Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Воронежские дивы

Дорога через старинный город Елец ведет в таинственные пещерные монастыри, вырытые отшельниками в меловых отложениях

Я еду в экскурсионном автобусе, слушая рассказ гида и разглядывая пейзажи, мелькающие за окном. Мы мчимся по широкой трассе М-2, построенной к московской Олимпиаде 1980 года. Недавно на шоссе установили яркое освещение и сделали дополнительные полосы на съездах и развязках, поэтому ничто не мешает быстрому движению. Наш маршрут называется «К истокам христианства». Мы увидим подземные монастыри Белогорья, познакомимся с Ельцом и Воронежем, посетим замок принцессы Ольденбургской и усадьбу поэта Веневитинова. Впечатлений будет столько, что мне придется разбить свой рассказ на две части. Первую вы читаете сейчас.

Усадьба писателя Чехова в Мелихово. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Усадьба писателя Чехова в Мелихово. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Мы проезжаем Подольск — промышленный спутник столицы. Здесь выпускают оборудование для атомных станций, светотехнические изделия, аккумуляторы, микропровода. Если верить легенде, название города пошло от Екатерины II, которая намочила здесь подол своего платья. На самом деле село Подол было известно еще в допетровское время и никакой связи с императрицей слово «Подольск» не имеет. Далее — бывшая Лопасня, а ныне город Чехов, названный в честь великого писателя. За Чеховом — Серпухов — столица одного из удельных княжеств Древней Руси. За Серпуховом тянется территория Приокско-Террасного заповедника, куда едут любоваться зубрами и бизонами. За мостом через Оку названия сел напоминают о том, что река была границей с южнорусскими степями, входившими в состав «Дикого поля». Есть, например, село Глазово, где стояли сторожевые башни, с высоты которых охрана наблюдала, то есть «глазела», не движется ли кто в сторону Москвы.

На засечной черте

За окном проносится бетонная стела с надписью «Тульская область». Мы проезжаем Щекино — город химиков, энергетиков, шахтеров. В советское время в области было более ста шахт, на которых добывался бурый уголь. Глядя в окно, я вижу, что ландшафт щекинских окрестностей отличается от типичного среднерусского. Среди полей высятся искусственные насыпи — терриконы, оставшиеся на месте выработанных шахт. Один из терриконов местные жители приспособили для катания на горных лыжах, другие насыпи служат притягательными объектами для фотографов, которые снимают здесь красивые холмистые пейзажи.

Храм Сергия Радонежского на предполагаемом месте Куликовской битвы. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Храм Сергия Радонежского на предполагаемом месте Куликовской битвы. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Промчавшись по объездной дороге, мы миновали Тулу, зато проехали через старинный Ефремов, воспетый Иваном Тургеневым. Неподалеку от Ефремова раскинулось Куликово поле, где русские полки во главе с князем Дмитрием Донским бились с войском татарского хана Мамая. Позднее через Ефремов была проложена Тульская засечная черта — оборонительные сооружения из лесных завалов, частоколов и рвов. Здесь построили деревянный острог, вооруженный пушками и ощетинившийся острыми кольями. Внутри частокола жили стрельцы и казаки, а в слободе, расположившейся вокруг стен, — посадские люди и пашенные крестьяне. Сейчас в Ефремове действует крупнейший в России глюкозно-паточный комбинат. На нем производят растительное масло из семечек подсолнуха. Сидя в салоне автобуса, наша группа вдыхает упоительный аромат густого семечкового жмыха. А еще на комбинате делают сиропы, крахмалы и глютен — содержащийся в злаках белок, необходимый тем, кто испытывает физические нагрузки: спортсменам, альпинистам, шахтерам.

Заповедник старины

За Щекино наш автобус сворачивает на трассу М-4. Мы въезжаем в Липецкую область и к обеду оказываемся в Ельце. Бывший уездный город разбросан по берегам замерзшей реки с удивительным названием Быстрая Сосна. Когда-то на этом месте плескались воды тепловодного моря. В карьерах до сих пор находят окаменелости животных, обитавших в незапамятные времена, а в заповеднике «Галичья Гора» встречаются реликтовые растения доледникового периода. Первые люди появились в этих краях 22 тысячи лет назад, а первое летописное упоминание о Ельце относится к 1146 году — город на год старше Москвы. Во время экскурсии по городу мы видим, что центр Ельца сохранился почти таким же, каким он был построен купцами и мещанами двести лет назад.

Центральная площадь Ельца. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Центральная площадь Ельца. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Здесь витает дух русской провинции: стоят разноцветные деревянные дома с витиеватой резьбой и солидные купеческие особняки с ажурными балконами, в уютных двориках висит затвердевшее на морозе белье. На указателях улиц под современными названиями стилизованным древнерусским шрифтом подписаны дореволюционные: Октябрьская — Соборная, Советская — Успенская, Профсоюзная — Введенская. Решение о дублировании названий было принято в 1990-е годы на волне перестройки и интереса к «России, которую мы потеряли». По улицам бегают рейсовые ПАЗики, проезжают уже ставшие редкими в мегаполисах «жигули». Современных зданий совсем немного, и они теряются среди старины. Примечательные постройки: водонапорная башня, пожарная каланча, здание дворянского собрания — ныне детская школа искусств. Почти каждую улицу украшают купола, кресты и колокольни соборов, церквей, часовенок.

