Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Шефский дом

Есть в Москве здания, которые каким-то загадочным образом впитывают в себя историю, будто нанизывая свою жизнь на ее события. И вот уже роль человека, когда-то воздвигнувшего дом, почти ничто, ведь тот начинает жить своей собственной жизнью. Одно из таких зданий находится в Москве по адресу: Комсомольский проспект, дом 13.

В самом начале XVIII века государем-императором Петром I в Москве была основана Казенная мануфактура. Под мануфактуру выделили землю в нынешнем районе Москвы Хамовники. Именно это место под тряпичные дела было выбрано, вероятнее всего, неспроста. Здесь издревле обитало много ткацких мастеров. Не просто же так появилось само название «Хамовники».

Происхождение слова «хамовники» изучено не до конца: одни исследователи связывают его с финским словом «hame», («юбка»), заимствованным из германского и готского «hamr» — «одевать», другие — с древнерусским словом «хам» («полотно»), встречающимся с древних времен в русских текстах. В любом случае, в XVII веке слово «хамовник» вопросов не вызывало, хамовник — это был ткач. В 1624 году на место нынешних Хамовников из Твери перевели Тверскую Константиновскую хамовную слободу дворцовых ткачей, в результате чего вся окружающая местность получила название «Хамовники».

Москва. Хамовники. План столичного города, снятый в 1859 году. Фото: etomesto.ru. Strana.Ru
Москва. Хамовники. План столичного города, снятый в 1859 году. Фото: etomesto.ru

В 1718 году землями, отведенными под мануфактуру, стали конфискованные владения опального боярина А.Ф. Лопухина, дяди царицы Евдокии, первой жены Петра I. Территория простиралась до Москвы-реки с увеселительными фасадами. Попасть сюда можно было по главной оси Хамовников — древней смоленской дороге, идущей во Владимир, вдоль которой сформировалась улица, носившая название Чудовка (ныне наиболее ближняя к Садовому кольцу часть Комсомольского проспекта).

За символические деньги Петр I передал фабрику компании купцов. Они получили от царя всевозможные льготы (возможность не служить в армии, торговать первые пять лет беспошлинно, отсутствие от постойной повинности) и выбрали из своей среды директором фабрики некоего Ивана Павловича Тамеса. Этот то ли голландец, то ли обрусевший англичанин по имени Джон Томас поселился неподалеку в палатах бывшего хозяина этих мест, а уже к 1725 году постепенно стал единоличным владельцем фабрики. Во владение Тамесу отошло не только само здание, но и вся усадьба, включавшая фабричные постройки, а также сад со скульптурой и прудами.

В 1728 году уже при Петре II Лопухины были реабилитированы, а около 1730 года, когда Тамеса уже не было в живых, усадьбу на какое-то время даже изъяли в пользу наследников Лопухина, но вскоре владение вновь вернулось Тамесам.

На тот момент здание являло собой одноэтажные деревянные палаты, устроенные на мощных каменных погребах вместо фундамента и с симпатичным залом в мезонинном этаже. Первые полвека владения домом Тамесом он не перестраивался. Однако в 1770–1780 годах по проекту архитектора П. Гейдена прямо поверх подклетного этажа (тех самых исторических погребов) начал возводиться жилой дом в стиле ампира и раннего классицизма.

Центром парадного фасада стал глубокий четырехколонный ионический портик, имеющий два пандуса для въезда экипажей, с чуть обозначенным ризалитом. Стены фасада украсили характерные специфические выступы и, напротив, плоские ниши, которые, сохраняя единую стилистику, были подчеркнуты белым и желтым цветом, переходящим в красно-охристый.

Расширение окон произошло позже. Примерно тогда же во фризе проделали окна третьего этажа. Это испортило пропорции изначально гармоничного проекта, но именно в таком виде (по крайней мере, внешне) дом дошел до наших дней.

Шефский дом. 1913-14 годы. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Шефский дом. 1913-14 годы. Фото: pastvu.com

Передавая мануфактуру компании купцов, Петр очень надеялся, что частное управление окажется эффективным. При жизни Тамеса так оно и было. Однако спустя время, к концу XVIII века, производство разорилось, и в 1802 году было продано в казну.

Несколькими годами раньше, в 1797 году, Павел I принял решение о ликвидации постойной повинности, когда более богатые горожане строили для проживания служивых отдельные дома, а вот бедняки были вынуждены терпеть присутствие военных у себя. По замыслу государя-императора, съемное жилье для военных должно было уйти в прошлое и издал указ о необходимости устройства в Москве казарм.

