Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Чинизелли зажигает огни

Фамилия Чинизелли входит в длинный список «русских» итальянцев, без которых Петербург был бы совсем другим. В самом конце 2015 года после капитальной реконструкции открылось великолепное здание Большого цирка на Фонтанке, вернувшего себе имя Чинизелли и весь классический декор

Приключения итальянцев в России

Цирком Чинизелли Большой цирк на Фонтанке называют уже полтора века. Это еще один «итальянский след» в Северной столице: фамилия принадлежало династии цирковых артистов, наездников и дрессировщиков лошадей из Милана. Вернее, в Милане родился Гаэтано Чинизелли, глава семьи. Его жена Вильгельмина была немкой, дочерью Карла Гинне — потомственного циркача и устроителя пантомим, который начал работать в России раньше Чинизелли. Надо сказать, что цирковые артисты в России долгое время были исключительно иностранцами. Публика настолько привыкла к этому, что иного не принимала, и отечественные артисты выдавали себя за «привозных». Клоуны, например, обязательно коверкали слова, и первым, кто отважился говорить без акцента, стал Владимир Дуров.

Карл Гинне возглавлял цирковые труппы в обеих российских столицах, а в 1869 году передал управление зятю. Большая интернациональная семья — как и положено в классическом цирке. Петербургская труппа Гинне давала представления во временном деревянном здании, возведенном на Михайловской площади в 1967 году. Примерно там же в 1827 году открылся первый в России стационарный цирк — Олимпийский цирк француза Жака Турниера, ко времени Чинизелли уже сгоревший. Энергичный Чинизелли взял этот участок земли в долговременную аренду, чтобы построить на нем новое специализированное каменное здание. Проект создал зодчий Василий Кенель, ученик Константина Тона.

1903 год. Фото: SteelRatTV/pastvu.com. Strana.Ru
1903 год. Фото: SteelRatTV/pastvu.com

Чинизелли долго убеждал городскую Думу в том, что новый цирк Петербургу нужен. Прошения о разрешении на строительство отклонялись, поскольку в Думе опасались, как сказали бы мы сегодня, нарушения целостности исторического ансамбля: цирк мог закрыть вид на Михайловский замок и нарушить спокойное существование сквера у замка — популярного прогулочного места. Этого не случилось, но Чинизелли в случае чего был готов самолично финансировать обновление сквера и его благоустройство. В итоге в конце декабря 1875 года разрешение было получено, и через два года город получил здание цирка, по праву признанное одним из самых красивых в Европе.

Цирк с конями

Все члены семьи Чинизелли-Гинне были связаны с искусством конного цирка. Лошади оставались главными героями циркового представления той эпохи, а жонглеры, канатоходцы, гимнасты и фокусники ассоциировались скорее с ярмарочным балаганом. Гаэтано Чинизелли в молодости славился как конный акробат, а также наездник и укротитель коней, носивший титул почетного шталмейстера итальянского короля Виктора-Эммануила II. Вильгельмина Чинизелли-Гинне, которая возглавила труппу после смерти мужа, тоже сделала карьеру наездницы. Дети Чинизелли пошли по стопам родителей. При этом лошади напрямую соединяли циркачей с гвардией и высшим светом, и цирк в России развивался благодаря поддержке аристократии. Что подтверждает судьба дочери Чинизелли: наездница Эмма стала женой барона Штакельберга, и это не единичный случай. Цирк был не развлечением для детей или простонародья, а практически офицерским клубом, местом для взрослых. Как писал в газете «Северная пчела» литератор Фаддей Булгарин, нет более интересного зрелища, чем «прелестная и ловкая женщина на лихом коне».

1900—1914 гг. Фото: sp_17o3/pastvu.com. Strana.Ru
1900—1914 гг. Фото: sp_17o3/pastvu.com

Конные представления определили и внутреннее устройство цирка. Классический размер арены — 13 метров в диаметре — обусловлен тем, что на таком расстоянии можно из центральной ее точки управлять лошадью, бегущей по кругу. Арену цирка Чинизелли накрывал купол новаторской конструкции: имея в диаметре без малого 50 метров, он обходился без внутренних опор, что расширяло пространство и давало простор для организации представления. Этот купол в виде опрокинутой чаши сделал возможным развитие жанров, без которых мы уже не представляем себе современный цирк: например, без него не было бы воздушных гимнастов.

Зрительный зал цирка Чинизелли вмещал 5 тысяч человек и был четко разделен сословно. «Чистая» публика имела свой парадный вход, занимала первый ярус зрительного зала и ложи, а для простой публики предлагались дешевые места второго яруса за барьером и стоячие места на галерке. Для самых высоких гостей предназначалась царская ложа, как в императорских театрах.

