Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Монпарнас по-московски

Кирпичный дом Перцова на Пречистенской набережной в Москве привлекает внимание с первого взгляда. Его лубочность невозможно не заметить, а его сказочность — не оценить.

Этот сказочный дом в его нынешнем облике был отстроен в начале XX века, хотя вполне мог быть сооружен столетием позже, когда башенки и прочие штучки стали называть новомосковским стилем, а модернистский лубок начал превалировать в архитектуре. Но история, как известно, повторяется. А может быть, этот элемент градостроительной закольцованности и есть следующий шаг спирали жизни большого города.

Конец XIX — начало XX века — период расцвета культуры и искусства, бум творчества. Писатели и художники, поэты и музыканты создают произведения, которые попадут в золотой фонд российской культуры. Всеобщей моде на прекрасное поддаются даже люди по существу своему приземленные. Приобщенность к миру прекрасного — тренд и мода. Время, когда будут быстро и бездушно штамповать типовые решения, наступит еще не скоро, пока же повсюду время креатива. Так один за другим на Пречистенской набережной появляются два дома — «Дом-ларец» и «Дом-сказка». Хозяева будто соревнуются друг с другом в необычности и вычурности.

Доходный жилой дом З.А. Перцевой. 1911–1912 гг. Фото: seakonst/pastvu.com. Strana.Ru
Доходный жилой дом З.А. Перцевой. 1911–1912 гг. Фото: seakonst/pastvu.com

«Дом-ларец» появился первым. Инициатором его создания стал коллекционер картин и меценат Иван Цветков. Он менял архитекторов, стремясь к идеалу, и остановился на Викторе Васнецове, который стал разработчиком эскизов дома. Именно картинки руки Васнецова легли в основу того, что стало впоследствии «Домом-ларцом», предназначенным для демонстрации коллекции полотен русских живописцев. Гости Цветкова восхищались великолепным видом, открывающимся из окон особняка на Москву-реку, на стрелку, его одновременными нежностью и широтой.

Цветков откроет двери своего дома для посещений лишь в 1907 году, но еще на этапе строительства в ноябре 1902 году Цветкова посетил его друг, некто Петр Николаевич Перцов, инженер путей сообщения и одновременно состоятельный господин, который загорелся построить для себя нечто похожее. Цветков взялся ему помочь. В итоге был выбран расположенный неподалеку угловой участок с мрачным трехэтажным кирпичным зданием, выкуплен у старого хозяина за 70 тысяч рублей и оформлен на супругу Перцова — Зинаиду.

Скорее всего, именно потому до сих пор есть разночтения в названии дома. На фасадной табличке памятник архитектуры указан как «Доходный жилой дом З.А. Перцевой», однако в обиходе его называют «Домом Перцова» или (по причине различных написаний фамилии Перцова/Перцева), что еще чаще, «Домом Перцевой».

Для сохранения единства панорамы набережной Цветков настоял, чтобы дом Перцовой был выстроен также в русском стиле, и владелец согласился. Зимой 1905–1906 годов Перцов решил приступить к составлению проекта для перестройки дома с расчетом начать его постройку с весны. В начале 1906 года состоялся закрытый конкурс на разработку проекта, в котором участвовали лучшие их лучших — В.Д. Поленов, В.И. Суриков, А.М. Васнецов (брат Виктора Васнецова) и другие известные авторы. Выбор заказчика пал на проект, занявший второе место, разработчиком которого был С.В. Малютин. Противоречия тут никакого нет, поскольку по условиям конкурса заказчик имел право выбрать любой понравившийся проект из получивших призовые места. К тому времени Малютин уже был достаточно известен благодаря популярным иллюстрациям к произведениям Пушкина, работой в художественных мастерских княгини Тенишевой и, самое главное, как автор росписи первой русской матрешки.

Забавно другое: особняк построен хоть и по проекту Малютина, но не по тому, что был выставлен на конкурсе, а по другому, который в соревновании не участвовал вовсе из-за отклонения от условий конкурса.

