Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Я поведу тебя в музей

Что может заставить поколение, не отлипающее от гаджетов, прийти в храм искусства

Каким должен быть современный музей? В чем принципиальное отличие европейских музеев от российских? И что может заставить поколение, не отлипающее от гаджетов, прийти в храм искусства? Об этом и о многом другом мы поговорили с генеральным секретарем Сети европейских музейных ассоциаций (NEMO) Юлией Пагель.

***

Музейные эксперты из Германии приехали в Москву в рамках программы международных музейных обменов «Музейный десант» Благотворительного фонда Владимира Потанина. Презентации самых разных музеев — немецких (таких, например, как Музей Висбадена и дрезденский Музей гигиены) и российских (выступали представители Политехнического музея и Музея русского импрессионизма) — состоялись в конце апреля в здании Государственного центра современного искусства. Специалисты поговорили об объединяющей роли музея в межкультурных процессах и о том, как информационные технологии и новые стратегии влияют на развитие современного музейного пространства.

Юлия Пагель. Фото: Анастасия Замятина. Strana.Ru
Юлия Пагель. Фото: Анастасия Замятина

— Юлия, к вопросу об информационных и не только технологиях. Складывается впечатление, что многие музеи сегодня пытаются перещеголять друг друга по части наворотов, типа 3D-проекций или интерактивных карт, например. Будущее, по вашему мнению, за такими высокотехнологичными музеями или все-таки за простыми, но с душой?

— Конечно, новые технологии открывают для музеев массу новых горизонтов. И, используя эти возможности, в музеи можно привлечь даже тех, кто в их посещении не был особо заинтересован. Тех, кто постоянно залипает в смартфоне, например. Скажем, если у музея есть интересное приложение, которое можно скачать, то есть вероятность, что этим музеем заинтересуются. Помимо этого, без современных технологий зачастую не обойтись при создании новых экспозиций. Например, у вас есть несколько камней, которые некогда были частью древней колонны. И если новые технологии позволяют воссоздать вид колонны и увидеть ее такой, какой она была тысячелетия назад, то почему бы этого не сделать? Но при этом я не думаю, что новые технологии могут заменить настоящий, реальный предмет — со своей историей и со своей аурой, если хотите. Ведь одно дело — увидеть картину, пусть даже ожившую, на экране, и совсем другое — в Эрмитаже.

— Раз уж вы заговорили об Эрмитаже, вам приходилось бывать там?

— О, да. И не единожды. В этом году наш музейный «десант» высадился в Санкт-Петербурге, где мы должны были посмотреть и большие музеи, которые в представлении не нуждаются, и не такие популярные, но оттого не менее занимательные музейные площадки. Эрмитаж в этот раз показался мне особенно красивым, учитывая тот факт, что последний раз я была там четырнадцать лет назад. Насколько я помню, раньше для коллекции живописи XX века не было достаточно места и места достойного, а теперь это потрясающая экспозиция, и от увиденного я буквально готова была расплакаться.

— У вас есть любимые полотна?

— Безусловно. Это «Танец» Анри Матисса. Могу просто сидеть и смотреть на него часами. Картины Пикассо так называемого «голубого периода» — абсолютно та же история: «Свидание», «Портрет Хайме Сабартеса», «Трагедия», «Жизнь».

Государственный Эрмитаж. Картина Анри Матисса «Танец». Фото: Фотобанк Лори. Strana.Ru
Государственный Эрмитаж. Картина Анри Матисса «Танец». Фото: Фотобанк Лори

— А в каком музее Европы вы можете потерять счет времени?

— В Берлине есть Новый музей. Его здание, серьезно пострадавшее во время Второй мировой, на протяжении десятилетий оставалось в разрушенном состоянии, прослыв «самыми красивыми руинами Берлина». За восстановление взялись только в 1986 году, а его торжественное открытие состоялось спустя 23 года, в 2009-м. В общем, там есть экспозиция, на которой представлены предметы из художественной коллекции семьи прусских королей. А они страсть как любили коллекционировать вещи, привезенные со всего света. Смотрится все это немного эклектично и напоминает комнату у меня дома, которая тоже заставлена всякими сувенирами из поездок. Правда, у меня не так много золота и драгоценностей (смеется). Но это вещи, которые определенно дороги моему сердцу, как когда-то и те, что выставлены теперь в Новом музее, были дороги королям прошлого.

— Возвращаясь к вашей поездке в Петербург. В каком музее, но не таком очевидном, как Эрмитаж, вам еще удалось побывать?

— Это не музей даже, а квартира, в которой некогда жил композитор Римский-Корсаков. В каком-то смысле этому месту крупно повезло: несмотря на то что после революции, как нам рассказали, квартира была превращена в коммуналку, потомки композитора продолжали жить в одной из комнат и сумели сохранить большую часть его личных вещей. Теперь в нескольких помещениях этой некогда огромной квартиры воссоздана ровно та обстановка, в которой жил композитор. Удивительно, как красиво и с какой огромной любовью это все это сделано.

