Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Ростокинский колосс

Одной из самых сложных и самых дорогостоящих построек времен Екатерины II в Москве был Ростокинский акведук — первый московский водопровод, который положил начало развитию северо-восточных земель Подмосковья.

Проспект Мира — одна из крупнейших и наиболее оживленных магистралей столицы. Начинаясь из центра, фактически от Лубянки и Сухаревской, он проходит через весь город, направляясь дальше в сторону древнего Ярославля. Позади остаются переулки Сретенки, а впереди путешественника ждут древние церкви и монастыри Сергиева Посада и Переславля Залесского. Но что же посередине? Неужели ничего? А вот и нет! Когда едешь по проспекту Мира из города в область, в районе метро «ВДНХ» сразу после пересечения с улицей Касаткина стоит посмотреть направо. Там, за современными многоэтажками вдруг возникает сооружение, пришедшее к нам из других времен. Сложенный из белого камня мост высится своими гигантскими арками над долиной Яузы. Это Ростокинский акведук — единственная сохранившаяся ныне часть знаменитого Мытищинского водопровода.

Ростокинский акведук. 1890 год. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Ростокинский акведук. 1890 год. Фото: pastvu.com

200 лет назад Москва не была столицей Российской империи. Между тем амбиции потерявшего столичный статус города никогда не пропадали. Кроме всего прочего, Москва уже тогда была достаточно крупным промышленным центром. И уже тогда качество воды вызывало серьезные нарекания. Ну, еще бы: отработанная вода с заводов, а также бытовые отходы горожан сливались в речки или прямо на мостовую. В итоге московские реки, из которых бралась вода для питья, оказались в ужасном состоянии. Некоторые фактически засорились, образуя мутные зловонные заводи.

Кризис отсутствия чистой воды стал совсем уж очевиден, когда в 1771 году в Москве случилась эпидемия чумы, пришедшая на русскую землю из причерноморья. В ходе русско-турецкой войны наши войска вступили в Молдавию, где чума уже тогда чувствовала себя как дома. Сложно сказать, было ли распространение чумы на север случайностью или спровоцированной диверсией. Важно то, что, по свидетельствам современников, «мор распространялся как пламя, гонимое ветром». В августе 1770 года «черная смерть» пришла в Брянск, а там уже и до Москвы было рукой подать. Первые случаи заболевания чумой в Москве были зафиксированы в военном госпитале, где из 27 пораженных какой-то непонятной лихорадкой в живых осталось только пятеро. Опытные военные врачи пытались превентивно принять меры, но в ответ были обвинены в паникерстве. Скоро смертельная угроза стала очевидной даже для самых отъявленных скептиков. Вспышка болезни случилась на Большом суконном дворе на Софийской набережной. Традиционно понадеявшись на русское «авось», хозяева попытались скрыть мор, а умерших хоронили тайно, по ночам, карантин введен не был. В итоге доигрались: очень скоро чума выплеснулась в город. Началась паника. Фабричные люди в ужасе разбегались, разнося заразу по городу и окрестностям. Костры и колокольный набат, по мнению москвичей, «должны были» отвести от города беду. Над Москвой стоял черный дым. Ежедневно умирало более тысячи человек. Трупы убирать было некому, а потому улицы были завалены покойниками. Отчаявшись совладать с ситуацией, город покинул генерал-губернатор и другое руководство. Город остался без власти. Мор и мародерство спровоцировали чумной бунт. Лишь после прибытия по указанию Екатерины II 26 сентября 1771 года в Москву графа Григория Орлова с большим штатом лекарей и в сопровождении четырех полков лейб-гвардии ситуацию удалось взять под контроль. Но умерших было не вернуть. Число жертв эпидемии превысило 100 тысяч человек — почти половину тогдашнего населения Москвы.

Очевидно, что помимо повальной неграмотности и всеобщей бытовой антисанитарии одной из основных причин того, что произошло, было качество воды. И, как часто бывает в истории, именно большая беда подтолкнула власти к принятию важного стратегического решения — о сооружении водопровода. Впрочем, даже тут происходило все не так быстро. Только спустя несколько лет в 1777 году Екатерина II созвала в Москве специальную Комиссию по разработке нового законодательства страны. Среди так называемых «наказов москвичей» в списке поднимавшихся вопросов затрагивалась проблема водоснабжения города.

Насосная станция вблизи села Алексеевского. 1913 год. Фото: Пётр Павлов/pastvu.com. Strana.Ru
Насосная станция вблизи села Алексеевского. 1913 год. Фото: Пётр Павлов/pastvu.com

Но одно дело принять решение, другое — начать его реализовывать. Решить откуда брать воду — очевидно, исключительно царская прерогатива. Чья же еще? По расхожей легенде, императрица следовала в Троицкую лавру и по дороге остановилась в Мытищах. Ей очень понравилась местная ключевая вода, про которую рассказывали истории, будто ключи эти забили после того, как в землю ударила молния, открыв путь воде. Так было принято решение, что именно эта чудодейственная вода пойдет в Москву.

Работа началась 28 июля 1779 года, когда Екатерина II поручила генерал-поручику Фридриху Бауэру провести необходимые изыскания и разработать проект водопровода. В этом же году проект Мытищинского самотечного водопровода был подготовлен. Грандиозный по масштабам и сложности, он требовал огромных усилий и немалых финансов. Но тогда деньги особо не считали. И дело было даже не в здоровье нации, а в реноме власти. И уже совсем скоро, в 1780 году началось строительство первого в России водопровода — Мытищинского. Помимо гидротехника Бауэра, ведущую роль в строительстве играл полковник инженер Иван Герард.

