Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Чижик-Пыжик и слон, или Байки города трех революций

Санкт-Петербургу немногим более трехсот лет, но числа связанных с ним мифов, легенд и преданий хватило бы самому древнему городу

В мелком дожде и молочном тумане промозглой питерской «моросявки» растворяются порталы и колонны, решетки и парапеты, грифоны и сфинксы. Город возник на отдаленной территории, в стороне от центра страны, среди топких болот, вдали от плодородных земель. Говорят, что место его расположения — шестидесятая параллель земли — мистическая зона, действующая на психику человека.

За внешней строгостью имперских фасадов всегда замечалась некая бесовщина. Есть масса свидетельств о слышимых по ночам стенаниях, о шабашах за закрытыми дверями, о притягивающих самоубийц лестничных пролетах. Среди классики, ампира и рококо наблюдались дикие сцены: на Дворцовой площади по сигналу императрицы толпа раздирала жареных быков и бросалась в фонтаны с вином, по Невскому проспекту шествовали раздетые донага члены революционного общества «Долой стыд».

Вид на Санкт-Петербург с крыши лофт-проекта «Этажи». Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Вид на Санкт-Петербург с крыши лофт-проекта «Этажи». Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Невероятный и чудесный, но несколько ирреальный город. Здесь живут непризнанные гении, смешные чудаки и добродушные городские сумасшедшие. На одной из скамеек Летнего сада к вам подсядет энергичный старик с профессорской бородкой и потертым кожаным портфелем. Зимой он носит дореволюционный башлык и меховые унты, летом — длинную рубаху с поясом и сандалии на босу ногу. Дедуля поведает вам о привидениях Михайловского замка и секретах Шпалерной улицы, чудесах Ксении Петербуржской и дуэли на Черной речке, замурованных в Гостином дворе бриллиантах и тайне самоубийства Есенина. Он никогда не употребляет слов, обозначающих неуверенность: «кажется», «якобы», «по слухам». В его историях выдумка переплетается с правдой, сказка — с былью, миф — с действительностью. Верить ему или нет — решать вам самим.

Лошадиная верность

Известно ли вам, что любимую лошадь Петра Великого звали Лизетта, и любовь эта была взаимной? Бывали дни, когда царь игнорировал кобылу и не садился на нее. Тогда из лошадиных глаз текли крупные слезы. Лизетта покидала стойло и бродила по городу в поисках хозяина. Найдя Петра, она кивала головой и нежно тыкалась ему в плечо. В благодарность за беспримерную преданность государь позволял кобыле принимать участие в пирах и кормиться с общего стола.

Когда скульптор Фальконе приступил к памятнику Петру I — будущему Медному всаднику — он почему-то взял за модель не кобылу, а жеребца. Скульптура рождалась в муках. Много раз ваятель заставлял наездника взлетать на помост на полном скаку и держать коня на дыбах. По прошествии четырех длинных лет мастер удовлетворился набросками. А вот на изготовление императорской головы ушла всего одна ночь. Правда, голову делал уже не Фальконе, а его восемнадцатилетняя ученица Мари Колло.

Медный всадник на фоне заката. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Медный всадник на фоне заката. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

На Университетской набережной щурятся сфинксы с гробницы фараона Аменхотепа. Мифическим зверям более трех тысяч лет. Их нашли при раскопках города Фивы — столицы древнего Египта. Однако облик Питера формируют не только сфинксы. На фасадах, мостах и причалах красуются львы с раскрытыми ртами и крыльями за спиной, катающие шары и сжимающие цепи в крепких зубах. Есть и другие животные, воплощенные в бронзе, стекле и граните: медведи и быки, пеликаны и собаки, а в Александровском саду у подножия памятника Пржевальскому лежит навьюченный верблюд.

На реке Фонтанке жмется к парапету бронзовый чижик-пыжик. Вандалы неоднократно спиливали пичужку, и автору каждый раз приходилось ее восстанавливать. Наконец за объектом установили видеонаблюдение, и поползновения прекратились. Кстати, откуда вообще взялся образ чижика-пыжика? Все просто — именно так называли воспитанников располагавшегося рядом Училища правоведения за их форменные мундиры желто-зеленого цвета.

