Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Фермер экзотического профиля

На вопрос: «Приходилось ли вам бывать в Крыму?» — редкий читатель ответит «нет». Однако если поинтересоваться, пробовал ли он крымские устрицы, подавляющее большинство удивленно приподнимет брови. А между тем на южном берегу Крыма успешно и много лет работает частная мидийно-устричная ферма «Яхонт», куда можно приехать попробовать наши отечественные деликатесы.

Иной раз случается, что то, чему человек учился многие годы, перестает приносить удовлетворение. Что служит тому виной: субъективные причины или внешние обстоятельства — не так уж важно. Важен сам факт — физики переквалифицируются в лириков. Яркий пример такого превращения — крымский предприниматель Сергей Васильевич Кулик. Когда-то москвич и выпускник физтеха Днепропетровского государственого университета по специальности инженер систем управления летательными аппаратами, а ныне крымчанин и по совместительству фермер весьма экзотического профиля.

Во всем виноваты дельфины

Перепробовав себя в самом разном качестве и бизнесе — от кандидата отряда космонавтов НПО «Энергия» до руководителя предприятия внедрения новых технологий на текстильных предприятий России, — в 2004 году Сергей приобрел в качестве дальней дачи домик в поселке Кацивели на южном берегу Крыма, решив после 50 перебраться сюда окончательно, чтобы заняться туризмом. Но, будучи по натуре человеком беспокойным и деятельным, Кулик быстро понял, что простое занятие туристическим бизнесом — для него штука скучная. Тут-то новоявленный крымчанин вспомнил об эпизоде, случившемся с ним, когда он только искал те самые 1-2 сотки для постройки дачи.

«Неподалеку есть местечко под названием «Голубой залив», где я присматривал место под дачу, — рассказывает Сергей. — Смотрю, море кипит. Оказывается, стая дельфинов в несколько сотен особей загоняет косяк ставридки. Рыбе деваться некуда, и она начинает выбрасываться прямо на камни. Мне только и оставалось, что собирать ее — и на сковородку. И тогда я сказал себе: «Здесь мы займемся морепродуктами».

«Эврика!» — вокликнул Архимед. «Устрица!» — воскликнул Кулик, предопределив свою судьбу. «Во всем виноваты дельфины», — шутит Сергей Васильевич.

Сергей Васильевич Кулик. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Сергей Васильевич Кулик. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Это сейчас первое, что приходит в голову: санкции и импортозамещение, на которых предприниматель мог бы просто-напросто озолотиться, а тогда, 10 лет назад, когда ни о каких санкциях еще не шла речь, — просто бизнес, один из многих. Ну, может быть, чуть более экзотический, чем любой другой. А с другой стороны, почему бы и нет? Посещение Севастопольского Института биологии южных морей имени А.О. Ковалевского поставило все на свои места: есть технологии, есть приемы, то есть устриц вырастить — даже не в космос слетать, все гораздо проще и реальнее. Потом съездил в Италию, посмотрел, как выращивают моллюсков там. Сделал бизнес-план. Произвел расчеты, разработал уникальную противоштормовую подповерхностную систему, основой которой стал канат в форме трапеции, закрепленной благодаря растяжкам, якорям и буйкам на глубине четырех метров от поверхности. Вот они мозги инженера! Не просто же так говорят: инженеров бывших не бывает. Так бывший носитель секретов в области космической техники стал главным секретоносителем разведения моллюсков.

Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Сейчас местные устрицы в Крыму редкость. Между тем когда-то в рационе крымчан устрицы занимали вполне обычное и привычное место. Первые сведения о вылавливании у Крымского побережья не только рыбы, но и устриц, относится еще к 1290 году. Однако лов в промышленных масштабах достиг своего максимума лишь в начале XX века. В целом по России добыча устриц достигала 10 миллионов штук в год. Только один устричный завод в Севастополе поставлял на столы более двух миллионов моллюсков в год. Таких объемов хватало не только для царского стола, но и снабжения самых дорогих и модных французских, итальянских и британских ресторанов. Однако в наше время в Черном море устриц практически не осталось. Деликатесные моллюски оказались беззащитными против прожорливой армии рапанов. Отдельные, немногочисленные колонии устриц сохранились в районах Судака, Карадага, Каркинитского залива и озера Донузлав, но говорить об их промышленном добывании, конечно, уже не приходится.

К моменту перехода Крыма под российскую юрисдикцию Кулик вполне закрепился в Кацивели. Продукция ООО «Яхонт» нашла своего потребителя. Попробовать крымские устрицы приезжали отдыхающие со всего Крыма.

