Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Закулисье страны

Корреспонденты Strana.ru объездили всю Россию в поисках интересных сюжетов и кадров. Но мало кто знает, что стоит за этими кадрами и историями и какой ценой порой дается эта красота. Мы решили поделиться с читателями случаями из практики.

Пожалуй, не найдется такого читателя нашего портала, кто хотя бы раз не позавидовал нашей работе. Еще бы — ездить по красивым местам, видеть это все вживую, а не на фото, лазить по горам, бродить по дремучим лесам, ходить по морям в шторм, попадать в пыльные бури в пустынях, скользить по разъезжающимся льдинам. Красота — да и только. А кругом еще живность всякая, которую надо сфотографировать. А живность эта либо убегает, либо норовит тебя съесть, причем не в переносном смысле этого слова.

И если новый год — время подведения итогов, то самое время вспомнить, сколько раз за время работы тревел-журналистом один из корреспондентов «Страны» мог быть приглашенным на обед в качестве основного блюда или войти в редакционную историю иным примечательным способом.

Хозяин Камчатки

Начну, пожалуй, с Камчатки. С самого медвежьего региона нашей страны. Ведь именно медведи вместе с вулканами первыми приходят на ум, когда слышишь название этого региона. Я прожила месяц в Кроноцком заповеднике, собирая материал о работе ученых.

Камчатка. Кроноцкий заповедник. Кордон «Исток реки Кроноцкая». Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Камчатка. Кроноцкий заповедник. Кордон «Исток реки Кроноцкая». Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Кордон «Исток реки Кроноцкая», где я обитала, расположен у подножия Кроноцкого вулкана на берегу одноименного озера. Метрах в десяти от здания кордона стоит домик научных сотрудников, где все лето живут студенты. То лето было не исключением. Надо сказать, что Кроноцкое озеро, в отличие от Курильского, не столь привлекательно для медведей даже в августе, в период нереста. Рыба сюда просто не доходит, поэтому медведи столовались ниже по реке, в месте ее впадения в океан. К тому же студенты производили столько шума, что «залетные» топтыгины предпочитали обходить эту «дискотеку» стороной.

Подходил к концу месяц моего пребывания на Камчатке, а ни одного медведя я так и не увидела. Пришлось поделиться своей печалью с госинспектором. На следующее утро он оседлал квадроцикл, закинул меня за спину, и мы поехали на океан. Путь предстоял неблизкий. Сначала 10 километров на квадроцикле по тайге, полной медведей, до кордона «Аэродром». Там пересесть на лодку и уже на моторе пройти еще около пяти километров по Кроноцкой реке до залива. По лесу мы проехали без приключений. Они поджидали нас сразу на выезде из него. Медведь стоял прямо на дороге и не торопился отходить в сторону. А куда идти? Он же здесь хозяин! Немного подумав, косолапый начал обходить нас по дуге, принюхиваясь и сокращая дистанцию. Инспектор спрыгнул с квадроцикла, достал ружье и громко крикнул. Неохотно, но медведь пропустил нас.

Камчатка. Кроноцкий заповедник. Бурый медведь нехотя уступает дорогу человеку. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Камчатка. Кроноцкий заповедник. Бурый медведь нехотя уступает дорогу человеку. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

По реке мы доехали без происшествий. На берегу Кроноцкого залива в месте впадения Кроноцкой реки образовался лиман. Пологие песчаные отмели оказались очень удобны, чтобы высадиться на берег. Первым вышел госинспектор с ружьем, внимательно осмотрел окрестности и дал знак, что я тоже могу сойти на берег. «Что-то ни одного медведя не видно, — сказал он. — Далеко от меня не отходи и чаще оглядывайся». Я кивнула и, пока он привязывал лодку, сделала два шага на борт песчаной косы, отделявшей нас от океана, чтобы посмотреть, почему так разволновались чайки. Поднялась — и окаменела. Метрах в десяти от меня по берегу шел медведь, лениво отгоняя крикливых птиц от выброшенной на берег рыбы. Птицы не хотели уступать добычу и отчаянно нападали на великана. Я стояла с подветренной стороны, поэтому медведь меня не учуял. Разогнав птиц, кружащих над рыбой, он продолжил движение по косе в поисках свежей добычи. Внезапно он остановился и повернул голову в мою сторону. Нас разделял какой-то жалкий десяток метров, а инспектор с ружьем был где-то под обрывом. Вот и встретились!

