Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Листригоны Балаклавы

Что грозит тысячелетнему рыбному промыслу

«В октябре, после отъезда дачников, в Балаклаве становится свежо, уютно и по-домашнему деловито. На улицу выползает всё исконное греческое население города. Теперь весь интерес жителей сосредоточен на рыбе. В кофейнях собираются рыбаки и избирается атаман. В девять часов вечера город погружается в сон, и нигде в России нет такой тишины, как в Балаклаве...»

Александр Куприн, «Листригоны».

Балаклава. Набережная Назукина. Памятник Александру Куприну. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Набережная Назукина. Памятник Александру Куприну. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Деликатесы под угрозой

— Рыба, свежая рыба! Ставрида, камбала, сарган! — кричат из лодок рыбаки. Толпы туристов терпеливо ждут своей очереди за гастрономическим счастьем. Рыба свежая, вяленая, соленая, устрицы, мидии, рапаны. Люди подходят, выбирают, пробуют, покупают. Тут продали, а дальше другая лодка чалится. Крики зазывал перекрывают вопли чаек. От них даже голуби бросаются врассыпную. Только коты сохраняют спокойствие — эти ребята знают, что без получки сегодня не останутся. Впрочем, и у котов найдутся конкуренты — толстые чайки.

Пока идешь по набережной Назукина, пропитываешься запахами и звуками Балаклавы, ее атмосферой. Растворяешься в суете и одновременном спокойном течении этой приморской жизни.

Балаклава. Таврическая набережная. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Таврическая набережная. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

— Крымские устрицы с мыса Айя! Свежие, только из моря, по 150 рублей за штуку! — громкий голос бросается в лицо. Двое мужчин торгуют прямо с лодки устрицами, мидиями, ставридой. Все яства выставлены на обозрение в ведрах и лотках с водой. На корме лежит снаряжение для погружения: гидрокостюм, баллоны, ласты. Мужчина помоложе по имени Алексей в аквалангистских перчатках достает огромных размеров устрицу, вставляет нож в створки раковины, чуть приоткрывает их, сливает воду:

— Видите, внутри обязательно должна быть вода. Это означает, что устрица живая. Зачем перчатки? Чтоб руки о створки не порезать!

Дальше — дело техники. Ловким движение он вскрывает раковину, срезает ножку, брызгает на устрицу лимоном и протягивает мне. Она оказывается мясистой, но мягкой, очень нежной и сладковатой на вкус. И такой большой, что приходится потрудиться, укладывая ее в рот.

Балаклава. Набережная Назукина. Торговцы устрицами. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Набережная Назукина. Торговцы устрицами. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

— Это именно наши, крымские деликатесы. Эндемики Черного моря. — поясняет Алексей. — Они и размером и вкусом отличаются от дальневосточных. Еще будете?

Я многозначительно киваю, пережевывая моллюска.

— Легко. Наедайтесь витаминов, скоро это все закончится.

— Разве устрицы сезонный продукт?

— Закончатся не устрицы, а мы. Город ждет реконструкция, все лодки и баркасы отсюда уберут и сделают международную марину для яхт, второй Сочи.

Устрица встала поперек горла. Я поблагодарила Алексея и пошла дальше по набережной в сторону моря, обдумывая услышанное.

Рыбный мешок

В переводе с тюркского «балаклава» означает «рыбацкое гнездо», а с турецкого – рыбный мешок. С высоты птичьего полета Балаклавская бухта и впрямь похожа на длинный мешок, перехваченный у горла веревкой. Только вместо веревок — становые сети на западном берегу бухты. Если посмотреть на дореволюционные снимки города, понимаешь, что сети стоят на этом месте больше века.

Балаклавская бухта на дореволюционной фотографии. Становые сети на западном берегу. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Балаклавская бухта на дореволюционной фотографии. Становые сети на западном берегу. Фото: pastvu.com
Балаклавская бухта в наше время. Становые сети на западном берегу. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклавская бухта в наше время. Становые сети на западном берегу. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

За счет причудливой формы Балаклавская бухта никогда не замерзает и ее редко штормит. Это самая спокойная и удобная для швартовки гавань в Крыму. И одна из самых рыбных. Тысячелетиями город жил рыбным промыслом. Лодки, ялики, баркасы стали его неотъемлемой частью, его визуальным символом. Трудно представить Балаклаву без этого разномастного, пахнущего йодом, водорослями и рыбой, скрипящего снастями балагана.