— В Германии есть что-то подобное?

— Да, есть, но если этот музей, например, открыт целый день и ежедневно, за исключением праздничных и выходных дней, то в Германии у подобных музеев недостаточно финансирования, поэтому открываются они только по запросу.

— Впечатления от питерских музеев уже можете сравнить с впечатлениями от московских?

— Еще один классный музей, который нам удалось посетить в Петербурге, — это Музей политической истории России, которая, как известно, богата на события. Сколько людей — столько и мнений, и здорово, что музей не поддерживает ни одно из них. Все события показаны совершенно объективно и без того, чтобы принять чью-либо сторону. Что касается Москвы, то мы пока еще не успели многого увидеть, но место, в котором мы сейчас находимся (Государственный центр современного искусства — прим. авт.), звучит очень свежо, по-новому и вполне могло бы находиться где-нибудь в Европе или США.

Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru
Государственный Эрмитаж. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

— Как вы думаете, в чем заключается главное отличие российских музеев от европейских?

— Это всего лишь одна вещь, у которой есть и положительная, и отрицательная сторона. В России, на мой взгляд, музеи ценны сами по себе. Безоговорочно. То есть если я спрошу человека на улице, действительно ли он считает, что музеи важны, то я думаю, что в России 90% людей скажут: конечно. И это даже не будет обсуждаться. Если я задам подобный вопрос в Европе, то ответ, скорее всего, будет: мне, в общем-то, все равно.

— Почему так?

— Не знаю. Вы же свою культуру лучше знаете, чем я. Возможно, дело в нашем историческом и культурном бэкграунде. И у этого, как я уже сказала, есть и негативный, и позитивный эффект. Позитивный заключается в том, что действительно много людей в России ходят в музеи. Но у меня есть подозрение, что зачастую они делают это не по своей воле: не потому, что им реально хочется, а потому, что так надо. В этом и есть отличие. Европейские музеи в большинстве случаев составляют программы и экспозиции таким образом, чтобы быть ближе к людям. И занимаются составлением этих программ и экспозиций специалисты, которым действительно важна та или иная тема. Лично важна. И это единственный путь, чтобы хоть как-то заинтересовать аудиторию.

— Музеи в Германии в основном государственные или частные?

— В основном государственные. Это же касается большинства музеев в Европе. В 2008 году, когда грянул экономический кризис, многим музеям пришлось закрыться, а многим из тех, что не закрылись, приходится работать с 50–70% бюджета, который у них был раньше.

— Часто ли коллекции пополняются за счет частных лиц?

— Да, нередко. Например, если человеку достается по наследству коллекция картин и он не знает, что с ней делать. Или когда нет денег на ее содержание или специальных условий, типа подходящего температурного режима. Бывает, что отдают коллекции из-за соображений безопасности или из-за их дороговизны. Правда, не навсегда, а во временное пользование. В Музей естественной природы часто заходят люди и говорят, дескать, у меня тут есть 20 тысяч бабочек, я их собирал всю жизнь, возьмите, пожалуйста. С одной стороны, музеи могут такому дару обрадоваться, а с другой — могут и нет. Ведь всегда возникает вопрос: правильно ли используется пространство музея? И не лучше ли определить это место подо что-то новое?

Музей утюга в Переславле-Залесском. Фото: Антон Агарков / Strana.ru. Strana.Ru
Музей утюга в Переславле-Залесском. Фото: Антон Агарков / Strana.ru

— Сегодня как грибы после дождя появляются необычные и зачастую странные музеи типа Музея мусора или Музея секса. Всегда ли действия тех, кто хочет найти свой собственный путь, оправданы? Или лучше идти по проторенным дорожкам?

— Все зависит от музея, конечно, и от заинтересованности конкретного человека. Но в любом случае за любой подобной историей должны стоять люди.

— Можете припомнить, в каком самом необычном музее вам довелось побывать?

— Это не та необычность, о которой вы говорите, но все же. Однажды мы с друзьями путешествовали по Нидерландам и заехали в небольшую деревушку. Наткнувшись по ходу движения на небольшой с виду обыкновенный дом, мы не могли предположить, что в нем находится музей. Музей, как потом выяснилось, был посвящен композитору, который даже толком прославиться не успел. В общем, на первый взгляд, ничего примечательного. Смотрителем же его оказался пожилой человек, который любил этого композитора и его творения настолько сильно, что распространял эту любовь на всех переступавших порог. И вот он, этот смотритель, показал нам дом таким, как будто человек, о котором он рассказывает, был его прапрадедушкой, хотя на самом деле это было не так. Я не знала ни этого композитора, ни этого смотрителя, но в итоге плакала. Потому что любое восприятие — это всегда личное восприятие. И не в этом ли заключается главная мотивация тех, кто решил свою жизнь связать с музеем?

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100