Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Олег Кугаев: «Мне важно делиться красотой этого мира»

В конце декабря журнал «National Geographic Россия» подвел итоги самого престижного фотоконкурса природной фотографии «Дикая природа России — 2017». В номинации «Энергия жизни» победителем стал фотограф из Новосибирска Олег Кугаев с фотографией Камчатки. Корреспондент Strana.ru пообщалась с победителем.

Оренбургская область. Заповедник «Шайтан-Тау». Олег Кугаев на съемках фильма о дикой природе. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Оренбургская область. Заповедник «Шайтан-Тау». Олег Кугаев на съемках фильма о дикой природе. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Олег Кугаев — фотограф и видеооператор из Новосибирска. Участвует в создании популярной телевизионной программы о животных «Всё как у зверей». За плечами Олега несколько персональных фотовыставок в России и Италии. Его фотографии становились финалистами и призерами таких конкурсов, как «Дикая природа России — 2014», «Best of Russia — 2016», «Русская цивилизация — 2016». А фильм о дикой природе России представлял заповедную систему нашей страны на Всемирном конгрессе по охране природы в США.

В декабре 2017 года редакция журнала «National Geographic Россия» подвела итоги самого престижного фотоконкурса природной фотографии «Дикая природа России — 2017». Фотография Камчатки авторства Олега Кугаева стала победителем в номинации «Энергия жизни». Корреспондент Strana.ru пообщалась с победителем.

Камчатский край. Река Мутновская. Фотография-победитель конкурса «Дикая природа России — 2017». Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Камчатский край. Река Мутновская. Фотография-победитель конкурса «Дикая природа России — 2017». Фото: Олег Кугаев

— Олег, при каких обстоятельствах был сделан кадр-победитель?

— Это река Мутновская на Камчатке. Проект Russian Travel Geek, туристический клуб Российской академии наук, пригласил съемочную группу «Всё как у зверей», где я работаю оператором, в научно-популярную экспедицию. Вместе с вулканологами мы изучали жизнь микроорганизмов и снимали, как зарождалась жизнь на планете. Действительно, когда оказываешься в этих краях, у тебя появляется ощущение, что машина времени существует. Ты попадаешь в мир, где нет людей, а вокруг все бурлит, парит и жутко пахнет. Ни дать ни взять — кухня мира. Задачей экспедиции было пройти по горам и вулканам Камчатки, собрать пробы биологических материалов и выйти к океану, где нас должен был ждать катамаран. На все было заложено чуть больше десяти дней. Но у Камчатки оказались на нас другие планы. В завершающий день пешего маршрута, когда до океана оставалось всего 2-3 километра, мы должны были форсировать последнюю реку, Мутновскую. Но перед этим два дня шли дожди, уровень воды в реках резко поднялся, и они стали не проходимы. Мы оказались в ловушке: вперед не пройти и обратно уже не вернуться. Было принято решение вызвать спасателей МЧС и ждать их появления. Во время ожидания и был сделан этот кадр.

— Были моменты в этой экспедиции, когда было реально страшно или очень тяжело?

— Такие экспедиции — это всегда проверка твоих физических и эмоциональных возможностей. Тяжело было постоянно и всем. У меня, например, на четвертый день вылетело колено, и всю оставшуюся экспедицию я прошел на руках, то есть на палках. Да, страшно было, но в основном это страх за других людей. Когда кто-нибудь срывается со снежного склона или попадает в бурный поток реки, тогда реально страшно. Но все живы и сейчас здоровы. Думаю, все члены экспедиции запомнят Камчатку на всю жизнь.

Камчатский край. Экспедиция Russian Travel Geek. Олег Кугаев за работой. Фото: Константин Полев. Strana.Ru
Камчатский край. Экспедиция Russian Travel Geek. Олег Кугаев за работой. Фото: Константин Полев

— А какой момент лично вам запомнился больше всего?

— Вот с коленом и запомнился. Оно стало клинить, когда я шел траверсом влево, и был очень затяжной переход в этом направлении. Когда понял, что не могу идти дальше, подумал, что моя экспедиция на этом закончилась. Было очень обидно. Вот в такие моменты и происходит волшебство, то, зачем ходят в экспедиции. Меня окружили товарищи и предложили помощь. Хотя это мало сказать — они поделились своей энергией, которой мне хватило пройти весь маршрут. Мне дали палки, разгрузили вес рюкзака, полечили колено. Их забота была сильным эмоциональным всплеском для меня, и я очень благодарен им за это.