Казнить нельзя помиловать

Казалось бы, основным противником предпринимателя должна была стать сама матушка-природа: черноморские шторма и относительно короткое лето… но нет же! С ними Кулик совладать сумел. Окупаемость подобного аквакультурного бизнеса — 5–7 лет при условии выполнения трех условий: наличия акватории, специализированного плавсредства и береговой базы. Из этих составляющих два условия Кулик выполнил. В 2005 году в распоряжении ООО «Яхонт» оказались арендованные у 5 гектаров морской акватории в 300 метрах от побережья. Были закуплены необходимые снасти: лодки, буйки, канаты, садки. Собственно, к началу 2014 года и с береговой базой вопрос тоже был почти решен — согласован и подготовлен к подписанию договор об аренде 6 соток земли, на которых предприниматель планировал установить кран, чтобы поднимать лодку с урожаем с воды. Но тут случился Майдан и последующее вступление Крыма в состав России.

Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Поначалу какое бы то ни было взаимодействие с государством было невозможно в принципе. И России, и полуострову потребовалось некоторое время, чтобы осознать, как быстрее и безболезненнее интегрировать экономику и инфраструктуру полуострова в общероссийское правовое поле. А когда шестеренки взаимодействия, наконец, завертелись, вдруг выяснилось, что вопрос с береговой базой далеко не столь очевиден, поскольку интересующий Сергея Кулика участок земли находится в непосредственной близости от «Крымской астрофизической обсерватории», в состав которой входит 450-тонный телескоп, который может работать только в условиях отсутствия каких бы то ни было искусственных препятствий и идеальной чистоты горизонта, а инфраструктурные объекты предпринимателя, по мнению Федерального агентства научных исследований (ФАНО России), такой горизонт ограничивают. Для аргументации научной и даже военной важности такой чистоты ФАНО указывает, что «Крымская астрофизическая обсерватория» уже сейчас задействована в работах, связанных с функционированием системы ГЛОНАСС. Сам предприниматель, признавая важность поддержки ГЛОНАСС, тем не менее утверждает, что проблема надуманная, поскольку максимальный рабочий горизонт крана составляет 20 метров — на 2 метра ниже минимального рабочего горизонта телескопа. Иначе говоря, приспособления могут работать, абсолютно не мешая друг другу. Но даже если заявления ФАНО соответствуют реальному положению дел, как быть с договором об аренде 375 кв. метров земли и причала, заключенным Сергеем Куликом с Экспериментальным отделением Морского гидрофизического института (ЭО МГИ) НАН Украины (так назывался в украинский период собственник прилегающей к обсерватории территории)? Ведь срок договора аренды истекает не сегодня и не завтра, а лишь в 2028 году. С этим разве не надо считаться? Получается, что государственное учреждение отказывается от ранее взятых на себя обязательств. Понятно, что государство заведомо сильнее любого другого субъекта права, но оно на то и есть государство, чтобы защищать интересы граждан, заботиться о них, а, тем более, о вновь обретенных крымчанах. Согласитесь, сказать, что получилось не красиво, — не сказать ничего.

Попутно, в феврале 2015 года у Кулика некстати закончился срок действия договора аренды акватории. Казалось бы, продлить — да и дело с концом, но не тут то было. Вновь вмешалось ФАНО России, которое «вспомнило», что еще с 1974 года акватория была выделена в «специальный режимный район №197», который был закрыт для плавания всех судов и предназначен для проведения специальных прикладных и поисковых работ. А как же, спросите вы, договор аренды куска акватории от 2005 года? Да никак. У Украины денег на науку не было, вот и разрешили использовать. Временно. Теперь время ушло, а район №197 будет использоваться как полигон для проведения научных исследований, в том числе в интересах оборонно-промышленного комплекса. Любые искусственные помехи в акватории нарушат корректность испытаний, а с другой стороны — испытания могут привести «к полному уничтожению биологических объектов» мидийно-устричной фермы, как сказано в официальном ответе ФАНО Сергею Кулику.

Республика Крым. Кацивели. Мидийно-устричная ферма «Яхонт». Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Крым. Кацивели. Мидийно-устричная ферма «Яхонт». Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Так и хочется возразить. О’кей, господа, оборонка и безопасность страны — дело святое, но как же тогда быть с многочисленными отдыхающими? Если могут погибнуть моллюски, то что будет с другими живыми существами, да, собственно, и с людьми? Это же Кацивели, то есть самый что ни на есть Южный берег Крыма! Вряд ли на этот вопрос ФАНО способно дать вразумительный ответ. Именно такой вопрос задает Кулик и так же, как, вероятно, и ФАНО, ответа не находит. При этом Сергей Васильевич удивляется: «Если Россия печется о безопасности, то как эта обеспокоенность коррелирует с другим решением Росрыболовства — о предоставлении в аренду участков акватории площадью 209 гектаров, непосредственно прилегающих к „режимному району №197“, в пользование некоему ООО «Русская черноморская компания «Крымские морепродукты», учрежденное в Крыму при существенном финансовом участии гражданина США?»