Работа закипела. Затея Перцова заключалась не в строительстве с нуля, а в реконструкции уже имевшейся постройки, в преобразовании пространства. Спустя 11 месяцев благодаря усилиям архитекторов Н. Жукова и Б. Шнауберта на углу Соймоновского проезда и Пречистенской набережной имевшееся старое мрачное трехэтажное здание с небольшими окнами было надстроено четвертым этажом с большими окнами.

Доходный жилой дом З.А. Перцевой. Вид с Курсового переулка. 1913–1920 гг. Фото: Dodi/pastvu.com. Strana.Ru
Доходный жилой дом З.А. Перцевой. Вид с Курсового переулка. 1913–1920 гг. Фото: Dodi/pastvu.com

Рядом, если смотреть с набережной, к нему пристроили четырехэтажный особняк, а со стороны Курсового переулка — еще один корпус с интересным угловым подъездом. Острый угол к переулку стал для разработки проблемным участком. Чтобы лучше представлять общую компоновку отдельных частей здания, Малютин вылепил модель дома из глины.

Малютин смог реализовать пожелания Перцова, загоревшегося желанием получить дом, вобравший в себя многообразие русской культуры. Весь комплекс зданий являлся сложно организованной постройкой, фактически целым собранием домов, которое помимо квартир, предназначенных как для проживания хозяев, так и для сдачи внаем, включило в себя также мастерские художников на мансарде.

Здание занимает почти целый квартал и являет собой разнообразное нагромождение форм и даже стилей. Кто-то наверняка назовет его «курятником», ведь башенки, окошки и балконы будто лепятся один к другому, однако среди современников к особняку очень быстро прилепилось название «Дом-сказка». А раз сказка — значит, возможно все!

Решением проблемы визуальной скучности многоквартирного дома стала асимметрия расположения структурных элементов, которая внесла в облик здания разнообразие. В оформлении четко просматриваются мотивы древнерусского декора еще из языческих времен и сказочные сюжеты, которые тут же сменяются западноевропейскими и даже восточными элементами. Отделка фасадов изобилует не только архитектурными излишествами, но и керамическими мозаичными панно с изображениями птиц, рыб, змей, солнца, картиной встречи медведя и быка. Над входной дверью и вовсе изображена женщина-птица сирин. Подбалконные ниши украшены самыми разными волшебными существами и растительными орнаментами, а кронштейны самих балконов — полудраконы-полузмеи. На коньке крыши установлена шикарная золоченая решетка со львами, а на зеленой башне — петух, покрытый сусальным золотом. Даже трубы были выполнены в виде застывших на крыше изысканных сов. А наиболее известный элемент здания — балкон с названием «Беседа царицы», завершал позолоченный купол.

И все это великолепие создавалось в непосредственной близости от храма Христа Спасителя. Вероятно, во времена постройки дома церковь была более толерантна к мирским проявлениям вокруг себя. В наше время дракончиков, подпирающих балконы, запросто могла бы постигнуть судьба, подобная барельефу Мефистофеля в Санкт-Петербурге.

Впрочем, даже такая, казалось бы, дикая эклектика не нарушает безусловного пластического единства замысла в целом. Помимо всего прочего, Малютину удалось избежать точных архитектурных цитат, а смешивая архитектуру и прикладное искусство, найти волшебство гармонии. Считается, что Москва — родина неорусского стиля в архитектуре. Парадоксально, что в ней самой имеются лишь единичные примеры его воплощения в таком типе здания, как доходный дом. В архитектуре дома Перцова перемешаны модерн и русский стиль. Сейчас это называют короче — «русским модерном».

Наиболее пафосный фасад, выходящий на Пречистенскую набережную, был характерен для здания с дорогими квартирами. Эта часть дома предназначалась для проживания самих Перцовых. Подвальное помещение чуть позже было отведено для игр пятерых хозяйских детей. Тыльная сторона дома с окнами квартир попроще выглядела гораздо скромнее. По-другому и быть не могло — на то он и есть «доходный дом».