Часть здания занимала большая квартира семьи Чинизелли. Остальные закулисные помещения были весьма скромными, но конюшню на 150 лошадей содержали в роскоши и образцовом порядке. Стойла сияли чистотой, конюхи в униформе предлагали гостям морковку на серебряных блюдах в качестве угощения для лошадей, асфальтовые полы были устланы коврами. «Светскую» часть конюшни отделали мрамором, украсили зеркалами и фонтанами. Гвардейские офицеры обязательно приезжали сюда по субботам, и в тот же день в цирке дефилировали самые модные столичные красавицы. У Чинизелли устраивали вечеринки, одно время тут даже встречались царскосельские лицеисты, празднующие Лицейский день.

От Гаэтано до Чипионе

Что касается представлений, то цирк Чинизелли был открыт для новых жанров. В 1892 году на его арене давали «Водную феерию», превратившую манеж в бассейн с фонтанами, причем в водных аттракционах участвовали те же лошади, олени и слоны. Важнейшее нововведение — с 1894 года в цирке были разрешены выступления борцов. На это именно требовалось высочайшее разрешение, так как моднейший вид спорта считался опасным, излишне разжигающим страсти. Поначалу выступления борцов ограничили «демонстрацией силовых приемов», а через десять лет у Чинизелли уже устраивали «международный чемпионат» по французской борьбе.

1910—1914 гг. Фото: sp_17o3/pastvu.com. Strana.Ru
1910—1914 гг. Фото: sp_17o3/pastvu.com

Это время знатоки считают упадком цирка как такового. При последнем дореволюционном директоре, которым стал второй сын Гаэтано — Сципионе (чаще его называли Чипионе), новейшие развлечения почти вытеснили классическое цирковое искусство. У Чинизелли теперь шли показы кинокомедий Макса Линдера, играли румынские оркестры, звучало аргентинское танго (еще одна мания времени) и гастролировали скандальные танцовщицы вроде парижанки Клео де Мерод.

История цирковой династии Чинизелли закончилась в 1918 году, когда цирк национализировали, и Сципионе уехал в эмиграцию. По слухам, он голодал в Берлине, а дальше его следы затерялись. На Васильевском острове, на Смоленском лютеранском кладбище, остались могилы Гаэтано и Вильгельмины Чинизелли, их малолетних внучек Эммы, Анны и Доры, а также сестры Вильгельмины — Франциски Думос. К счастью, надгробия сохранились. Недавно их отреставрировали и признали объектами культурного наследия.

Госцирк и реконструкции

В новую эпоху имя Чинизелли у цирка отобрали — надпись на фасаде заменили на абстрактное «Госцирк», потом «Ленинградский госцирк». Изменили и внутреннее устройство здания: уничтожили сословное разделение зала, в царскую ложу посадили оркестр, убрали кариатид из фойе. В 1950-х произошла капитальная реконструкция, вообще уничтожившая все «лишнее», то есть весь декор фасадов. Символично, что лишними оказались и три статуи муз — Эвтерпа, Мельпомена, Эрато перед окнами на лицевом фасаде, и композиция «Искусство» над аттиком.

1958 год. Фото: SteelRatTV/pastvu.com. Strana.Ru
1958 год. Фото: SteelRatTV/pastvu.com

В самом конце XX века цирк на Фонтанке, вполне действующий, уже воспринимался скорее как музейное явление, чем как нечто живое. К тому же изменились ожидания публики: даже дети редко идут в цирк только для того, чтобы, условно говоря, посмотреть на жонглеров и дрессированных зверей. Звери чаще вызывают сочувствие, а для возрождения цирка необходимы новые формы, новые технологии и новый взгляд на цирковые традиции. Именно так собирается работать новый худрук цирка на Фонтанке — великий клоун Слава Полунин.

Одно большое дело уже сделано: здание цирка воссоздано таким, каким оно было задумано архитектором. Восстановлен шестиметровый стальной шпиль над куполом, сам уникальный купол реконструирован, при этом технически преобразован, как и все технические элементы цирковых конструкций. Теперь купол стал двойным: над восстановленной изначальной конструкцией возведена вторая, с большим запасом прочности, что позволяет использовать современное цирковое оборудование. До реконструкции это было проблемой — многие гастролеры просто не могли выступать на петербургском манеже.

Фото: Светлана Колобова / Фотобанк Лори. Strana.Ru
Фото: Светлана Колобова / Фотобанк Лори

Царская ложа снова стала если не «царской», то ложей для зрителей. Оркестр занял свое место над форгангом (это занавес, отделяющий кулисы от сцены). Оборудованы места для людей с ограниченными возможностями и лифты, расширены проходы в зрительном зале. Красота и комфорт в цирк вернулись, имя Чинизелли снова появилось на фасаде. Вернулись и музы, и искусство — как минимум в виде скульптур на фасаде. Полунин обещает, что в цирк снова придут самые талантливые мировые клоуны, а представления раздвинут привычные границы жанров.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100