Другой бы плюнул, и начал с чистого листа в другой точке побережья или вообще ушел бы в другой бизнес. Другой, но не Сергей Кулик. По его собственному признанию, он «слишком любит морепродукты, которые составляют 80% его ежедневного рациона питания». С этим не поспоришь. Он объехал практически весь мир и, где бы ни был, везде, по его словам, пробовал морских гадов. Предприниматель, предполагал, что в Крыму есть фанаты подобной пищи, и, конечно, изучал рынок, но даже не мог подумать, что мидийно-устричная продукция будет пользоваться таким спросом. Сегодня производительность плантации ООО «Яхонт» составляет до 500 тысяч устриц и 30-40 тоннн мидий в год, и удовлетворить всех желающих не может, надо наращивать производство. Возникает логичный вопрос: а как же рапаны? Ведь их в Черном море пруд пруди. Сергей презрительно морщит нос: «Рапанов специально мы не выращиваем. Это же хищники. Так, что-то собираем для разнообразия, когда ныряем».

Республика Крым. Кацивели. Мидийно-устричная ферма «Яхонт». Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Республика Крым. Кацивели. Мидийно-устричная ферма «Яхонт». Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Что же касается устриц, то на сегодняшний день даже Сергею Кулику подвластен не весь процесс выращивания моллюсков, что называется, с нуля. Молодь устрицы (спат) он закупает в питомниках Франции и Англии, поскольку эта устрица более стойкая ко всяким заболеваниям. И то — из ежегодно закупаемого 1 миллиона спата половина гибнет, но 500 тысяч остается. Перейти на полный цикл сейчас невыгодно прежде всего финансово. Чтобы восстановить черноморскую устрицу, нужно создавать питомник, но он будет окупаться, только если продавать не менее 100 миллионов штук спата в год. Допустим, Кулик может взять 1,5-2 миллиона штук. А остальных куда? Таких фермеров, как он, должно быть как минимум 50, а лучше 100 на черноморском побережье.

Сладкие. Крымские. Твои

В меню некоторых местных ресторанов уже появились броские зазывающие надписи: «Крымские устрицы!». Таких точек питания не одна и не две, но не факт что эти рестораны кормят своих клиентов продукцией фермы из Кацивели. Кулик поставляет свои морепродукты всего в три ресторана на полуострове. Это ресторан «Вилла Елена» в Ялте, «Баркас» в Севастополе и «Персона Грата» в Симферополе. Но даже в эти рестораны привозят не только продукцию ООО «Яхонт», но и дальневосточную, и японскую. Понять разницу может только истинный гурман. Дело в том, что крымская устрица нежнее по вкусу без выраженного морского запаха, потому что вода в Черном море менее соленая, чем в Средиземном и тем более в Атлантике или Тихом океане. А если вы не знаток устриц, разницу не различите. Была ли на этой неделе поставка в ресторан непосредственно из Кацивели, можно узнать, только позвонив лично предпринимателю. Получается, что с гарантией отведать продукцию Сергея Кулика можно только непосредственно в Кацивели в его небольшом мини-баре. Есть, правда, одна проблема: пропускная способность заведения невелика. Там всего 5 столиков, а значит, за день проходит около 60 человек. Впрочем, даже при таком скромном количестве за год набегает порядочно. За сезон 2015 года в кафе побывали около 2,5 тысячи человек, а за сезон 2016 года — уже около 4 тысяч. И интерес туристов растет не по дням, а по часам. Ферма же работает круглогодично, и заведение тоже.

Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец / Strana.ru

В Кацивели устрицы подаются по цене 230 рублей за штуку. Однако в ресторанах за пределами поселка можно найти как более дешевых, так и более дорогих моллюсков. В прейскуранте ООО «Яхонт» за последние 2 года отпускная цена одной устрицы поднялась со 160 до 230 рублей. Рестораны, естественно, делают дополнительную наценку, продавая моллюсков и по 270, и по 500 рублей. Это понятно и логично, потому что это бизнес. Привозные устрицы могут быть дешевле, но там зачастую их не выращивают, а просто собирают, как, например, на Дальнем Востоке. Тогда их продажная цена действительно может быть и 80 рублей. А если это ферма, как у Кулика, то цену можно понизить только за счет объемов продаж. Французы выращивают их миллиардами, и все равно в ресторане по цене меньше, чем за 3 евро, вы их не найдете. Впрочем, устрицы, которые привозят из Франции через Тунис, хоть иногда и стоят в среднем по 200 рублей, неизвестно, свежие ли.