— Чем еще запомнилась Камчатка, а чего не хватило? За какими кадрами и впечатлениями туда стоит вернуться?

— Камчатка для меня — это вулканы, океан и животные. Все это запомнилось и всего этого не хватило. Очень хотел сфотографировать медведей. Мы встречали их каждый день, но я не успевал достать фотоаппарат, потому что вся группа сразу дружно кричала «Хоп-хоп-хоп!», и мишка убегал, не желая знакомиться с нами ближе. Все-таки безопасность превыше всего. Это лето наступило на Камчатке с опозданием, в середине июля возле вулканов еще лежал снег, соответственно, медведи только проснулись и еще не успели отъесться и подобреть. Поэтому в наших интересах было с ними не пересекаться.

Камчатский край. Сурок в норе. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Камчатский край. Сурок в норе. Фото: Олег Кугаев

Вообще на маршруте фотографировать не получалось, ведь для этого надо останавливаться, расчехлять технику, тормозить всю группу. Поэтому есть кадры, которые я просто запоминал. Может, когда-нибудь сфотографирую что-то похожее.

Например, при ночном переходе со спасателями обратно на базу через горы мы шли очень долго и порядком устали. Перед нами была последняя гора, на которую мы взобрались и остановились передохнуть. Внизу уже стояли теплые КАМАЗы, ждал чай. Но перед спуском мы все почему-то обернулись назад и замерли. Над нами висела полная луна. Она была очень яркая и большая, а вокруг нее звезды, много звезд, целое небо. А под ними раскинулись горы с вулканами, на которые стремительно надвигалась туча. И я понимал, что не успею достать фотоаппарат и сделать кадр. Поэтому просто смотрел и впитывал эту красоту.

Камчатский край. Экспедиция Russian Travel Geek. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Камчатский край. Экспедиция Russian Travel Geek. Фото: Олег Кугаев
Камчатский край. Экспедиция Russian Travel Geek. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Камчатский край. Экспедиция Russian Travel Geek. Фото: Олег Кугаев

— Кроме Камчатки, какие регионы России произвели на вас столь сильное впечатление? Куда хочется ездить снова и снова?

— В России пока есть несколько регионов, куда я возвращаюсь. Это Новосибирская и Оренбургская области, Горный Алтай. Территория Новосибирска и Алтая для меня один большой дом, тут я живу и потихоньку между рабочими командировками набираю материал, фотографии и истории об этой части Сибири. Очень хочу выпустить книгу об этих местах, а пока делюсь впечатлениями на лекциях в России и за рубежом. Знаете, для многих иностранцев Сибирь — это как другая планета. Да что уж говорить, о Луне там знают больше, чем о Сибири, и я вижу, как через мои фотографии они открывают для себя новый мир, узнают что-то интересное и полезное.

С Оренбургской областью меня связывает видеопроект о диких лошадях Пржевальского. В 2016 году меня пригласили в заповедник «Оренбургский» сделать фильм о программе восстановления популяции этих животных в нашей стране. Фильм показали на Всемирном конгрессе по охране природы на Гавайи, демонстрировали президенту России Владимиру Путину, показывали в рамках фестиваля «Путешествия по России» в кинотеатрах Москвы, Петербурга, Красноярска, а потом он еще и премию получил как лучший заказной фильм на кинофестивале «Меридиан надежды» в Санкт-Петербурге. Мы с заповедником продолжаем сотрудничать, и я очень благодарен, что мне дают возможность находиться рядом с настоящими дикими лошадьми, наблюдать за ними, общаться, снимать, быть причастным к развитию такого прекрасного и нужного дела. Люди там работают уникальные, и животные это чувствуют. Они чувствуют, где безопасно и кому можно доверять. Уверен, что в скором времени оренбургские степи станут излюбленным местом людей, которым интересно наблюдать природу в первозданном виде, почувствовать ее дыхание. Сейчас в России это сложно сделать без специальной, грамотной подготовки территории и животных.

Оренбургский заповедник. Олег Кугаев на съемках фильма о диких лошадях Пржевальского. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Оренбургский заповедник. Олег Кугаев на съемках фильма о диких лошадях Пржевальского. Фото: Наталия Судец / Strana.ru
Оренбургский заповедник. Дикие лошади Пржевальского. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Оренбургский заповедник. Дикие лошади Пржевальского. Фото: Олег Кугаев

— Есть разница между съемкой диких животных в России и за рубежом?

