир. Милютин предложил проект нового жилья, состоящего из небольших комфортабельных блоков на одного человека с полным комплектом социального обслуживания. Он сам спроектировал свой пентхаус и поселился в нем после постройки Дома Наркомфина.

Новый тип жилья

Дом Наркомфина — конструкция, состоящая из трех элементов: жилого корпуса с квартирами-ячейками, коммунального блока со столовой, библиотекой и спортзалом, хозяйственного двора с механической прачечной и гаражом. Первоначально планировался детский корпус, но он не был построен. Моисей Гинзбург воплотил идею нового типа жилья — двухэтажные ячейки, рассчитанные на неженатого человека или на семью с детьми. На первом ярусе располагалась гостиная, на втором — спальня и санузел. Во всех ячейках устанавливался личный кухонный элемент со встроенной плитой и раковиной.

Лестничный пролет конструктивистского здания. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Лестничный пролет конструктивистского здания. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Встроенную мебель спроектировал авангардный художник Эль Лисицкий. Она была одинаковой для всех, но могла модулироваться в разные комбинации. Жильцы не замыкались в индивидуальных «клетушках» — в распоряжении каждого из них был широкий общественный коридор с креслами и столиками для общения.

Капитанский мостик

При строительстве Дома Наркомфина впервые в нашей стране было создано то, что сейчас называют пентхаусом — особняк под крышей. Несколько комнат площадью 9–12 квадратных метров были рассчитаны на одного или на двух жильцов. Сама крыша, или, как значилось в проекте, «эксплуатируемая кровля», стала частью общественного пространства. Надстройка, напоминающая капитанский мостик на корабле, задумывалась как площадка для гимнастики. На крыше стояли шезлонги, расположившись в которых жильцы дома принимали солнечные ванны, как в естественном солярии. Архитекторы заботились обо всем, включая цветовое решение. Влияние на них оказал популярный в то время супрематизм с его яркими пятнами цвета.

Занятия йогой в гамаках на крыше Дома Наркомфина. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Занятия йогой в гамаках на крыше Дома Наркомфина. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

На фасаде белые колонны контрастировали с черными оконными рамами, создавая эффект зависания дома в воздухе. В ячейках спальные помещения с низкими потолками были покрашены в холодные тона с оттенками голубого и серого, что визуально расширяло пространство. Просторные гостиные имели не раздражающую глаз теплую гамму с примесью желтого и охры.

В запустении

В 1930 году жилье в Доме Наркомфина давали высокопоставленным чиновниками и представителям партийной верхушки. Через несколько лет многие из них пострадали. 19 владельцев квартир (всего в доме их было 50) были расстреляны в годы сталинского террора. О том, скольких отправили в ГУЛАГ, мы достоверно не знаем. После войны статус дома изменился. Ячейки для одиночек заселили семьями, трехкомнатные квартиры нижних этажей стали коммуналками. Столовая на пятом этаже превратилась в общую кухню с рядами плит, разделочных столиков, корыт.

Световой колодец — еще одно архитектурное новшество. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Световой колодец — еще одно архитектурное новшество. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Вместо библиотеки и спортзала — типография. Фасад лишился смелого красно-белого цвета — его покрыли ядовитой желтой краской и перестали ремонтировать. Ножки-колонны, благодаря которым здание как бы парило в воздухе, заложили кирпичной кладкой. Дом Наркомфина перешел в ведение ЖЭКа и перестал числиться экспериментальной постройкой.

Реставрация

В начале 2000-х годов здание находилось в аварийном состоянии. Дом Наркомфина попал в список «Сто главных зданий мира, которым грозит уничтожение». И все же, несмотря на все трудности, в 2017 году реконструкция началась. Проектом руководит архитектор Алексей Гинзбург, внук архитектора Моисея Гинзбурга. Его цель — максимально точно восстановить первоначальный облик здания. Будут убраны стены на первом этаже, восстановлены первоначальные элементы фасада и колонны, на которых стоял дом изначально.

Объект культурного наследия регионального значения. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Объект культурного наследия регионального значения. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Здание вновь приобретет тепло-молочный цвет, в коммунальном корпусе появятся отреставрированные витражи, а лестницы, ограждения балконов и кровли приобретут оригинальный вид. Дом Наркомфина станет пригодным для современного использования: в ячейках поселятся жильцы, на первом этаже откроется музей, в здании хозблока разместится ресторан. Технические задачи стоят непростые, но по плану реставрация должна закончиться в 2019 году.

Интерес к авангарду

Дом Наркомфина, несмотря на статус объекта культурного наследия, долгое время был закрыт для посетителей. Но несколько лет назад пустующие квартиры были сданы в аренду под мастерские и жилые помещения. Большую часть жильцов составила творческая молодежь — музыканты, артисты, художники. В Москве появилось новое арт-пространство: открылись коворкинг, кафе-фалафельная, офисы редакций сайтов по современному искусству. На крыше стали проводиться занятия йогой в гамаках. На время реставрации студия закрылась, но после окончания работ треннинги возобновятся.

Экскурсия в Дом Наркомфина. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Экскурсия в Дом Наркомфина. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Интерес москвичей к архитектурному авангарду эпохи 1920-х годов очень высок. Гиды двух туристических компаний — «Свобода доступа» и «Москва глазами инженера» — проводят экскурсии по Дому Наркомфина: рассказывают о его истории и архитектурных особенностях, показывают коммунальную постройку и дом внутри, разрешают выйти на балкон и подняться на крышу. Благодаря реконструкции для гостей открыта и уникальная квартира-пентхаус, в которой жил нарком Милютин.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100