Коктейль «Александр Третий»

Санкт-Петербург славится не только изваяниями зверей, но и живыми четвероногими и птицами, оставившими след в истории города. Да будет вам известно, в начале XIX века персидский Надир-шах Афшар подарил городу слона по кличке Джафар. Слона привезли на корабле в Астрахань, а оттуда, обутый в кожаные тапки, он двигался пешком в сопровождении погонщика. Добравшись до Северной столицы, заморские гости долго пытались найти отведенный им караван-сарай. Ни слова по-русски они не знали, объяснить ничего не могли и бродили по улицам наугад. Отсюда и пошло знакомое нам выражение «слоняться». Впоследствии несчастный Джафар умер от алкоголизма — только за первые три года ему было выдано «для согреву» триста ведер водки. Впрочем, в Питере спиртные напитки употреблял не только слон.

Традиция выпивать стопочку в 11 утра утвердилась во времена Петра I. Именно в этот час государь прерывал заседание Адмиралтейской коллегии и со смаком принимал рюмку анисовой настойки. С тех пор, когда стрелка приближается к 11 часам, настоящие петербуржцы говорят: близится «адмиральский час». Считалось, что в Петербурге остаются трезвыми лишь четверо мужиков, да и то потому, что у них руки заняты. Имелись в виду «Укротители коней» на Аничковом мосту.

Царь Александр III носил кирзовые сапоги с широкими голенищами, в которых прятал от супруги початую флягу с коньяком. В годы борьбы с пьянством местом подпольной продажи алкоголя была Сенная площадь. В любое время дня и ночи там можно было найти фирменный коктейль «Александр Третий» — смесь одеколонов «Саша» и «Тройной».

Шествие слонов. Гравюра Максима Воробьева, 1827 год. Из альбома «Собрание видов Санкт-Петербурга и окрестностей.»/Strana.ru. Strana.Ru
Шествие слонов. Гравюра Максима Воробьева, 1827 год. Из альбома «Собрание видов Санкт-Петербурга и окрестностей.»/Strana.ru

Но вернемся к нашим слонам. В 1841 году в город прибыла новая партия животных — сразу 15 слонов. Их водопой и купание в Фонтанке были любимым зрелищем горожан. На пустыре между Знаменской площадью и Староневским проспектом разбили просторный Слоновый двор. Тропинку, которая вела на водопой, назвали Слоновой улицей, и лишь в начале XX века ее переименовали в Суворовский проспект.

Маркизова лужа

Одним из любимых детищ императора Петра была «Куншткамера». Посетителем мог быть представитель любого сословия. Чтобы заманить людей, на входе угощали рюмкой водки и огурцом. Среди экспонатов значились «монстры и натуралии» — двухголовые и сросшиеся младенцы в спирту, «вельми удивительная ящерица с острыми челюстями» и «золотой жук из шпанских Западных Индей». Особым вниманием пользовалась заспиртованная в колбе голова девицы Марии Гамильтон, казненной за детоубийство.

После смерти Петра в Кусткамере появилась Восковая персона — копия государя с его натуральными волосами и в его собственном платье. Позже коллекцию пополнили этнографические материалы, среди которых был манекен алеута в непромокаемой промысловой одежде из кишок тюленя, пера баклана и кожи сивуча. С силой замахнувшись, охотник бросает гарпун в морского зверя или в кита.

В январе 1943 года при налете фашистских бомбардировщиков на набережной возле Кунсткамеры взорвалась бомба. Стены содрогнулись, восковая персона встала с кресла и рявкнула: «вон!». Алеут метнул гарпун в сторону Германии. По осажденному Ленинграду пронеслась весть: победа близка, если на нашей стороне не только прославленный основатель города, но и безвестный представитель далекого северного племени. Вскоре блокада была прорвана!

Алеут-охотник с гарпуном в одежде из кишок морских животных. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Алеут-охотник с гарпуном в одежде из кишок морских животных. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Кунсткамеру чаще называли коллекцией уродов. Городской фольклор всегда присваивал народные имена знакомым питерским достопримечательностям. Исаакиевский собор называли «Чернильницей», Летний сад — «Огородом», крейсер «Аврора» — «Утюгом социализма», Сенной рынок — «Брюхом Петербурга». Названия давались не просто так. Почему Финский залив для коренных петербуржцев до сих пор остается «Маркизовой лужей»? Потому что в начале XIX века должность морского министра занимал маркиз Жан Франсуа де Траверсе, который боялся воды и страдал от качки.