— Огромная! В тех странах, где я побывал: Индия, Австралия, Италия, Испания — животные практически не боятся человека и подпускают достаточно близко. В России такое очень редко встретишь, если только совсем в дебри уходить, куда человеку обычно сложно добраться. Животные в нашей стране боятся людей, и в этом виновата система, которая дает человеку возможность купить оружие и палить во все без разбору под видом охоты. К счастью все больше создается заповедников и национальных парков, где животные могут укрыться от этой бойни. Очень надеюсь, что именно заповедные территории решат проблему со съемкой диких животных в естественной среде обитания и покончат с этим беспределом, а охота перейдет на более цивилизованный, гуманный уровень.

— А что вам больше нравится снимать, дикую природу или людей?

— Мне нравится снимать природу и проявления природы в человеке. Например, есть в Новосибирской области пимокат Иван, человек, который хочет согревать людей в морозы, давать им тепло и комфорт. Он изучает, как наши предки делали вручную валенки, и сам валяет их. Такие задачи приходят из природы человека, через его инстинкт выживания, который порождает желание адаптироваться, подстроиться под окружающую среду, сосуществовать с ней комфортно, и через такую же естественную для нас потребность социального взаимодействия с людьми, желание быть полезными этому миру, быть частью какой-то общности. Мне нравятся люди, которые живут не потому что «надо», а потому, что им безумно нравится сама жизнь и дело, которое они делают. С ними легко общаться, от них можно черпать знания — ложками, кастрюлями и цистернами. Фотографировать таких людей легко, так же как и детей. Просто нажимай на кнопку, ничего придумывать не нужно. Кстати, одна из фотографий пимоката заняла призовое место в международном фотоконкурсе «Русская цивилизация». И такие люди не единичны, их очень много, и я рад, что моя работа позволяет мне общаться с ними.

Новосибирская область. Пимокат Иван. Фотография-победитель конкурса «Русская цивилизация». Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Новосибирская область. Пимокат Иван. Фотография-победитель конкурса «Русская цивилизация». Фото: Олег Кугаев

— Вы легко находите общий язык со своими героями?

— Если они действительно мои герои, то сразу. Если не мои, то общение не продолжается или ограниченно.

— А с животными?

— С ними все гораздо проще. Если они тебя боятся или хотят съесть, то не скрывают этого. Кстати, существует много мифов, что все хищные животные хотят тебя убить, каждый раз, когда ты делаешь шаг с асфальта на землю. На самом деле нет, это еще нужно поискать таких. Вот, например, волк. Очень часто в рассказах и фольклоре, причем не только русском, он отрицательный персонаж, но если вы послушаете лекции профессора Ясона Бадридзе, вы измените свое мнение. Этот человек знает о волках очень много т.к. провел с ними большую часть жизни. Он даже жил год в волчьей стае. Его истории удивительные. Мне пока не довелось встретиться с волком в лесу, но общался с ними в Центре реабилитации диких животных «Феникс» в Калужской области. И это совсем не те монстры, которых описывают люди в своих рассказах. Когда они маленькие, то очень похожи на собак. Так же любят играть и резвиться, но все-равно чувствуется волчий характер. Они защищают друг друга, и у них отличная память. Если сделаешь им что-то плохое, запомнят надолго, так же как и хорошее.

Калужская область. Центр реабилитации диких животных «Феникс». Олег Кугаев: «Мы с тобой одной крови!». Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Калужская область. Центр реабилитации диких животных «Феникс». Олег Кугаев: «Мы с тобой одной крови!». Фото: Наталия Судец / Strana.ru
Калужская область. Центр реабилитации диких животных «Феникс». В перерыве между съемками волчонок Ярик отдыхает на руках Олега Кугаева. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Калужская область. Центр реабилитации диких животных «Феникс». В перерыве между съемками волчонок Ярик отдыхает на руках Олега Кугаева. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

— Многие фотографы предпочитают путешествовать в одиночку. Вы сторонник такого стиля в работе или любите ездить с кем-то?