Задумавшись, я спотыкаюсь о рытвину в бетонном покрытии набережной. В этой части, за старым разваливающимся кинотеатром «Родина», заканчивается благоустроенная туристическая зона и начинается бытовая часть города. Увы, за время пребывания на Украине Балаклава ни разу не приводилась в порядок. Старые советские постройки зловещими монстрами выстроились вдоль главной улицы, пугая разбитыми окнами и осыпающимися кровлями приехавших первый раз гостей. Безусловно, городу требуется ремонт, и капитальный. Но лодки? Рыбаки? Атмосфера? Яхты — это, безусловно, красиво, это привлечение капитала и туристического, более платежеспособного, чем сейчас, потока. Но куда деваться жителям города, каждый второй которого зарабатывает на продаже рыбы, морепродуктов или морских прогулках? И в конце концов, это же историко-культурный облик города, его наследие.

Балаклава. Свежевыловленная ставрида. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Свежевыловленная ставрида. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

— Почем ставрида? — интересуюсь я у рыбака, которого вижу на этом месте не первый год.

— Сто рублей за связку. Тут штук пятнадцать будет. Свежевяленная, вы только понюхайте!

Запах действительно сводит с ума. Беру две последние связки, себе и в подарок. Позади меня вздыхает опоздавший турист. А что еще везти из Балаклавы домой? Конечно, рыбу!

— Говорят, реконструкция будет?.. — начинаю я.

— Давайте не будем о грустном, — прерывает меня рыбак, разворачивается и залезает обратно в лодку. — Вон у артельщиков спросите, они расскажут, что творится.

— А где их искать?

— На спасательной станции, — буркнул он напоследок, повернулся спиной и уткнулся лицом в высокий ворот.

Грязелечебница с видами на море

Ноги сами принесли меня к спасательной станции. Она располагается в доме №2А, в историческом здании. В конце XIX века здесь размещалась грязелечебница с купальнями, построенными тогдашним главой города Константином Спиридоновичем Гинали. После революции здание экспроприировали и отдали под нужды рыбаков. Одну его часть заняла спасательная станция, другая была отдана морскому порту, а третья — рыбным артелям. Все три компонента до сих пор базируются в здании бывшей лечебницы у подножия древней крепости Чембало.

Балаклава. Набережная Назукина, спасательная станция и дом главы города. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Набережная Назукина, спасательная станция и дом главы города. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Отсюда идет лестница наверх на крепостную гору и к началу Большой севастопольской тропы, а правее — проход на отреставрированную часть набережной с памятниками архитектуры, которые когда-то принадлежали главе города, а сегодня являются не пойми чей жилой собственностью. Особняки стоят метрах в двадцати от пирса, у которого пришвартована чья-то яхта. Возле зданий припаркованы машины и квадроциклы, гуляет семья с ребенком. Счастливую семью от остальных жителей города и туристов отделяет забор, много камер слежения и запретительная табличка. По ночам калитка в толстых воротах, отделяющих эту часть набережной от внешнего мира, и вовсе закрывается. Водный кодекс, который определяет в общее свободное пользование пятидесятиметровую прибрежную полосу, соблюдается только днем.

Стоящее напротив железных ворот бывшее здание грязелечебницы, к слову тоже памятник, находится в плачевном состоянии. Оно было построено в 1906 году и с тех пор не знало ремонта. Спасатели занимают его правую часть, порт — центральную, а рыбная артель располагается на задворках, в левом торце.

Балаклава. Набережная Назукина. Бывшее здание грязелечебницы, ныне спасательная станция и помещение рыбной артели. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Набережная Назукина. Бывшее здание грязелечебницы, ныне спасательная станция и помещение рыбной артели. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

На покосившемся крыльце стоят кадки с цветами, на веревках сохнет белье. Из дверей первой от входа комнаты доносится запах жареной рыбы. А здание-то жилое! В коридоре, соединяющем два торца, лежат рыболовецкие инструменты, а из-под них наверх до потолка растет трещина.

