Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Сокровища культурного слоя

Специалист Столичного археологического бюро Никита Зубарев о редчайшей кожаной грамоте, монете хана Джанибека, мисюрском шлеме, погребенной под крестом кошке и других сенсационных находках, извлеченных из земли в самом центре Москвы.

— С чего началась история раскопа на Биржевой площади?

— В рамках проекта «Моя улица» Богоявленский переулок должен стать частью пешеходного маршрута до парка «Зарядье». На Биржевой площади планируется возвести гранитный фонтан. Глубина заложения подземной части фонтана с коммуникациями и резервуарами достигает четырех метров. В соответствии с действующим законодательством археологи обязаны исследовать культурный слой до начала строительных работ.

Археолог Никита Зубарев. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Археолог Никита Зубарев. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

19 июня, приступив к раскопкам, мы обнаружили остатки церкви Благовещения Пресвятой Богородицы. Согласно архивным данным, храм был освящен в 1566 году. Мы открыли фундамент и остатки пилонов, державших северную галерею. Алтарная часть, видимо, находится под Ильинкой, если ее не разобрали в 1782 году, когда комиссия митрополита Платона сокращала число церквей в Китай-городе. Вплотную к храму примыкает богатейший культурный слой городских кварталов Москвы второй половины XII — начала XVII века.

— Чем необычен этот участок по сравнению с другими объектами археологических исследований в столице?

— Здесь отмечается уникальная ситуация. При храме нет погребений, поэтому культурный слой остался непотревоженным. Обычно, когда копаешь возле московских церквей, видишь, что все перебито, превращено в месиво. Материал есть, а стратиграфии нет. А сейчас у нас прекрасная горизонтальная стратиграфия — сто квадратных метров музеефицированного культурного слоя. В такой прекрасной сохранности мы еще ничего не находили. На участке обнаружились ямы хозяйственного назначения и деревянная лестница, которая будет демонстрироваться в Музее истории Москвы.

Угол хоромного строения. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Угол хоромного строения. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Мы раскопали угол мощного сруба — хоромного строения рубежа XV–XVI веков, предшествующего строительству каменной церкви. Все московские пожары отражены на профилях — Батыевское разорение, погром Тохтамыша, набег Девлет-Гирея. На сегодняшний день коллекция находок с этого раскопа составляет более шестисот единиц. Извлечены предметы вооружения и ювелирные украшения, замки и ключи, сосуды и пряслица, изразцы и игрушки, нумизматика и эпиграфика. В общем, представлена вся история средневековой Москвы.

— Какие находки представляют наибольший интерес для историков?

— Найдена богатейшая коллекция домонгольского материала — византийские стеклянные браслеты, шиферные пряслица, хрустальные бусины. Эти вещи характерны для курганной Древней Руси. Скорее всего, мы имеем дело с одним из самых ранних участков, где прослеживается древнейший культурный слой, синхронный периоду правления Юрия Долгорукого и первым упоминаниям о Москве. Берестяных грамот у нас нет, поскольку столица не отличается сохранностью мокрых слоев, в которых сохраняется органика.

Старинные дверные замки. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Старинные дверные замки. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Зато есть множество кожаных вещей — обувь, чехлы, ножны. Мы нашли фрагмент кожи с азбукой второй половины XVI века, на котором начертано 12 букв. В Москве таких находок еще не было. Кто-то либо тренировался, либо сделал образец для детей. Конечно, есть и чеканные деньги — монеты хана Джанибека и Василия Дмитриевича с надчеканом Тохтамыша, медные пулы эпохи Золотой Орды. Самая поздняя монета на этом участке относится к 1608 году — периоду правления Василия Шуйского.

— Есть ли какие-то нетипичные предметы, отличные от тех, которые вы находили раньше?

— Какие-то вещи характерны для культурного слоя средневековой Москвы, какие-то — совершенно уникальны. Обнаружен абсолютно целый мисюрский шлем второй половины XVI века. Идеальный образец работы восточного мастера — круглая шапочка с бронзовым кольцом сверху для подвешивания плюмажа и кольчужная бармица, закрывающая лицо, шею и плечи. Такие шлемы использовались на Кавказе вплоть до середины XIX века. Найдены также латные поножи и наручь, пищали, пистоли, клинковое оружие, несколько комплектов удил, боевые топоры, шпоры.

Русская поместная конница XV — XVI веков. Картина Александра Аверьянова. Репродукция: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Русская поместная конница XV — XVI веков. Картина Александра Аверьянова. Репродукция: Игорь Стомахин / Strana.ru

Это комплект вооружения на уровне боярского всадника, воина тяжеловооруженной конницы. Подтверждение этому — скелет лошади, погибшей либо в пожаре Смутного времени, либо в пожаре 1626 года. А вон там, видите, ямка? В ней была погребена кошка, а сверху лежал крестик. В начале XV века кошки только появлялись на Руси как домашние животные. Они были редкими, любимыми и очень дорого стоили.