В реальности строительство казарм началось лишь 10 лет спустя в 1807 году и как раз на территории бывшей Хамовнической полотняной мануфактуры. После завершения строительства дом Тамеса был куплен для расквартирования в нем офицеров и шефа полка, и с этого момента стал называться не иначе как Шефским, поскольку помимо командира у частей и подразделений бывали и так называемые шефы (по-современному — кураторы) — крупные сановники, а то и члены императорской семьи.

Проект комплекса зданий казарм и других зданий военного ведомства был разработан петербургским архитектором итальянского происхождения Л.И. Руском, а самим строительством руководили архитекторы М.М. Казаков (сын М.Ф. Казакова) и И.Т. Таманский, которые, включив дом Тамеса в общий ансамбль, позаботились о едином стиле всего комплекса. Все тот же классицизм, портики, каре, пандусы и, разумеется, единая бело-охристая цветовая гамма.

Здесь же рядом устроили обширный плац, позади Шефского дома построили здание гауптвахты и манеж. В общем, как говорится, для полноценной полнокровной офицерской жизни теперь все имелось в наличии.

Хамовнические казармы. 1904 год. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Хамовнические казармы. 1904 год. Фото: pastvu.com

С завидной периодичностью в этих местах стала вершиться история. Летом 1812 года в непосредственной близости от Шефского дома в Хамовнических казармах формировались отряды Московского народного ополчения. И напротив после вступления в Москву Наполеона здесь была размещена часть вражеской армии. В пожарный 1812 год шефский дом и окружающие постройки выстояли, а после отступления французов именно в казармах содержали лиц, задержанных по подозрению в поджогах.

1817–1818 годы прославили Шефский дом еще и другим: здесь проходили совещания офицеров гвардейских полков, прибывших в Москву для участия в церемониях открытия памятника Минину и Пожарскому и закладки храма Христа Спасителя. Именно в нем проходили встречи будущих декабристов, многие из которых были офицерами, здесь же и жившими. В квартире обер-квартирмейстера А.Н. Муравьева — начальника штаба сводного гвардейского отряда — собирались будущие декабристы И.Д. Якушкин, М.А. Фонвизин, С.И. и М.И. Муравьевы-Апостолы, М.С. Лунин, Ф.П. Шаховской и другие. В Шефском доме сформировался один из первых декабристских союзов — «Военное общество», а затем фактически на его основе (но уже в Санкт-Петербурге) и «Союз благоденствия».

Рядовой 3-го Сумского Драгунского полка. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Рядовой 3-го Сумского Драгунского полка. Фото: pastvu.com

Наверняка все помнят пушкинские строки из «Евгения Онегина»: «Меланхолический Якушкин, казалось, молча обнажал цареубийственный кинжал». Именно в стенах Шефского дома Иван Якушкин во время тайного заседания вызвался совершить покушение на Александра I.

В 1918 году Хамовнический плац ожидаемо поменял свое историческое имя, став Красноармейской площадью. Тогда же на ней решили поставить бюст декабриста Пестеля, но планам помешала непогода. Бюст появился в здании рядом, а именно… в фойе Шефского дома. Впрочем, через несколько лет бюст бесследно исчез.

В 1925 году Хамовнические казармы были переименованы во Фрунзенские.

Летом 1941 года с Хамовнического плаца уходила защищать столицу 5-я дивизия народного ополчения. А уже после войны в манеже, что прямо позади Шефского дома, готовился к параду Победы маршал Жуков. После войны именно в этом манеже разместился Центральный спортивный клуб Армии, в честь которого футбольную команду до сих пор в обиходе зовут «конями».

Комсомольский проспект появился в 1958 году, пройдя как раз по тому месту, где когда-то был плац. Расстояние от дома до дома и излом Комсомольского проспекта (неподалеку от Шефского дома) показывает его былую площадь.

Спустя два года постановлением Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года №1327 здание по адресу: Москва, Комсомольский проспект, 13, было объявлено памятником архитектуры XVIII века («Шефский дом») и принято под государственную охрану. 28 августа 1970 года решением Мосгорисполкома жилой дом №13 по Комсомольскому проспекту перестал быть жилым и был передан под служебные цели Союзу писателей РСФСР. Именно этот крутой поворот в истории дома спустя 20 с лишним лет придаст ему совершенно новый, прославивший это место неформальный статус.

