Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Ездовые по любви

Кто быстрее всех на свете, как поставить собаку в упряжку и кому от этого польза — в репортаже с международной карельской гонки «По земле Сампо»

На старте важного международного турнира стоит дикий визг. Судьи пытаются переговариваться друг с другом, но слова не разобрать в общем зрительском гуле, а тот тонет в воплях участников: им надоело бесцельно тусоваться на двадцатиградусном морозе. Они тут для того, чтобы бегать, так чего же тянуть? Можно было бы сказать, что они «выпрыгивают из штанов», только никаких штанов у них нет. Есть лапы, хвосты и безумное желание сорваться в галоп.

Карельская гонка на собачьих упряжках «По земле Сампо» проводится уже в пятый раз. Названа в честь волшебной мельницы из карело-финского эпоса, бесконечно дающей муку, соль и золото.

Сейчас это уже международный этап Кубка мира, но участвовать там по-прежнему могут все желающие. Это касается и людей, и собак.

Собака беговых кровей

Да, несмотря на устоявшееся убеждение, что ездовой спорт — это спорт хаски, на деле все совсем не так. Есть несколько пород северных ездовых собак: кроме разных видов уже упомянутых хаски это, например, аляскинский маламут и лайки, похожие друг на друга, гренландская собака, чукотская ездовая, самоед — такой большой пушистый белый шарик. Все они готовы бегать в упряжке, разница между ними — в соотношении рабочих параметров: одни быстрее, другие сильнее, третьи выносливее…

От других пород всех их отличает своеобразный обмен веществ — белково-жировой. Он позволяет собакам выживать и работать в лютые морозы. Путешественник Виктор Симонов, прошедший полярную экспедицию на собачьих упряжках вместе с Федором Конюховым, вспоминает, что в Гренландии им пришлось сменить свою упряжку на местную: на остров запрещено ввозить собак. Так гренландские псы очень удивились ежедневной кормежке. До этого они питались далеко не каждый день, в основном тюленьим жиром и мясом. Это не мешало им быть в хорошей форме.

Михаил Брагин. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Михаил Брагин. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Под жарким европейским солнцем у северных пород появились конкуренты. Правила большинства соревнований не запрещают бежать любой собаке, которая хочет и умеет. А значит, в гонке нередко можно увидеть доберманов, овчарок — можно выставить хоть пуделя.

Особенно популярны метисы разных пород. «Мы сами их смешиваем, — рассказывает бывалый гонщик из Подольска Михаил Брагин. — Это типичное рабочее разведение: экстерьер неважен, главные параметры — время и скорость. Отбираем таких, смешиваем, отбираем дальше. У них в голове одно — бежать. У некоторых даже есть рефлекс при виде шлейки: они оправляются, чтобы на бегу для этого не останавливаться».

Анна Еремина. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Анна Еремина. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Метисы похожи больше на легавых, чем на ездовых: короткошерстные, поджарые, на длинных лапах, они единственные встречают мороз в попонах — им в Карелии откровенно холодно. «Честно скажу, вчера одна собака у меня обморозилась, — признается занявшая второе место в гонке на 40 километров в упряжке из шести собак Индре Дауотиене из Литвы. — Пришлось ее отогревать». «Мы надеваем им тапки и комбинезоны, но для них и для нас минус 27 — серьезный мороз, — подхватывает ее муж, деловито запихивающий собаку «домой», в автомобильный прицеп. — Впрочем, тут есть такие «комнатные хаски», которых держат в квартирах — им сейчас не легче. По-моему в минус 30 уже точно надо соревнования отменять. Хотя вы не смотрите, что они дрожат — это больше от возбуждения».

Как бы то ни было, метисы ждут старта на сене, поджимая лапы и хвосты — хаски и маламуты посапывают пушистыми калачиками на снегу.

Рулить по-эскимосски

Собаки тащат за собой не только сани (нарты). К псу может быть пристегнуто множество разнообразных вещей: тележки на колесах (карты), велосипеды, скутеры, квадроциклы, шины (для тренировок), просто человек — пешком или на лыжах. Многие собаки-спортсмены почти не видят снега, однако полноценно тренируются круглый год.

«Мы постоянно куда-то ездим — то на лыжах с собаками, то на велике», — говорит серб Чеда Милисавлевич. Живет он, правда, не в Сербии, а в Москве, с семьей, в обычной квартире. Двух хаски — Клауда и Юко — держит на застекленной лоджии, там прохладнее, чем в натопленной квартире. Собаки по ездовым меркам уже весьма преклонного возраста — перевалило за десяток, но еще в строю.

Чеда занимается «скиджорингом» — бегом на лыжах с собаками. Человек пристегивается к «хвостатому мотору» специальным амортизирующим поводком (потягом). Амортизатор не позволяет собакам получить травму, если лыжник споткнется или упадет. Есть возможность и быстро отстегнуть собаку в случае опасности.

Чеда Милисавлевич. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Чеда Милисавлевич. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Серьезно тренировать животное можно только после года, чтобы скелет щенка правильно сформировался. Начинать надо с малого, например давать таскать за спиной шуршащий пакет — пусть привыкает не бояться звуков позади. Постепенно увеличивать нагрузки. Затем выходить на круг. Как учит на семинарах известный инструктор Сергей Собов, самое удачное — тренировать собаку вдвоем: один пристегивает себя к ней, второй отходит метров на сто и встречает пару обнимашками. Объятия, настоящие, очень важны, они дают собаке правильный эмоциональный фон для занятия. Постепенно расстояние между псом и встречающим увеличивается, пока не становится полным кругом. Теперь можно подумать и о том, чтобы встать в упряжку или приучаться к определенной дистанции. Так, в атмосфере полного единения и любви, начинаются успешные карьеры.