— У меня есть два типа путешествий: по работе и для себя. Когда я езжу по работе, я много общаюсь с людьми на месте, через них узнаю что-то новое, делюсь своим опытом, вместе мы изучаем природу. Это ценнейший опыт, но при этом мне просто необходимо общение с природой один на один. Поэтому я часто ухожу побродить в одиночестве. Планета Земля красива в любой точке, везде есть жизнь, нужно только быть внимательным и замечать ее проявления. И в одиночку мне это сделать легче, потому что не отвлекаешься ни на кого. Не надо никому объяснять, почему ты остановился именно тут, чего ждешь больше часа, почему решил поспать на траве или пойти в неизвестном направлении? Ответов нет у меня самого. Почему я иду именно туда, не левее, не правее, этого я не знаю. Есть ощущения, через них я общаюсь с природой, и природа отвечает. Она зовет — я следую, она показывает — я снимаю. И это совсем другой опыт, это — откровение, что-то очень личное, интимное.

А когда я еду куда-то не по работе, а это обязательно какая-то дальняя даль или глухая глушь, я беру кого-то из близких мне по духу людей. Например, сына. Ему уже 10 лет. Первое в жизни путешествие из Новокузнецка в Новосибирск он совершил через пару месяцев после рождения, с тех пор любит путешествовать.

Республика Алтай. Матвей Кугаев. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Республика Алтай. Матвей Кугаев. Фото: Олег Кугаев
Республика Алтай. Ледник Актру. Олег и Матвей Кугаевы после покорения ледника. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Республика Алтай. Ледник Актру. Олег и Матвей Кугаевы после покорения ледника. Фото: Олег Кугаев

— Какие места нашей страны ему больше всего понравились?

— Как-то летом мы сидели дома в Новосибирске. Было очень жарко, и мы подумали, что было бы здорово поиграть в снежки. Слово за слово, решили скататься до ледника Актру на Алтае. До него примерно 800 километров от Новосибирска. Не долго думая, сели на машину и поехали. И он, и я видели ледники впервые, и это был восторг. Правда, с первого раза до снега мы не добрались, но разузнали, что для этого нужно, и через год покорили Актру и поиграли в снежки жарким летом.

— Что вашему сыну больше всего нравится в таких поездках?

— Думаю, ему нравится движение, неизвестность, задачи и их решения. Например, очень нравится быть хранителем огня, и за костер всегда отвечает он. В экспедициях он теряет свой статус ребенка и превращается в настоящего исследователя, а там все по-настоящему и все на равных.

— А он участвует в съемочном процессе? Сам фотографирует?

— Да, конечно. Ему нравится снимать горы и маленьких зверей. Прошлым летом, на российско-монгольской границе он сфотографировал пищуху, зайца, размером с мышь, которого большинство людей считают мышью с ушами Микки Мауса. Кажется, оба получили заряд бодрости на пару дней, а я — воспоминания на всю жизнь. Смотреть, как два маленьких существа изучают друг друга, очень интересно.

Российско-монголькая граница. Пищуха. Фото: Матвей Кугаев. Strana.Ru
Российско-монголькая граница. Пищуха. Фото: Матвей Кугаев

— Кстати, вы сам с какого возраста фотографируете?

— Мой отец увлекался фотографией. Когда я был совсем маленьким, он иногда давал мне фотоаппарат пощелкать. Зачастую перемотка кадра и нажимание на кнопку были для меня интереснее, чем сам кадр. Тогда это для меня ничего не значило, очередное развлечение. Осознанно купил себе фотоаппарат после 20 лет и с тех пор не расстаюсь с ним.

— Вы учились где-то фотомастерству?

— В 18 лет я поступил в колледж культуры в Новосибирске и несколько лет проучился на видеооператора, пока отделение не закрыли. Там я познакомился с киношниками, от которых узнал кое-что полезное, потом быстро нашел работу на коммерческом телевидении и уже пошел своим путем. Сейчас чувствую, что у меня накопилось достаточно знаний, которые хотелось бы отдавать, поэтому подумываю, каким образом это сделать.

Новосибирская область. Лесная куница. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Новосибирская область. Лесная куница. Фото: Олег Кугаев

— А когда пришло увлечение природной фотографией?