Резная арка столовой. 1905–1907 гг. Фото: Gasia/pastvu.com. Strana.Ru
Резная арка столовой. 1905–1907 гг. Фото: Gasia/pastvu.com

Малютин рисовал эскизы не только для архитекторов, но и для кустарей, создававших внутреннее убранство дома. Изначально интерьер также был задуман в едином стиле с большим количеством деревянной резьбы и росписи дверей, перил и парадной лестницы. Нашли себе место изразцовые печи, многочисленные витражи, спальни с нишами и курительные комнаты. Для отделки помещений нанимались нижегородские кустари, а керамический декор создавали студенты Строгановского училища из фирмы «Мурава». Здесь все должно было покорить самых взыскательных постояльцев. Даже водопроводные и канализационные коммуникации, а также электропроводка были спрятаны внутрь стен.

Надо сказать, Перцов лично очень строго отслеживал этапы работы, добиваясь, чтобы все его самые мельчайшие пожелания были выполнены. Все работы велись параллельно, через четыре месяца постройка самого здания была завершена, на зиму остались только штукатурные работы, укладка паркета и всевозможная покраска. С апреля квартиры были объявлены к сдаче, а в мае 1907 года в них въехали первые жильцы. Все работы были завершены в рекордный срок — за 11 месяцев.

По сей день остается загадка: почему на памятной доске «сказочного дома» датой основания стоит 1886 год? Можно предположить, что это дата постройки старого дома, на основе которого в 1905–1907 годах уже строился непосредственно «Дом-сказка».

Еще Перикл сказал: «Если вы не интересуетесь политикой, это еще не означает, что политика не интересуется вами». Перцов пошел в политику добровольно. Даже в 1905 году входил в Центральный комитет партии «Союз 17 октября» и баллотировался в 1-ю Государственную думу. Тогда же стал одним из хранителей ценностей расположенного поблизости храма Христа Спасителя. Спустя годы последствия этой активности Перцову аукнутся.

1906 год. Фото: ArchitectorS/pastvu.com. Strana.Ru
1906 год. Фото: ArchitectorS/pastvu.com

В 1908 году в жизни «Дома-сказки» наступила, пожалуй, самая известная страница жизни. Изначально дом предназначался для сдачи квартир в наем, однако арендная плата с постояльцев взималась весьма скромная, а потому хозяином куда больше ценилось другое — талант и творческая активность гостей. В «Доме-сказке» постоянно жили художники и артисты, в том числе артисты Московского художественного театра, один из которых, Никита Балиев, предложил в подвале, где некогда играли выросшие дети Перцова, устраивать мини-представления, междусобойчики или, как еще их называли, «капустники». Специально для устройства в подвале танцевального зала помещение было углублено почти на метр, а на полу положен дубовый паркет. Задумка была рассчитана не на публику, а напротив, на ее полное отсутствие. Публика не должна была видеть своих любимцев в будничной обстановке, но это не должно было быть и элитным предприятием для избранных. Так появился ставший знаменитым театр-кабаре «Летучая мышь». По известной легенде, свое название театр получил после того, как 29 февраля 1908 года из подвала Дома Перцевой выпорхнула летучая мышь, которая стала его эмблемой, пародируя мхатовскую чайку на занавесе.

Вот строки из гимна театра:

Кружась летучей мышью
Среди ночных огней,
Узор мы пестрый вышьем
На фоне тусклых дней.

Однако весеннее наводнение 1908 года затопило почти все московские подвалы. Не стал исключением и подвал «Дома-сказки». Спектакли пришлось отложить. В результате официальное открытие театра состоялось лишь 18 октября 1908 года пародией на премьерный, состоявшийся несколькими днями раньше, спектакль Художественного театра «Синяя птица». Птицу разыскивали не кто иной, как Константин Станиславский и Владимир Немирович-Данченко.

Неформальная творческая атмосфера располагала к дурачеству. Закрытые представления происходили по ночам после окончания спектаклей в обычных театрах. Но как бы ни реагировали посетители на неоднозначные представления, в театре-кабаре действовало единое для всех правило — не обижаться. Многие мхатовские знаменитости именно здесь пробовали себя в неожиданных для себя амплуа. Именно в этом подвале Немирович-Данченко дирижировал любительским оркестром, а Станиславский показывал фокусы. Здесь выступал с романсами Александр Вертинский, сюда захаживал писатель Антон Чехов.