«Конечно, именно человек решает, шесть километров будет идти собака или десять. Но приучать их к смене привычного темпа надо постепенно, — объясняет премудрости Чеда. — Допустим, мы бегали спринты. Когда я захотел маршрут подлиннее, начал с того, что стал тормозить их на подъеме: не помогать им как обычно, а замедляться. Сначала они поворачивались ко мне, совершенно сбитые с толку. На их мордах читалось глубокое изумление: мол, что такое? Но постепенно они привыкли, и с первого шага держали нужный темп».

Все собаки во всех дисциплинах управляются голосом. «Вперед», «быстрее», «медленнее», «вправо», «влево», «стоять» — все это человек выкрикивает во время гонки, никаких вожжей. Слова могут быть любые, порой и матерные, если псы рванули не туда, хотя чаще всего используются «джи» — право, «хо» — лево. Говорят, пошло еще от эскимосов. Коротко и четко. А четкость не помешает: большинство гонщиков впервые трассы видят только во время соревнований.

«Тут очень важна хорошая разметка трассы от организаторов, — отмечает Андрей Носиков, выигравший гонку на 40 километров в классе Северных ездовых собак: его упряжка состояла из шести гренландских собак и четырех маламутов. — А здесь они подкачали: многие разметку не заметили и сбились с пути. В первый день даже пришлось остановить старты: из восьми упряжек только одна прошла трассу правильно».

Рулить упряжкой в гонке — серьезная задача для каюра (гонщика). Собаки могут поссориться, подраться, упасть, заблудиться или просто захотеть полежать. А ему как вожаку стаи надо решать все проблемы.

В ногах правды нет

Рядом со стендом с логотипом гонки — ажиотаж. В центре внимания — здоровый белоснежный пес. Это Черке (ударение на второе «е»), собака из питомника организатора турнира Виктора Симонова, видевшая Северный Полюс чаще, чем большинство читателей этой статьи. Черке прошел Арктику, тренировал отряд ВДВ, но здесь у него не менее ответственная работа — фотографироваться со зрителями и терпеливо принимать поцелуи, которые сыпятся на него, как стрелы Купидона. Каждый хочет лично потискать легендарную псину.

Впрочем, не только его. Прямо скажем: держать себя в руках здесь очень непросто. Кругом собаки: белые, черные, пятнистые, пушистые, голубоглазые, разноглазые — и все добрые, веселые, готовые вылизывать любого до усталости обоих участников процесса. Тот, кто думает, что ездовой спорт жесток к собакам, не видел их горящих глаз на старте. «Эти собаки рождены, чтобы бегать и тащить седоков, — говорит Мария Телегина из Санкт-Петербурга. Их команда «Husky Family» привезла самых молодых спортсменов — им всего 15 месяцев. — Мы через день ездим на трассу, потому что понимаем: без этого они будут несчастны, могут заболеть».

Аляскинский маламут. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Аляскинский маламут. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

У журналистов, волонтеров и зрителей, прорвавшихся в паддок, не всегда получается спокойно пройти мимо участников. Не всем это нравится.

«Не трогайте собак, ради бога! — рыжеволосая Мария Зуева цербером охраняет своих подопечных. — У них скоро гонка, не расхолаживайте их!» И тут же добреет: «Приходите после гонки и обнимайтесь сколько угодно».

Мария Зуева. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Мария Зуева. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Мария и ее каюр Сергей Лахмин привезли из-под Вологды целую упряжку чистокровных аляскинских маламутов. Заняли в итоге четвертое место в Северном классе. Последнее, по сути. Но это их пыл не остужает.

«Это исконная ездовая порода, — Мария говорит о них с прямо-таки пугающим
азартом. — Мы специально привезли сюда только их, мы хотим показать, что традиции еще живы, ведь маламуты были специально выведены для того, чтобы таскать грузы на дальние дистанции. Да, они самые медленные: хаски быстрее, ну а про метисов и говорить нечего. Но им тоже есть чем гордиться, они умные и сами рассчитывают силы».

Скоростные метисы — больная мозоль всех «чистопородников». Они довольно быстро вытеснили с первых мест тех, кто еще недавно считался королем собачьей езды.

«Когда я только начинал, лет пять назад, хаски еще «рулили», — вспоминает Юрий Чижков из Архангельска. — На «Сампо-2013» мы взяли второе место в открытом классе и первое в «чистопородке». А потом из-за появления метисов скорости резко изменились — и все изменилось вслед за ними. Все те, кто не считает себя любителем, пересаживаются на метисов. Я и сам уже частенько выступаю с метисом, хотя и хаски у меня есть — пять штук».

Со стороны совершенно непонятно, какой смысл участвовать в общем зачете владельцам не метисов, если они почти гарантированно не получат победы. Это же спорт. Или почему метисы до сих пор в строю, и уязвленные владельцы чистопородных ездовых не спустили на них всех собак. Ведь ради гонок участникам приходится подчас проезжать тысячи километров. Как правило, на машине, ведь собак так везти дешевле. Едут из Тюмени, Архангельска, Словакии, Финляндии, даже Петропавловска-Камчатского. Зачем, если исход все равно предрешен?..

— У тебя есть флисовые тапки? Падает у меня собака, — обращается к Михаилу Брагину гонщица из команды-конкурента.

— Блин, у меня все в гостинице, сегодня не бегу, я бы отдал. Спроси у Горюнова, вон его домик, должны быть.

Подобное спортивное поведение у олимпийцев непременно было бы отмечено какой-нибудь премией «Слава», а здесь — обычное дело. Метисы, маламуты, хаски — какая в целом разница, если все заняты одним делом, объединены одной страстью, а собаки всех пород завывают об одном: вперед, хозяин, вперед!

Собакам надо размять лапы. Значит, снова пора в путь.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100