Камчатка. Кроноцкий заповедник. Берег Кроноцкого залива. Медведь и чайки. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Камчатка. Кроноцкий заповедник. Берег Кроноцкого залива. Медведь и чайки. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

В голове промелькнули слова, услышанные от ученых заповедника, про то, что медведь нападает в трех случаях: когда вы появляетесь перед ним внезапно, когда он у добычи или когда это мать с медвежонком. Поэтому первое правило перемещения по камчатской территории — громко шуметь, чтобы заранее предупредить медведя о своем приближении. Как правило, это работает, и зверь уходит сам еще до вашего появления. Но я уже появилась перед ним, а он был возле добычи. Мозг судорожно подсунул мне на «экран» другой файл с информацией. Инспекторы говорили, что бежать от зверя категорически нельзя — это включит у него инстинкт охотника. А еще, что звери чутко реагируют на тон голоса и улавливают малейшие признаки страха. Они также хорошо понимают уверенность. «Иди своей дорогой, а я пойду своей», — сказала я максимально спокойно и уверенно, как могла в этой ситуации. Медведь постоял неподвижно минуту, которая показалась мне вечностью, и пошел дальше.

С этого момента я внезапно стала видеть медведей повсюду. Мы насчитали их двадцать пять, но все они удачно паслись в некотором отдалении от нас. Двадцать шестого встретили уже в ночи, метрах в пятидесяти от кордона. Мы возвращались с лимана, а медведь шел нам навстречу по дороге. При виде квадроцикла косолапый развернулся и со всех ног помчался в обратную сторону — в сторону кордона, где в вечернем режиме по поляне расслабленно дрейфовали студенты. Медведь не собирался останавливаться и на полном ходу летел к людям, которые его не видели и не знали, что им угрожает смертельная опасность. Ведь если медведь не остановится и выбежит к людям, со страху он может напасть на того, кто окажется у него на пути. Мы остановились и не знали, как предупредить ребят, а счет шел уже на секунды и считанные метры. В последний момент медведь свернул вправо на еле заметную тропинку, ведущую к вертолетной площадке. В этот раз обошлось.

Камчатка. Кроноцкий заповедник. Кордон «Узон». Медведица с медвежонком гуляет возле кордона. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Камчатка. Кроноцкий заповедник. Кордон «Узон». Медведица с медвежонком гуляет возле кордона. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

В следующий раз я столкнулась с топтыгиным нос к носу на кордоне в кальдере вулкана Узон, где провела последние три дня командировки. Тогда я узнала, зачем на двери клозетов вешают колокольчик. «Забавное приспособление! — подумала я, увидев его впервые. — Небось, вместо оповещения — свободная касса!» А потом стало не до смеха, когда я оказалась заблокированной в «избе-читальне» двумя медведями. Матуха с медвежонком проходила мимо, а тут внезапно из туалета показалась я. Вышла быстро — обратно запрыгнула еще быстрее. И вспомнила, что забыла на кордоне фальшфейер. Ну кто бы мог подумать, что десять метров от дома до туалета в открытой тундре нельзя пройти без средств защиты? А ведь инспектор предупреждал — это Камчатка! Везде носишь пыхалку с собой. Хотя, положа руку на сердце, даже имея под рукой ракетницу, я бы из туалета к медведям сама не вышла и не стала бы совать им в нос «огнедышащего дракона». Вдруг не сработает? Словом, ничего мне не оставалось, как исступленно дергать за веревочку и звонить в колокольчик. На мой сигнал SOS из дома вышел госинспектор с ружьем. Его появления оказалось достаточным, чтобы молодая семья ушла прочь. А я с тех пор не расставалась с фальшфейером. Поэтому мой совет туристам, собирающимся в поход по Камчатке: сразу после прилета на полуостров купить эту ценную вещицу.

Привет из Бездны

Медведи периодически передавали мне приветы в разных регионах. Например, осенью в заповеднике «Шульган-Таш» в Башкирии на автономном трехдневном маршруте по территории мы с госинспектором то и дело отмечали следы косолапого. «Перед нами идет, с интервалом часа в два-три, — прокомментировал проводник. — Судя по следам, мамка с медвежонком. Видишь размер следов?» Следы становились все свежее, а потом пропали. Звери свернули в лес. И мы решили свернуть в сторону, заночевать в избушке и пропустить семью вперед. Тем более что впереди был затяжной подъем на хребет Ак-Кашка, и его преодолевать лучше было по свету.

Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Хребет Ак-Кашка. Вид на реку Белая. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Хребет Ак-Кашка. Вид на реку Белая. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Утром на дороге мы обнаружили свежие медвежьи отпечатки. «Не будем спешить, пусть отойдут подальше», — сказал инспектор, и мы очень небыстро, прогулочным шагом, стали штурмовать гору. За разговорами и не заметили, как потеряли след. Вот он был — а уже и нет. Инспектор спустился немного вниз, нашел и поманил меня пальцем. «Свернули буквально только что!» — сказал он, показывая рукой вправо. И в этот момент из той части леса кто-то приглушенно тявкнул. «Матуха малого подзывает», — пояснил проводник. Чтобы не нервировать мать, мы, громко разговаривая, поспешили наверх, оставив наших сопровождающих позади.