Слух о появлении крымского устричного хозяйства разлетелся быстро. Телефон Кулика ежедневно обрывают страждущие с вопросом: «Сергей Васильевич, где у вас можно отведать-продегустировать устрицы?» И зачастую получают от ворот поворот: «В очередь!» И действительно, производство до сих пор носит фактически кустарный характер, а потому никакими силами удовлетворить всех желающих просто не в состоянии. Некоторые поступают хитрее: звонят и записываются за месяц — за полтора. Но не у всех есть возможность заранее планировать свое время с точностью до дня. А в итоге при живой очереди длиной 6-7 дней у многих есть все шансы не успеть достичь заветного столика до окончания отпуска. Кстати, еще в прошлом году Кулик, помимо дегустации самой продукции, организовывал экскурсии с заходом на производственную площадку, сейчас же, в связи с тем, что территория стала недоступна, а на воду для сбора урожая приходится спускаться с арендованного причала, туристы такой возможности лишены.

Да, именно так, пока Кулик уникальный и неповторимый. На южном побережье полуострова его ферма единственная. По западному берегу Крыма в районе озера Донузлав уже упомянутый Роберт Стабблбайн и его «Крымские морепродукты» также начали выращивать устрицы, завезя туда весной 2016 года 2-3 миллиона устричного спата. Впрочем, Кулик настроен весьма оптимистично: «Устрица не может вырасти до продажного размера за несколько месяцев, поэтому, чтобы раскрутить рынок, уже с февраля-марта, они стали возить дальневосточную устрицу, которую высаживают в Донузлаве на 1-2 недели и выдают потом за крымскую. Кроме того, Донузлав — почти стоячий водоем, фактически это бухта, а в бухтах всегда много отходов жизнедеятельности человека. А моллюски — это фильтраторы, которые за сутки пропускают через свои створки десятки литров воды, то есть нужна идеально чистая акватория. Вряд ли в Донузлаве удастся добиться идеально чистой воды. В Кацивели никакой бухты нет, а течение до 2 метров в секунду. А с учетом 300 метрового расстояния от плантации до берега, глубины 15-18 метров, даже, если какие-то сбросы от поселка и есть, их за счет нашего расстояния и скорости течения уносит в сторону вдоль берега».

Сергей Васильевич Кулик. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Сергей Васильевич Кулик. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Сергей Кулик работает в Кацивели уже больше 10 лет, и столько лет умудряется справляться без береговой базы. Но любой хороший предприниматель должен обладать здоровыми амбициями. Определенно, жизнь есть экспансия. А потому без базы действительно никак. В Кацивели не самый идеальный вариант ведения бизнеса по себестоимости, поскольку только 120 дней рабочие, а остальное время — шторма. Но ферма не может простаивать восемь месяцев из двенадцати. Поэтому база необходима для временной отсидки устриц и мидий на то время, пока невозможно работать в открытом море.

Вот такая спорная запутанная история. С одной стороны есть уже работающая мидийно- устричная ферма, причем работающая явно на имидж России и Крыма, как ее составной части. С другой — спор о статусе акватории и побережья. Так ли уж будут мешать ферма телескопу и эхолоту — вопрос неоднозначный. Что будет с живностью, в том числе с туристической живностью в акватории района №197, в результате работы эхолота — также вопрос. Можно ли будет при условии такого опасного соседства отдыхать в Кацивели в принципе? А в соседней Понизовке и многочисленных здравницах вроде «Голубого залива», cанатория «Зори России» Управления делами Президента России и широко разрекламированного курортного комплекса «Мрия»? Ответов больше, чем вопросов: кто прав совсем, а кто не совсем — неясно. Между тем, телескоп работает, ну, и пусть себе работает — его дело — сферы небесные. Эхолота как не было, так и нет. Хозяйство Сергея Кулика пока еще держится, а сам он, тем временем, вместо того, чтобы отдавать все время и силы любимому делу, ходит по судам да пишет письма Премьеру и Президенту в надежде на скорое решение вопроса. А почему бы в интересах устричного фермера не принять частное решение на уровне Правительства? Ведь именно из таких решений, направленных на поддержку интересов конкретных граждан, создается доброжелательный и положительный образ государства. А такие граждане, как Сергей Кулик, привлекая своим бизнесом туристов, в свою очередь, улучшают имидж региона и, уже в гораздо более крупных масштабах, государства. А пока… любители морепродуктов, не подозревающие о существовании уникальной фермы на ЮБК, покупают заморских гадов вместо того, чтобы патриотически поглощать своих, родных.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100