Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Настоящий Сочи

В осенние месяцы, когда столбик термометра наконец соскакивает с 20 градусов, популярные курорты отдыхают от туристов и живут спокойной провинциальной размеренной жизнью. Оказывается, она у них есть.

«А я ей тогда и говорю: ты вот сюда отдыхать приезжаешь, деньги тратишь, а я тут живу и деньги зарабатываю! Ты понимаешь? Че вот она, какое ее собачье дело, где я ловлю? Она пришла, заплатила, ее дело кончилось, понимаешь?»

Александр приходит в морской порт Сочи каждый день к семи утра и сидит над удочками до вечера. В небольшой лазурной акватории теснятся роскошные яхты, спортивные катамараны и будущий ужин туристов. Большинство, впрочем, ловит для себя — чтобы торговать в промышленных объемах, надо выходить в море. В основном именно там плавает меню свежего улова, которое отдыхающие потом покупают втридорога в модных кафешках в центре города.

Морской порт Сочи. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Морской порт Сочи. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Вокруг элегантного здания вокзала нет летних туристических толп, даже на скульптурном чемодане семьи Горбунковых из «Бриллиантовой руки» можно сфотографироваться без очередей, а это о многом говорит. Но солнце на синем небе по-прежнему ослепительно, белые олимпийские кольца на волнорезе бликуют в его лучах, флагштоки яхт мерно покачиваются и девушки на аккуратной набережной картинно взмахивают волосами, позируя для фотографов. В ноябре так легко не быть туристом: достаточно оседлать велосипед, надеть скромную ветровку, убрать фотоаппарат и пить чай из термоса на морском берегу. И рыбаки уже спрашивают: «А ты где сдаешь?»

Курортная шелуха

Большой Сочи растянулся вдоль побережья Черного моря больше чем на 100 километров. И это все один город, просто он не может расти вдаль от кромки воды — его сдерживают Кавказские горы. За городской чертой — сплошной национальный парк, царство запретов всего и вся и нередко зона платного входа. Сюда же возят автобусами экскурсантов: в районе много ущелий, скал, гор и водопадов, к которым несложно добраться. К ним проложены мостики, тропинки с поручнями, неподалеку обязательно найдется кафе и пара облезлых скульптур оленей, у которых затерты носы «на счастье».

«На самом деле у нас есть гораздо более красивые водопады, чем эти, — кивает на Змейковские местный житель Константин. Его отец занимался стройкой горнолыжного курорта «Роза Хутор», а сам он жил в Санкт-Петербурге и работал в охране на Олимпиаде, так что в туристическом Сочи кое-чего понимает. — Вот тут повыше есть Семеновские водопады — они куда красивей, только к ним идти дольше. Зато через чайные плантации. Они уже на следующей остановке начинаются. Сейчас чая растет немного — примерно 200 гектар. Раньше, отец говорил, было 700».

Змейковские водопады. Фото: Соня Ляшкевич / Strana.ru. Strana.Ru
Змейковские водопады. Фото: Соня Ляшкевич / Strana.ru

В несезон и в туристических местах можно почувствовать себя первооткрывателем. А заодно и сэкономить. На те же Змейковские водопады проход бесплатный — на входе висит табличка о плате в 100 рублей, но принимать деньги некому. Касса Свирского ущелья на другом конце Большого Сочи, в Лазаревском, тоже закрыта. К небольшому, но симпатичному Свирскому водопаду по скалам ущелья проложен узкий мостик — в сезон здесь с трудом расходятся два человека. Толпа течет, любители природы толкаются, как в московском метро, — это все раздражает и делает любую красоту мелкой и недостойной утомительной поездки. Но сейчас, в ноябрьский дождливый серый день, кому придет охота тащиться сюда? Жалуются промокшие птицы, над ущельем парит легкий туман, струя водопада шумно падает в каменную чашу, к краям которой прибились опавшие золотые и красные листья. Влажные камни сдвигаются над головой и, несмотря на мостики и запрещающие знаки, кажется, что ты первый, кто открыл это место.

«У Сочи огромный потенциал, мы сами это понимаем, — говорит Константин. — У нас тут и воды, и грязи. Сейчас все это спа-курорт называется. У нас все условия для спа-курорта! Но местные только о себе думают и хотят урвать кусок побольше, пока дают. Аквапарка нормального нет. Ночного клуба нет! Я десять лет жил в Питере, я знаю, что такое хороший ночной клуб. А гостиницы? Жить в этих так называемых частных гостевых домах — это ж страх один, там хозяин может так дурить… Я тут познакомился с девушками в Адлере, пришлось их спасать: они хотели у себя в номере посидеть, отдохнуть по-человечески, а хозяин был против. Хорошо, я пацанов знаю нормальных…»

Орлиные скалы. Фото: Соня Ляшкевич / Strana.ru. Strana.Ru
Орлиные скалы. Фото: Соня Ляшкевич / Strana.ru

В диких горах одиночество становится почти осязаемым. Одно из самых живописных мест — Орлиные скалы в Мацесте. Белая скользкая горная тропа связывает вершину высотой почти 400м над уровнем моря с известным туристическим магнитом — Агурскими водопадами. Водопадов там три. Туристов привозят группами и обычно дают время посмотреть только один. «Там же в основном пожилые люди», — объясняют на входе. До Орлиных скал никто из них не добирается: шутка ли — несколько километров вверх. Зато оттуда видно и море, и снежные вершины Красной Поляны. Осенние горы разноцветно переливаются, внизу шумит один из водопадов, и можно было бы представить, что ты один в целом мире, если бы не сомнительная скульптура Прометея, чей зад маячит на скале по соседству. По легенде, которую решили увековечить в 1998 году, титан был прикован именно здесь.