Вернувшись в заповедник уже зимой, когда медведи спят, мы точно так же «уходили» от следов рыси с котенком. Впрочем, в этом случае кошка точно не преследовала нашу группу. Это вам не тигр, который во время зимних маршрутных учетов вдруг оказывается у вас за спиной и начинает в свою очередь изучать ваши следы. Здесь рысь просто шла по единственной дороге, чтобы не ломиться через сугробы. Тогда я впервые узнала, что дикие животные зимой предпочитают ходить по человеческим дорогам, чтобы экономить энергию и силы. Ведь энергия — это жизнь. Встречаться с рысью на тропе не хотелось. К нашей радости, маршрутные учеты завершились, и сотрудники заповедника попросили помочь им с исследованиями знаменитой Каповой пещеры. Той зимой научные сотрудники впервые решили изучить зимующих летучих мышей.

Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Гора Тирментау. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Гора Тирментау. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Главным правилом работы было никоим образом не разбудить подопечных. То есть не светить на них долго фонарем, чтобы не повысилась температура тела, и, конечно же, не трогать. Все эти правила были моментально забыты двумя первокурсницами при виде первой же летучей мыши. Разбуженный зверек чуть не укусил тыкающий в него палец. А вам бы понравилось, если бы вас разбудили, да еще таким бесцеремонным образом? Пришлось спасать студенток от разъяренной мыши, которая при этом чуть не покусала меня.

Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Капова пещера. Сердитая летучая мышь. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Капова пещера. Сердитая летучая мышь. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Тем не менее статус кво был восстановлен. Мы благополучно исследовали все залы, прошли мимо подземного озера, пролезли через узкий коридор под названием Шкуродер и оказались на краю Бездны. Так называется самый глубокий колодец пещеры глубиной 50 метров. Наша группа — пять студенток, один студент, научный сотрудник МГУ и один журналист — спустилась вниз. Как и предполагалось, на этой глубине ни одной летучей мыши не оказалось. Надо было подниматься наверх, и тут выяснилось, что жумар, альпинистское устройство, с помощью которого можно подниматься по веревке, сломался, а запасного, по закону жанра, не оказалось. Наверняка мыши летучие стащили! Самостоятельно выбраться по скользким от глины отвесным стенам колодца мы не смогли. Шутки потихоньку стихли.

Непонятно было, сколько мы тут можем просидеть, пока нас не хватятся наверху. В полной темноте было слышно, как плещется подземная река Шульганка. Вокруг нее до сих пор ходит много легенд и страшилок. Говорят, что здесь на берегу нашли древнюю лодку. Но зачем она здесь и куда на ней могли плыть? «Река Стикс!» — пошутил кто-то. Древнегреческую мифологию знали все, поэтому шутка оказалась неудачной. Тогда студент Максим решил совершить подвиг и рванул вверх по скользкой стене, распластавшись, как человек-паук. Фактически на одних руках, держась за веревку, он преодолел первые пять метров вертикального подъема, а дальше уже пошли камни, на которые можно было опереться. Максим оказался наверху, спустил оттуда вторую веревку с карабином, вытащил научного руководителя, а потом уже они вдвоем по одной вытаскивали нас. Я шла последней, и десять минут ожидания под землей на дне пятидесятиметрового колодца в полной темноте оказались очень неуютными.

Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Капова пещера. Спуск в Бездну. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Башкортостан. Заповедник «Шульган-Таш». Капова пещера. Спуск в Бездну. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Вывод, который я сделала на будущее, и охотно делюсь им: в погоне за целью своего путешествия никогда не забывайте о деталях. Ведь все чрезвычайные ситуации являются стечением обстоятельств и сложением пазла из мелких недочетов и ошибок. Поэтому если собираетесь куда-то лезть, даже по туристической тропе, всегда десять раз подумайте, как будете оттуда выходить или выбираться. Не рассчитывайте на проводника на 100%. Доверяй, но проверяй. Как минимум, телефон местного подразделения МЧС еще до путешествия должен быть вбит в память вашего телефона. Я уже не говорю о том, что в некоторых случаях этот телефон должен быть спутниковым.