Стучусь в дверь. Из-за нее доносится грозный лай и следом женский голос. Дверь открывает приятная женщина. Знакомимся. Марина, жена лодочника, живет в этом здании более двадцати лет. О планируемой реконструкции города знает и охотно делится своими переживаниями.

— Нам с мужем дали эту квартиру как служебное жилье, мы сами прописаны в другом месте. Но здесь сколько ни бились, нас не зарегистрировали, мы бесправные, хотя и дети здесь все родились, и внуки. Но тут еще есть квартира, в другом торце, там несколько человек прописано. Так что если дом будут сносить, то им квартиры дадут, а нам пинка под зад. Но нам хотя бы есть куда пойти, а вот артель просто выгонят. Да вы у них самих спросите, вон машина подъехала.

Балаклава. Рыбацкое судно. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Рыбацкое судно. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Рыбаки на облаке

Александр — член балаклавской артели. Молодой человек открывает ворота и приглашает на небольшой причал из свежеструганных досок.

— Мы его недавно сами отремонтировали после шторма. Хорошо в том году потрепало, все доски разбросало. Но ничего, руки есть, сделали.

Рыбацкая артель Балаклавы — это пять профессиональных бригад, более 40 человек. Вместе они ловят до шестисот тонн рыбы в год, которой снабжают рестораны и магазины Ялты, Севастополя и Симферополя. Артель официально зарегистрирована, имеет юридическое лицо, все работники получают зарплату, то есть она обеспечивает рабочие места жителям города.

— Сейчас никого из ребят нет, все с воды вернулись и отдыхают. Мы рано встаем, кто ночью на воду выходит, кто в пять утра. Сейчас путина по ставриде, вот и работаем, пока не выгонят.

Балаклава. Рыбная артель. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Рыбная артель. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

По словам Александра, еще при Украине артель выкупила по договору несколько мест на причале у конторы под названием «Золотой символ». Именно она находится за железными воротами на отреставрированную набережную. До «Символа» здесь располагалось Общество охотников и рыболовов, которое и следило за порядком. Рыбаки арендовали места на причале, платили взносы. При Украине на смену Обществу пришел «Символ», который захватил всю набережную вплоть до забора с военной частью в начале бухты. После перехода Крыма в состав России военные и ФСБ стали отодвигать «Символ» обратно согласно имеющимся у того документам. Сейчас граница между официальным и неофициальным причалами приходится на кинотеатр «Родина», примерно разделяя набережную Назукина на две равные части. Все, что находится между кинотеатром и зданием спасательной станции, — фактически в ведении «Символа», а юридически вне закона, документов нет, а значит, люди, купившие там места под лодки, в любой момент могут остаться ни с чем. Ситуация до боли знакомая московским владельцам гаражей-ракушек. Вроде платили деньги, а оказался самострой. Вообще, по словам знакомых из разных городов Крыма, с документами на землю и здания в регионе до сих пор полная неразбериха.

Балаклава. Таврическая набережная. Рыбаки. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклава. Таврическая набережная. Рыбаки. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

— Какие-то люди ходят, собирают деньги, якобы ежемесячные взносы. К нам тоже подходили, но мы ответили, что у нас юридическое лицо, дайте номер счета, мы оплатим. Те сказали, мол, счета нет, платите на руки. Мы отказались. К нам больше не подходят, а кто-то из рыбаков так платит, без документов, без чеков. Но все мы, кто платит и не платит, на этом причале стоим, пока нас не выгонят. И из здания в любой момент «попросить» могут. Мы четыре года бьемся с чиновниками, чтобы нас прикрепили к зданию, где мы официально были зарегистрированы при Украине, но воз и ныне там. Без ведома Москвы чиновники боятся что-то оформлять, а Москва четыре года думала и надумала реконструкцию делать. Мы в декабре узнали о проекте, заглянули в него — там нас нет вообще: то ли таможня в этом здании будет, то ли вообще здание снесут. Юридически мы есть, а на месте нас нет. Висим в воздухе. А если нас выгонят и не дадут места на причале, где нам лодки держать и снасти? Весь промысел накроется. Придется всем уходить в Севастополь и начинать с нуля. Оно и понятно, властям выгоднее держать на причале не 200 лодок и баркасов, а 10 больших яхт люкс-класса. Меньше народа да и ставки повыше будут.