— Можно ли по результатам раскопок сделать вывод о том, где кончались границы Москвы XII века?

— Это дискуссионная тема. Работы по Ильинке, Биржевой площади и Теплым рядам доказывают, что сюда распространялся культурный слой домонгольского периода. И здесь была не окраина, не пригородное село, а территория развитого посада. Вон в той дальней угловой яме лежала импортная булгарская керамика XIII века, а возможно, и конца XII века. Трудно сейчас говорить о четких датировках, потому что данные еще не обработаны. Мы ведь исследуем массовый материал, в основном керамику.

Обливной изразец с рисунком. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Обливной изразец с рисунком. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Ее требуется промыть, просчитать, прорисовать, разделить по типам. Из этой совокупности потом выплывет датировка. Когда у нас соберется вся информация по этому участку, мы сможем говорить и о ранних датах Москвы. Обычно это больная тема у московских археологов. Все почему-то считают, что у нас нет XII века, а если есть, то только в районе Кремля. Культурного слоя в Москве становится все меньше и меньше, а вопросов возникает все больше и больше.

— Найденный вами сруб — часть большого усадебного комплекса. Это нормально — откопать один фрагмент, а остальное оставить под землей без исследования?

— Наши границы — это границы того, что будет разрушено в процессе строительства. Мы зажаты в четкие рамки проекта, и сейчас находимся в подвешенном состоянии. Мэрия сказала, что даст нам срок до сентября, в частных беседах обещают продлить раскопки до ноября. Но торопят очень сильно, давят со всех сторон. Руководство вряд ли понимает, что культурный слой — это невозобновимый ресурс. Нормальная форма спасения истории — изыскивать места для строительства там, где нет культурного слоя. Но это, видимо, технологически невозможно.

Последние дни раскопа. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Последние дни раскопа. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Поэтому археологической науке приходится сосуществовать с современным городом. Собственно, любое археологическое исследование — научное уничтожение памятника. Но это крайняя форма, которая возможна для его спасения. Мы попытаемся законсервировать церковь и деревянные сооружения, чтобы когда-нибудь потом кто-нибудь, снеся фонтан и привязавшись к нашим чертежам, продолжил исследование этого участка и получил не остатки построек, а целиком весь комплекс.

— Вам не мешают прохожие, которые рассматривают раскоп? Можно ли создать на этом месте музей под открытым небом?

— Наверное, интересы строителей важнее, чем музей. Хотя у нас есть примеры бережного обхождения с объектами истории и архитектуры. В Кремле законсервированы и оставлены музейные окна, накрытые бронированным стеклом. Под ним можно увидеть остатки Чудова монастыря конца XVII века. Я уже 30 лет копаю в Москве, но это первый случай, когда на раскоп для всех желающих открыт визуальный доступ. Прохожие раздвигают ткань ограждения, смотрят через щели на археологию и понимают, что под ними не голый асфальт и безжизненный материк, а глубокая история города.

Прохожие наблюдают за ходом археологических работ. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Прохожие наблюдают за ходом археологических работ. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

В субботу и воскресенье, когда туристов много, перед этими дырочками даже очередь выстраивается. Иногда взрослые приводят детей, спрашивают: можно у вас ребенок поработает? Я вижу, что москвичам и гостям столицы это интересно, и думаю, что возможность взглянуть на нашу работу — весьма положительное начинание. Археология без популяризации никому не нужна. Как чистое исследование она суха и скучна. На самом деле археология — это наука о людях, и она должна быть открытой и живой.

Горькое послесловие корреспондента

Через несколько дней после интервью с Никитой Зубаревым я снова приехал на Биржевую площадь. Но ни руководителя раскопа, ни студентов-практикантов с лопатами там уже не было. Мощный экскаватор черпал ковшом песок и безжалостно заваливал участок, на котором вчера работали археологи. Толстые колеса месили культурный слой, крушили остатки построек, давили глиняные черепки. Обидно, ведь работа исследователей только началась — они успели расчистить лишь угол древнего хоромного строения и небольшую часть церкви. Неужели строители не могли подождать, пока весь комплекс не будет изучен целиком?

Уничтожение раскопа на Биржевой площади. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Уничтожение раскопа на Биржевой площади. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

В канун юбилея столицы бесследно исчезло основание белокаменной стены монастырского здания. Под землей остались ценнейшие раритеты, которые, вероятно, стали бы жемчужинами музейных коллекций и помогли бы более точно установить дату основания Москвы. Стоя на краю уничтоженного раскопа, я думал о том, что пройдет немного времени, и на этом месте появится новый фонтан. Беззаботно гуляющие люди будут наслаждаться игрой водяных струй. Они пойдут по новенькой плитке как по надгробным камням, под которыми похоронена история нашего города.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100