Кусач-Бородач

Чтобы оказаться укушенной вполне миролюбивой летучей мышью, надо иметь сверхнастойчивость в поиске приключений на пятую точку. А чтобы избежать смертельных укусов от куда более опасных существ, нужно иметь сверхбдительность. В республике Дагестан на бархане Сарыкум, одном из участков Дагестанского заповедника, можно запросто наступить на самую ядовитую змею в нашей стране — гюрзу. От ее яда нет противоядия. В случае укуса — мучительная смерть. Если повезет, то паралич конечности с атрофией мягких тканей. Готовя материал о заповеднике, мне довелось увидеть человека, который выжил после укуса гюрзы. На его ногу, вернее на то, что от нее осталось, слабонервным лучше не смотреть. Поэтому все перемещения по заповеднику я осуществляла исключительно в высоких трекинговых ботинках, по открытым пространствам, тщательно смотря себе под ноги. Мне повезло: гюрзу не встретила, хотя жалела об этом как фотограф. Но вместо нее в мой домик дважды заходил в гости скорпион. В мае они особо кусачие. Но и тут я его вовремя заметила, перед тем как наступить босой ступней.

Республика Дагестан. Заповедник «Дагестанский». Территория гюрзы. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Дагестан. Заповедник «Дагестанский». Территория гюрзы. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Опасность подкралась оттуда, откуда не ждали. В это время на кордоне работали специалисты-орнитологи из Русского общества сохранения и изучения птиц. Дело в том, что в заповеднике и в частности вокруг бархана обитают редкие краснокнижные хищные птицы. Одной из задач ученых стояла реабилитация и выпуск в дикую природу самца бородача. Птица из семейства ястребиных весом около 7 килограммов, с размахом крыльев 2-3 метра. Бородач — падальщик, его главное оружие — клюв и когти. Находясь в заповеднике на реабилитации после изъятия у браконьеров, он порядком набрал вес и не мог самостоятельно взлететь. Ученым нужно было провести ему фитнес-курс на похудение и поставить на крыло.

Республика Дагестан. Заповедник «Дагестанский». Питомник хищных птиц на бархане Сарыкум. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Дагестан. Заповедник «Дагестанский». Питомник хищных птиц на бархане Сарыкум. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

В первый тренировочный день наша дружная компания отловила в вольере, спеленала и упаковала в переноску бородача — только голова с массивным клювом торчала снаружи и как-то недобро на нас косилась одним глазом. Мы прихватили подопечного, оборудование для отлова и мечения хищных птиц и бодрым шагом отправились на бархан. Кто ходил по пескам, тот знает, как это непросто, особенно в гору. Песок ускользает из-под ног, поэтому взбираться на дюну можно только очень быстрым шагом. Мы преодолели половину пути и начали по гребню штурмовать самую высокую дюну. Как самый неопытный ходок по пескам я замыкала процессию и увидела, что впереди идущий орнитолог Алексей потерял равновесие на гребне и слегка закачался, размахивая руками. А вместе с ним закачалась и находящаяся у него под мышкой переноска с бородачом. Буквально одна секунда — молодой человек не упал, но почему-то остановился, держась рукой за лицо. Когда я подошла к нему, из прокушенной верхней губы текла кровь. Бородач отомстил! Хорошо, что не не дотянулся до глаза. Пришлось срочно отправлять Алексея обратно на базу проводить дезинфекцию раны, а самим продолжать путь. А ведь на его месте могла быть я, когда вызвалась нести хищника.

Республика Дагестан. Заповедник «Дагестанский». Бархан Сарыкум. Орнитолог и бородач. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Дагестан. Заповедник «Дагестанский». Бархан Сарыкум. Орнитолог и бородач. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Вместо послесловия

Путешествуя по разным заповедникам и национальным паркам нашей страны, мне часто приходилось работать с разными учеными. Выпуск тигров в дикую природу Еврейской автономной области, тропление волков в Калужских засеках, поиски знаменитого кота-манула в Даурском заповеднике, экспедиция в Арктику к белым медведям, хождения по степи за настоящими дикими лошадьми Пржевальского. На каждой заповедной территории каждому специалисту есть что рассказать интересного по части случаев из практики общения с дикими животными. Да и мне, как журналисту, есть что вспомнить. Просто далеко не все стоит рассказывать. А находясь в дикой природе, никогда не стоит забывать, что она дикая, и что животные находятся у себя дома, а мы всего лишь у них в гостях. И тогда риск быть укушенным, поцарапанным, помятым, затоптанным или просто съеденным сведутся к нулю. Хотя, положа руку на сердце, признаюсь, что все риски профессии стоят того, чтобы увидеть красоту нашей огромной страны. Хотя бы в материалах корреспондентов Strana.ru.

Заповедник «Оренбургский». Дикие лошади Пржевальского в естественной среде обитания и фотограф дикой природы. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Заповедник «Оренбургский». Дикие лошади Пржевальского в естественной среде обитания и фотограф дикой природы. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100