Улица Джона Леннона

Рассказывают, что некая великосветская барышня была страстно влюблена в Пушкина. Однако поэт, занятый другим романом, не ответил на ее чувство. Много лет спустя, уже в пожилом возрасте, отвергнутая женщина заказала памятник своему гениальному возлюбленному. Согласно замыслу, молодой Пушкин должен был стоять напротив дома, где она жила, обратив раскаянный взгляд на окно ее спальни. Скульптор выполнил указание, изобразив поэта умоляющим о прощении за свое былое невнимание. В тот роковой день, когда памятник был открыт, престарелая особа покончила с собой, отравившись мышьяком.

Ровно через сто лет, расположившись в тени покаянной пушкинской фигуры, питерские художники приняли решение о заселении в дом, адрес которого вскоре стал известен всем неформалам: Пушкинская, 10. До революции это был шикарный особняк с просторными квартирами, где бывали лучшие представители культуры — Чехов и Куприн, Бакст и Шаляпин. После революции дом превратился в «воронью слободку», разделенную на комнатушки тонкими перегородками. К началу 1990-х годов здание обветшало, жильцы разъехались кто куда. Освободившуюся площадь заняла богема: андеграундные художники, поэты, актеры, музыканты, фотографы.

Улица Джона Леннона во дворе арт-резиденции на Пушкинской, 10. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Улица Джона Леннона во дворе арт-резиденции на Пушкинской, 10. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

На Пушкинской улице возник городской культурный центр, распахнули двери галереи, театры, кинозалы и школы современного искусства. Здесь же открыл свой музей любитель группы The Beatles Коля Васин. В начале 70-х годов, будучи подростком, он совершил невиданный по тем временам поступок: отправил письмо Джону Леннону. И оно дошло! Знаменитый музыкант ответил простому питерскому парню, приложив к своему письму пластинку «All You Need Is Love» со своим автографом. Этот раритет демонстрируется в коллекции, которая считается одной из крупнейших в мире — среди битловских, конечно. Чего только нет: плакаты, барабанные палки, футболки, фотографии. Во дворе дома появилась и улица Джона Леннона — не такая длинная как Невский проспект, но с настоящей табличкой и рисунками, посвященными памяти легендарного исполнителя.

Поцелуй на мосту

В Санкт-Петербурге представлены все религиозные конфессии. Вы сможете посетить даже единственный в Европе дацан — буддистский храм, построенный в 1915 году в традициях тибетского зодчества и освященный Далай-ламой. В сталинское время дацан закрыли, монахов пересажали, художественные ценности и утварь перевезли в музей истории религии и атеизма, открытый в Казанском соборе. Статую Будды сбросили в один из прудов Елагина острова, а в храме (кощунство!) устроили лабораторию, где препарировали подопытных кроликов, собак и мышей. В начале перестройки храм снова стал действующим. Сегодня здесь можно стать участником буддистского хурала, вдохнуть запах благовоний, увидеть мистерию Цам и проконсультироваться о своем здоровье у настоятеля Буды Бадмаева, который практикует тибетскую медицину.

Скульптура мифологического льва Ши-Цза перед входом в буддистский храм Гунзэчойнэй. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Скульптура мифологического льва Ши-Цза перед входом в буддистский храм Гунзэчойнэй. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Петербург вообще — город необычных традиций, и это особенно чувствуется в начале лета, когда по набережным гуляют новоиспеченные офицеры — выпускники высших военных заведений. Вооружившись пастой, снимающей налет с потускневших медных блях, нахимовцы доводят до блеска нос на бюсте основателя города. Мичманы военно-морского училища надраивают ягодицы античному Гераклу в Екатерининском парке. Молодые военные медики начищают ботинки бронзового врача Боткина.

Оригинальные традиции есть и у петербургских молодоженов. Сначала они фотографируются на фоне ростральных колонн, потом спускаются на Стрелку и разбивают о булыжную мостовую бутылку шампанского. В тот момент, когда свадебный кортеж пересекает какой-либо мост, жених с невестой начинают целоваться. Они отрываются друг от друга только тогда, мост заканчивается. Кстати, мостов здесь 342 — больше, чем в любом другом городе мира. И это уже не шутка, не байка и не легенда — это факт, не вызывающий никакого сомнения.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100