Бытовые вопросы

«У вас цепь слетела, идите в прокат меняйте велосипед, ехать дальше вы не сможете», — велопрокаты в Сочи не редкость, но техника там, кажется, доживает последние дни. Владелица проката в Олимпийском парке Адлера даже не удивилась поломке. «Вы, наверное, скорости переключали? Это вы зря», — пожурила она, выдавая замену.

От парка вдаль уходят ровные улицы из одинаковых домов желтого цвета. В одном на балконе сушится белье, в окне другого плакат «сдаются комнаты», на соседней двери лист к листу висят два объявления: «Продаю» и «Куплю дом». Остальные окна кажутся нежилыми.

«Это все жилье, которое было выстроено для жителей Адлера к Олимпиаде, — объясняет охранник местного Природного орнитологического парка. — Жителям тогда предлагали уехать из своих домов либо в эти, новые, либо просто деньгами взять стоимость. Переехали немногие, вы же сами видите. Пустые дома продает уже город, но цены ломовые: 4 миллиона за маленький домик с одной спальней, представляете? Да и разграбили уже внутри все, что могли».

Адлер. Олимпийский парк. Фото: Соня Ляшкевич / Strana.ru. Strana.Ru
Адлер. Олимпийский парк. Фото: Соня Ляшкевич / Strana.ru

Имеретинская низменность — единственное место в стране, где раньше была водно-болотистая местность колхидского типа, так что здесь росли редкие растения и проходили пути миграции многих птиц. Во время «стройки века» природозащитники вели с олимпийцами изнурительную борьбу, итогом которой стало соломоново решение: половина земель отошла под Олимпиаду, половина — под заповедник. Причем эти земли перемешаны, заказник разбит в Адлере на кластеры — зеленые зоны. Они должны стать домами для птиц, привыкших гнездоваться здесь.

«Стройка всех распугала, — продолжает охранник. — Да, создали эти участки земли, птицы какие-то мимо пролетают, это правда. Но сюда пока никто не вернулся. У нас тут живет один лебедь — злющий, как собака. Никого к себе не пускает, даже если бы те захотели. Недавно баклана задрал».

Еще один заповедник — знаменитая Тисо-Самшитовая роща, тоже переживает нелегкие дни. Несмотря на то что район Хоста, где она находится, к Олимпиаде никакого отношения не имел, последствия стройки добрались и сюда. В 2012 году в Адлер из Италии был привезен самшит, а вместе с ним и бабочка, поедающая его, — самшитовая огневка.

Тисо-самшитовая роща на склоне горы Большой Ахун в Хосте. Фото: Александр Демьянчук / ТАСС. Strana.Ru
Тисо-самшитовая роща на склоне горы Большой Ахун в Хосте. Фото: Александр Демьянчук / ТАСС

«Ее бы уничтожили, если бы саженцы отстояли положенный карантин, — с горечью говорит сотрудник заповедника. — А еще проще было бы закупить самшит у нас. У нас же тисо-самшитовая роща, полно посадочного материала! Но нет, тогда было важно сотрудничать с Европой. В результате огневка сожрала самшит на всем побережье. Листьев на деревьях нет совсем».

С объеденных веток свисает ярко-зеленый мох. Даже без листвы лес выглядит диковинным царством из русских сказок. Вредителей сейчас уже тоже нет. Набив животы, они отправились туда, где им есть чем питаться. Куда именно — никто не знает. Но позади милые бабочки с прозрачными крылышками оставили голые ветки.

«Что теперь будет, мы не знаем, — разводит руками сотрудник. — Такое в этом регионе впервые за… не знаю, миллион лет! Мы выяснили, что корневая система самшита не повреждена. Может быть, он сможет оклематься. На это уйдет время, самшит растет по миллиметру в год. Но и климат тоже меняется… Продолбили туннели, оттуда задули ветра. В моем детстве в ноябре мы еще сдавали нормативы по плаванию, а сейчас +15».

Однако желающих искупаться по-прежнему немало. Больше всего ранним утром, через час после рассвета, когда солнечные лучи только-только прикасаются к морю. Оно начинает день. Тут и там выныривают, как пернатые перископы, утиные головы. Низко над водой мчатся, не теряя строя, черные птицы. Вальяжно парят чайки. Рыбаки расчехляют удочки на камнях так непреклонно, что кажется, они знают. И не только они — совсем близко от них сверкающая гладь взрезается блестящим плавником.

Сочи. Поезд «Ласточка». Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Сочи. Поезд «Ласточка». Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Все это можно увидеть из самой главной сочинской достопримечательности — пригородной электрички. Она идет вдоль черноморского побережья от Абхазской Гагры до Туапсе, уходя от волн только в Адлере и центральном Сочи. За 200 рублей на комфортабельной «Ласточке» ты два часа смотришь трейлер будущей курортной жизни. Вода уходит за горизонт, редкие мамы играют с детьми на пустых галечных пляжах, и можно легко забыть, что это тот самый Сочи — гудящий, прилипчивый, нахальный, дорогой, местами еще советский и «совковый». Ты видишь его как обычный провинциальный городок на берегу бескрайнего моря. Тот, где в полупустой пригородной электричке всегда найдется местечко у окна с прибрежной стороны. И можно смотреть, смотреть и смотреть.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100