Рассказывают, что в подвалах здания в годы холодной войны был устроен потайной вход в подземный тоннель с бункером и секретной веткой метро, который круглосуточно охраняли чекисты. Но эти рассказы так и остались неподтвержденными легендами.

В наши дни помимо собственно Шефского дома с середины XX века по нечетной стороне ансамбль Хамовнических казарм практически не просматривается, будучи скрытым первой линией современных домов. В глубине сохранились здания манежа и гауптвахты (Комсомольский проспект, дома 17а и 19а соответственно). Зато по четной стороне проспекта имеются в наличии три корпуса казарм (дома 18–22), здание технических служб и конюшни (дом 24) и пожарно-полицейским дом (дом 16).

Пожарно-полицейский дом. Фото: Наталия Судец/Strana.ru. Strana.Ru
Пожарно-полицейский дом. Фото: Наталия Судец/Strana.ru

Между тем Постановлением Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 года № 30021 отнесено к недвижимым памятникам истории и культуры федерального (общероссийского) значения. Чуть раньше, в сентябре, произошел раскол в Союзе писателей СССР. С этого момента основанная годом раньше писателем и журналистом Александром Прохановым газета «День» (предтеча еженедельника «Завтра») сменила подзаголовок на тот, под которым она и получила популярность: «Газета духовной оппозиции».

Редколлегия обосновалась в здании Союза писателей РСФСР, а Комсомольский, 13 с этого момента на долгое время становится символом противостояния в обществе. Сначала в большей степени противостояния литературного, потом социально-политического и даже мировоззренческого. Как писал сам Проханов: «Мы затевали нашу газету во времена, когда жизнь в стране напоминала потоп. Когда разверзлись хляби небесные, и с неба хлынули страшные бесконечные дожди, заливая великие советские пространства». И дальше… «Газета в ту пору чем-то напоминала русский монастырь времен нашествия. Когда по русским землям мчалась татарская конница, пылали посады, горели города, угонялись в полон крестьяне и ремесленники, когда множество удельных князей изменяло своему прапору и шло на поклон к захватчикам, — в монастыри стекались погорельцы и беженцы, приходили иконописцы, в монастырях писались книги, в них оставался нетронутым благоуханный русский язык».

Почвенники и западники, патриоты и так называемые либералы — два писательских гнезда — Комсомольский проспект, 13, и ул. Большая Никитская, 53 (Центральный дом литераторов), стали непримиримыми антагонистами, готовыми в буквальном смысле слова душить и стрелять друг в друга. Перефразируя слова Владимира Маяковского: они к штыку приравняли перо.

Шефский дом. Фото: Наталия Судец/Strana.ru. Strana.Ru
Шефский дом. Фото: Наталия Судец/Strana.ru

Даже в наши дни, спустя четверть века, мир так и не достигнут: слишком многое разрушено и безвозвратно утеряно, слишком многое утрачено, слишком многое разделяет тех, кто когда-то по праву считался умом и совестью великой страны.

Нулевые годы века XXI стали временем имущественного противостояния писательского сообщества и московских властей. Взаимные обвинения друг друга в неспособности и неготовности содержать историческое здание на Комсомольском, 13, привели к тому, что город потерял право распоряжаться постройкой, а владельцем Шефского дома стали федеральные власти. Впрочем, на состоянии здания смена собственника никак не отразилась. Более того, в 2011 году Департамент культурного наследия зафиксировал «удовлетворительное состояние объекта», однако уже спустя три года, в 2014 году, парадоксальным образом установил необходимость проведения ремонтно-реставрационных работ, противоаварийных работ и работ по приспособлению использования объекта в современных условиях.

Звучит грозно, но Союз писателей имеет противоположное мнение, утверждая, что в капитальном ремонте здание не нуждается, и предлагая ограничиться косметикой. Валерий Ганичев, председатель правления Союза писателей России сетует: «Мы заняты державными делами, нам некогда иногда заниматься своими собственными». Писателей понять можно: вероятность того, что после завершения ремонта они сюда не вернутся, слишком велика. Больно уже лакомое место. А рейдерство — тема нынче модная.

Объективную картину представить себе сложно. Скорее всего, правда где-то посередине. Ремонт нужен, но что будет дальше — вопрос. Пока же писательская мекка по адресу Комсомольский, 13, сохранилась. Союз писателей России, а также Книжный клуб и книжная лавка Союза писателей России квартируются там и по сей день. И что бы там ни было дальше, главное — это сохранение уникального дома, нанизавшего свою собственную жизнь на историю государства российского последних веков.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100