Русские Помпеи

Купола Вознесенского собора видны из любой точки Ельца. Строил его архитектор Константин Тон — автор храма Христа Спасителя в Москве. Наш замечательный гид — автор книги «Легенды города Ельца» Алексей Пискулин говорит: «Елец я называю «Русские Помпеи». В XX веке город как бы впал в спячку. Как застыл он в 1918 году, так в этом состоянии и пребывает до сих пор. К счастью, здесь немногое успели снести. Недаром Елец охраняется ЮНЕСКО как город с богатым историческим наследием и внесен в список 115 древнейших городов России. Церковная жизнь у нас насыщенная — к праздникам проводятся службы, на Успение устраивают крестные ходы, а в крещенскую ночь во льду реки прорубают иордань и окунаются всем миром. Чудеса тоже случаются. Недавно в Вознесенском соборе мироточила икона, а на стене одного из храмов проступил лик Матери Божьей. В Ельце не надо искать какие-то особые достопримечательности — сам город с его патриархальной атмосферой и есть главная, неоспоримая достопримечательность».

Фирменный магазин «Елецкие кружева». Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Фирменный магазин «Елецкие кружева». Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

В Ельце издавна плели кружева на коклюшках. Рукодельницы окрашивали нитки составами из растений, а рисунок узоров подсказывала сама природа. Отсюда пошли и характерные названия елецких кружев: «бабочки», «листочки», «морозко». За счет парной техники плетения тончайший узор получается объемным и живым, его можно узнать без труда. В фирменном магазине «Елецкие кружева» продаются скатерти и салфетки, полотенца и блузки, накидки, перчатки, зонтики, платочки. Разве уйдешь отсюда с пустыми руками? Вернувшись в автобус, участники нашего тура кладут на полки и свободные сиденья свертки с чудесными изделиями местных мастериц. Теперь нам предстоит доехать до Воронежа, переночевать в гостинице и ранним утром отправиться в Дивногорье.

Храм внутри горы

Дивногорье — большая территория на юге Среднерусской возвышенности, заповедник древней культуры и настоящее место силы. После того, как отступил океан, здесь остался неровный рельеф из меловых отложений и каменных останцев. Много лет назад в этих краях стали селиться отшельники, прорубавшие ходы внутри меловых гор. Известняк — мягкий и податливый материал, его не надо было долбить ломом и вырубать топором. Достаточно было выскребать заостренными ложками и скребками. В пещерах, без света и посторонних звуков, монахов ничто не отвлекало от духовных поисков. Наш автобус сворачивает на грунтовку и останавливается перед шлагбаумом в открытом поле. Тут я начинаю понимать, почему в памятке для туристов, которые едут по нашему маршруту, уделялось внимание удобной одежде и обуви. От стоянки мы идем пешком по рыхлому снегу, а затем спускаемся по лестнице. Ступенек около четырехсот, и каждая имеет отверстия. Разумеется, высокие каблуки такого спуска не выдержат.

Свято-Успенский Дивногорский мужской монастырь. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Свято-Успенский Дивногорский мужской монастырь. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

По мере приближения к Свято-Успенскому монастырю перед нами открываются красивейшие виды. На фоне пейзажа с рекой Дон вырисовываются контуры храма Рождества Иоанна Предтечи, выдолбленного в меловой горе. Мы заходим внутрь пещерного сооружения, за нами закрывается дверь — и все звуки пропадают. Свет исходит от фонаря в руках экскурсовода. Каждый получает свечу, и мы движемся по узким коридорам внутри горы-храма. Стены прохода испещрены надписями, вырезанными фигурами и крестами. По углам, зацепившись лапками за потолок, свисают летучие мыши. Коридоры петляют, разветвляются, заводят в тупики. Стертые ступени предательски заставляют поскальзываться. Кто-то оступается и вскрикивает, но в целом поход обходится без неприятностей. Минут через двадцать мы возвращаемся туда же, откуда начали подземный поход.

Расстрельная икона

Мы отправляемся в Белогорье, где тоже высятся меловые столбы-останцы, образованные в результате эрозии почвы. Костомаровский Спасский монастырь расположен на склоне горы, именуемой Голгофа. Местные жители верят, что холмы Белогорья похожи на пейзажи Святой Земли, и нередко называют эти места Вторым Иерусалимом. Здесь есть гора Фавор, река Иордан, Гефсиманский сад. Согласно легенде, в эпоху иконоборчества сюда пришли христиане из Византии — они и начали копать храм в самом большом каменном столбе, куда мы сейчас направляемся. Глядя на склон оврага, трудно представить, как велико сооружение внутри. В самой высокой точке над амвоном высота доходит до четырех метров. После революции церковь хотели взорвать, но столб устоял. Он устоял и во время войны, когда советские танки, наступая на фашистов, проводили массированную артподготовку. При Хрущеве власти пытались уничтожить монастырь, взрывая входы в пещеры и стреляя по иконам. Но храм уцелел и тогда.

Собор Спаса Нерукотворного в Костомаровском Спасском женском монастыре. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Собор Спаса Нерукотворного в Костомаровском Спасском женском монастыре. Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

С 1993 года энтузиасты начали восстанавливать и чистить пещеры. На маленьком пятачке земли поставили два вагончика. За водой нужно было ходить в село за полтора километра. Монахини умудрялись не только молиться, но и кормить всех заходящих в этот овраг. Сюда потянулись трудники, паломники, волонтеры. Провели электричество, построили жилые помещения, открыли трапезную, часовню, корпус для монахинь. Тридцать сестер не только молятся, но и содержат хозяйство — ухаживают за коровами, курами, пчелами. Паломники со всей России едут сюда, чтобы увидеть красоты Белогорья, зайти в скальную церковь и приложиться к одной из главных святынь — Костомаровской «Расстрельной» иконе. По краям изображения Божьей Матери сохранились пулевые отверстия, которые остались от пуль чекистов, стрелявших икону.

Редакция сайта Strana.ru благодарит за помощь в организации экскурсии компанию «Магазин Путешествий»

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100