Время перемен

Вернувшись в Москву, я первым делом нашла тот самый проект реконструкции. Разработчикам поставили задачу превратить неухоженную бухту в лучший яхт-комплекс России. Внешне все выглядит очень достойно и логично.

Концепция развития инфраструктуры Балаклавской бухты. Фото: студия Артемия Лебедева. Strana.Ru
Концепция развития инфраструктуры Балаклавской бухты. Фото: студия Артемия Лебедева

Смыслообразующим центром обновленной Балаклавской бухты станет марина. Рядом с ней появятся общественные пространства, рестораны и отели, судоремонтная зона, уютная набережная и пляж.

Старые здания, подлежащие ремонту, приведут в порядок и превратят в гостиницы. Вместо хаотичных забегаловок и палаток на набережной появится общественный комплекс с яхт-клубом, магазинами, ресторанами и обзорной площадкой на крыше. Саму набережную оформят галереями и перголами, которые будут защищать от солнца. Сделают спуски к воде.

Вместо заброшенного завода «Металлист» в начале бухты на его базе планируется построить комплекс по ремонту, обслуживанию и хранению судов. Это решит две проблемы: в марине появится полноценный сервис, а в городе возникнут новые рабочие места. Над сервисной зоной возведут пешеходный мост, который соединит два берега бухты и облегчит туристам возможность добраться из городской части к Балаклавскому военно-морскому музею. На самом мосту оборудуют несколько смотровых площадок с видом на бухту, море и горы. На месте бетонного городского пляжа, который соседствует со зданием спасательной станции, сделают зону отдыха. Бетон закроют деревянным настилом, а существующую пляжную зону расширят и дополнят бассейном. А вот на месте исторического здания грязелечебницы, основанной главой города в начале прошлого столетия, не значится ничего. В проекте там пустое место, а точнее — красивая набережная, но без исторического памятника.

Концепция развития Балаклавской бухты. Фото: студия Артемия Лебедева. Strana.Ru
Концепция развития Балаклавской бухты. Фото: студия Артемия Лебедева

Перед отъездом из Балаклавы я долго стояла над городом на крепостной горе. Смотрела, слушала, дышала и впитывала картинку. Бывает, что ты встречаешь человека или место, с которым у тебя сразу устанавливается незримая связь. Вы можете не общаться годами, а связь истончается, но не рвется. Так и с Балаклавой. Мы можем не видеться с ней месяцами, а встречаемся — и как будто не расставались. Я вижу ее морщины на фасадах зданий, язвы на бетонном теле набережной. Мне очень хочется ее отмыть, приодеть и друзьям показать. И с одной стороны, я рада тому, что город наконец-то будут реконструировать. Но с другой — очень боязно, что в нем может не найтись места для тех, кто тысячелетиями создавал его атмосферу — для рыбаков. А если они уйдут, тогда Балаклава навсегда потеряет свой исторический облик, а рыбье гнездо и его обитатели останутся лишь воспоминанием в названии города да в рассказе «Листригоны» великого русского писателя Александра Ивановича Куприна.

И, словно услышав мою внутреннюю грусть, в бухту пришли дельфины-белобочки. Они гонялись за косяком ставрид прямо у становых сетей, на которых, как и сотню лет назад, сушили свои крылья бакланы. И тем, и другим, вероятно, все равно, как будет выглядеть город, главное, чтобы рыбий мешок был всегда полон.

Балаклавская бухта. Бакланы на становых сетях. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклавская бухта. Бакланы на становых сетях. Фото: Наталия Судец / Strana.ru
Балаклавская бухта. Дельфин-белобочка гоняется за ставридой. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Балаклавская бухта. Дельфин-белобочка гоняется за ставридой. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100