— У меня был большой период работы в рекламной сфере. Нравилось создавать что-то с чистого листа, и я до сих пор беру некоторые проекты, которые интересны. Но как-то раз я пришел в лес не для того, чтобы поесть шашлыки, порыбачить или отдохнуть, не для того, чтобы у леса что-то взять. Я пришел его узнать, послушать, увидеть, почувствовать, и природа стала показывать удивительные картинки. До этого я не видел лесных жителей, но тут выбежала лесная куница. Буквально в двух метрах от меня она залезла на дерево и стала смотреть мне прямо в глаза. Я успел сделать несколько кадров, как вдруг на нее напала неясыть. Какое-то время они боролись и переместились в глубь леса, а я стоял, как завороженный. Во мне бушевали эмоции: удивление, страх, восторг. Они были настолько сильными, а эта ситуация настолько знаковой, что я понял, что природная фотография — это тот путь, по которому мне нужно и интересно идти. И до сих пор при съемке лося в Сибири, или пищухи в Монголии, или крокодила в Австралии, я испытываю те же эмоции, что и в первый раз при съемке лесной куницы. Кстати, из той серии одна фотография стала финалистом конкурса журнала «National Geographic Россия» 2014 года.

— Это была ваша первая победа в конкурсе природной фотографии?

— Да, это была моя первая фотография, и первый маячок, что иду в нужном направлении.

— Были еще истории, когда после ваших встреч наедине с природой рождался какой-то ценный кадр?

— Они для меня все ценные. Я влюблен в каждую свою фотографию. С каждой меня связывает история. Историю камчатского кадра вы уже знаете. А когда осенью 2016 года я с командой ученых ездил в Сайлюгемский национальный парк в Горном Алтае изучать кота манула, то много бродил по горам один. Манула я не сфотографировал, но видел. Он ушел в нору и повесил табличку «Не беспокоить!». А манулы могут по несколько дней не вылезать из укрытия. Зато потом я наткнулся на рога архара, краснокнижного горного барана. Я сделал снимок, и тот стал победителем фотоконкурса «Best of Russia — 2016».

В Оренбургском заповеднике, в октябре прошлого года, сразу по приезде я пошел в степь искать диких лошадей — и снял видео, как они открыли для себя новый водоем и даже переплыли его. До меня никто из сотрудников заповедника этого не видел. Мне сказали, что это редкая удача, потому что лошади не пошли бы в воду, где они уязвимы, если бы чувствовали от меня угрозу. Этот момент мы обязательно используем в новом фильме, который сейчас делаем вместе с заповедником.

Республика Алтай. Сайглюгемский национальный парк. Рога архаха. Фото: Олег Кугаев. Strana.Ru
Республика Алтай. Сайглюгемский национальный парк. Рога архаха. Фото: Олег Кугаев

— Что самое трудное в профессии природного фотографа?

— Самое трудное — это сидеть дома, зная, что столько интересного происходит вокруг.

— Каждый фотограф снимает для чего-то: ради денег, признания, удовольствия. А вы?

— В первую очередь снимаю для себя. Я уже говорил, что во время съемок испытываю невероятные эмоции. Эти эмоции — это удовольствие, как сладкое. Сегодня сахар можно встретить даже в колбасе, а несколько веков назад его нужно было добыть и при этом, возможно, кого-то убить. Это для того, чтобы в конечном итоге получить удовольствие. В современном мире эмоции легко купить или сгенерировать в интернете. Но самые невероятные ощущения можно испытать, только когда задействованы все органы чувств. И легче всего этого добиться на природе, ведь я часть ее. И когда вижу и фотографирую какое-то удивительное проявление природы, в такие моменты я — частичка пазла, которая встала туда, где должна быть. Для меня важно ощущать себя на своем месте, ведь именно там все становится гармонично, дается легко и не нужно ничего придумывать. И вот когда все складывается, тогда по телу пробегают мурашки — и это для меня знак! А сфотографировать — уже дело техники.

— То есть вы фотограф-эгоист?

— Наверно. Я как-то об этом не думал, пока вы не сказали (смеется). Мне безумно интересно все, что происходит в мире. Но при этом я не люблю читать. Мне надо увидеть, услышать, потрогать. Мне нужно самому испытать, а не верить кому-то на слово. Я даже не уверен, что земля круглая. Пока сам не слетаю и не посмотрю, не поверю. А потом обязательно поделюсь тем, что увидел, узнал и смог отснять. Мне важно делиться красотой этого мира с людьми. Вот такой я эгоист.

Оренбургская область. Заповедник «Шайтан-Тау». Олег Кугаев на любимой съемочной площадке. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Оренбургская область. Заповедник «Шайтан-Тау». Олег Кугаев на любимой съемочной площадке. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100