Кабаре «Летучая мышь» просуществовало с 1908 по 1910 год. Впрочем, из подвала на Пречистенской набережной театр съехал в 1909 году. А еще годом позже с эмиграцией Балиева московская история «Летучей мыши» закончилось окончательно.

Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Между тем богемная жизнь в доме на Пречистенской набережной продолжалась, за что в 1910-х годах прошлого века верхние этажи здания любовно называли «московским Монпарнасом». Там жили и работали живописец Павел Соколов-Скаля, писатель Александр Куприн и другие творческие люди. Именно там Натан Альтман написал первый портрет Ленина, показанный за границей. Именно «Дом-сказка» упомянут в рассказе «Чистый понедельник» будущего нобелевского лауреата И. Бунина. Писатель поселил в Дом Перцовой главную героиню. Бунин пишет: «В доме против храма Спасителя она снимала ради вида на Москву угловую квартиру на пятом этаже, всего две комнаты, но просторные и хорошо обставленные». И еще: «В комнате пахло цветами, и она соединялась для меня с их запахом; за одним окном низко лежала вдали огромная картина заречной снежно-сизой Москвы; в другое, левее, была видна часть Кремля, напротив, как-то не в меру близко, белела слишком новая громада Христа Спасителя, в золотом куполе которого синеватыми пятнами отражались галки, вечно вившиеся вокруг него...».

В общей сложности Петр Николаевич Перцов прожил в «Доме-сказке» полтора десятка лет. После Октябрьской революции у здания сменился хозяин. Вернее, дом обрел нового и весьма влиятельного постояльца. Именно его облюбовал нарком по иностранным делам РСФСР всесильный Лев Троцкий. Сначала он вселился в бывшую квартиру известного чудака по фамилии Поздняков, но позже перебрался в квартиру самих Перцовых, представлявшую из себя особняк в 4 этажа, где и прожил вплоть до эмиграции за пределы Советской России в 1929 году.

Что касается самого П. Перцова, можно сказать, что революционные события обошли его стороной. Он лишился дома, но не жизни, прожив еще тринадцать лет. Похоронив жену, попрощавшись с эмигрировавшими детьми, он не последовал за ними, не считая возможным покинуть свою любимую Россию. Между тем его деятельность в качестве одного из хранителей ценностей храма Христа Спасителя, а также активная защита церкви от нападок новой власти, довела его до опалы. В 1922 году он становится обвиняемым во втором процессе «церковников». Результат — приговор, пять лет тюрьмы. Однако уже в следующем году часть осужденных были освобождены. Среди них оказался и Перцов. Но вернуться в родной дом ему уже не было суждено никогда.

Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец / Strana.ru

С 1939 года в доме находилась мастерская художника Роберта Фалька. Вплоть до середины 1970-х годов дом оставался жилым, и лишь потом перешел во владение МИД России. Сейчас там находится одно из подразделений министерства по обслуживанию дипломатического корпуса. Специфика нынешних хозяев здания накладывает ограничения на посещения внутренних помещений, но никто не запретит любоваться «Домом-сказкой» с улицы. И тут надо отдать должное дипломатам, они не испортили фасад кондиционерами, что в наше время тоже не мало.

Особняк на Пречистенской набережной со сказочным обликом всегда рождал легенды. В 70–80-х годах прошлого века невзрачная нижняя часть фасада и пыльная паутина на окнах создавали дополнительный барьер: что там за скорлупой грязи и забвения? Взрослые рассказывали про Троцкого, а местные детишки отчего-то считали, что там синагога. Что это — никто не знал, но слово звучало непонятно, а оттого страшно. Ну а Троцкий и синагога в одном флаконе — страшно вдвойне. Однако от лета к лету страшилки забывались под натиском романтики, когда на смену короткой летней ночи подступал рассвет, керамика на фасаде запотевала утренней поволокой влаги, а над Москвой рекой и стрелкой поднимался томный утренний туман. Влюбленные спускались с Гоголевского бульвара, чтобы под стенами «Дома-сказки» встретить рассвет с видом на башни древнего Кремля. Таким Дом Перцова встретил и наш век, сохранив свой сказочный дух и облик.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100