Первая очередь строительства, как бы сказали сейчас, заключалась в сооружении того самого Ростокинского акведука, предназначенного для перевода водопроводных труб через овраги, ущелья и реки.

Заморское слово «акведук» буквально означает «проводящий воду», иначе — водопровод, некая труба или канал для снабжения населенных пунктов водой, включая фонтаны, водоемы, бани и прочее. Наиболее примечательная часть водовода (собственно акведук), которая прокладывалась над землей (оврагом, долиной, рекой, дорогой), устраивалась в виде арочного пролета. Подобные крупные гидротехнические сооружения первыми стали строить римляне.

Надо заметить, что работы в Москве сопровождались возмущениями жителей, земли которых изымались в пользу строительства. Но уже в 1783–1784 годах работы завершились. Фактически это был обычный водовод, хоть и построенный в виде моста через одну из водных артерий города Москвы — реку Яузу.

Помимо функциональности, разработчики постарались, чтобы сооружение радовало глаз. Мост сложен из известняка, имеет 21 арочный пролет, высоту до 15 м, длину 356 м. Для своего времени Ростокинский акведук был самым длинным и высоким в России каменным мостом. Неудивительно, что в 1785 году Екатерина II назвала его самой лучшей постройкой в Москве. Свое наименование акведук получил по названию села Ростокино, стоявшего на слиянии рек Яузы и Горянки. Слово «Ростокино» означает «разделение на два потока». Также мост назывался Алексеевским по имени близлежащего села Алексеевского (сейчас в тех местах находится станция метро «Алексеевская»).

Так была построена самая заметная часть водопровода — акведук. Но работы продолжались, среди которых мост-водопровод был всего лишь, что называется, вершком, видимой частью сооружения. А как же технически реализовали этот грандиозный проект? В водоносной долине Яузы cоорудили 43 обложенных кирпичом широких колодца, и уже из этих колодцев вода шла по гончарным трубам к подземной кирпичной галерее, по которой и текла дальше в Москву. Сегодня эти колодцы не сохранились.

Водоподъемные машины мытищинской насосной станции. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Водоподъемные машины мытищинской насосной станции. Фото: pastvu.com

Высота и ширина галереи составляли примерно один метр. Несмотря на прошедшие века, кирпичные своды дошли до наших дней и неплохо сохранились. Кроме обязательных акведуков, всего которых было пять (самый известный и единственный сохранившийся — Ростокинский), галерея имела смотровые колодцы, которые построили через каждые 20 метров. Колодцы имели технологический смысл и позволяли в случае необходимости устранять возникшую неисправность водовода, не перекапывая для этого тонны грунта.

Водопровод проходил мимо села Алексеевское, через Сокольническую рощу и Каланчевское поле, дважды пересекал русло реки Яузы. Один раз это было сделано с помощью чугунных труб, уложенных по дну реки, а во втором случае — как раз в районе села Ростокино, где был построен тот самый мост-акведук. Мытищинская вода «перетекала» Яузу по кирпичному лотку, выложенному свинцом и устроенному в верхней части акведука. Уже в Москве «на каждых ста саженях» (213 м) водопроводной галереи, стояли колодцы с Мытищинской водой. Вода доходила до района Сухаревской и Самотечной площадей. В конце водовода на Трубной площади чугунные трубы доставляли мытищинскую водичку к водоразборным колодцам на Неглинке. Но это для всех. Для избранных же, непосредственно в здания, вода поступала только туда, где власти беспокоились о санитарных условиях больше всего. Это, естественно, Кремлевский дворец, а также городские бани, тюрьмы, торговые ряды, больницы и театры. Для современников наличие водопровода было свидетельством необычайного прогресса и образованности нации.

Между тем мешающие грунтовые воды, традиционное российское воровство, а также война с Турцией, прервавшая работы на 9 лет, затянули процесс строительства на долгие четверть века. Весь проект обошелся в огромные по тем временам деньги — 1 миллион 648 тысяч рублей. Позже за потраченные средства Ростокинский акведук получил свое самое известное в народе название «Миллионный мост».

Вода из мытищинских ключей пришла в город 28 октября 1804 года. Сохранилась публикация в «Вестнике Европы», в котором, в частности, писалось: «…вода, добежав до Трубы, близ Рождественского монастыря, наполняет обширное водохранилище, для всех открытое, устроенное на возвышенном месте, помещенное в ротонде, имеющей три входа; ниспадая из него внутрь земли круглою трубою в виде гладкого столпа, к дальнейшей цели летит стрелою, и в разных местах поднимаясь на воздух, упадает в неисчерпаемые водоемы: здесь в виде кристального снопа, возникшего из груды камней; там, быстрыми ручьями, текущими из куска гранита; тут, в образе прозрачного намета, брошенного рукою случая на полуколонну. Наполнив водоемы, низливается по мере прилива в отверстия, устроенные наравне почти с краями их, и избыток дарит реке».

Интересно, что водопровод, длина которого составляла около 26 километров, был самотечным. Стоит иметь ввиду, что перепад уровней Москвы и Мытищ составлял всего несколько метров, а это означает, что угол наклона галереи был очень маленьким. Иными словами — вода текла без какого-либо механического воздействия, исключительно благодаря продуманному инженерами и воплощенному в жизнь замыслу. «Чем проще сооружение, тем долговечнее», — рассуждал Бауэр. Уклон был равномерным, но из-за рельефа высота опор сооружения (включая акведуки) доходила до 17 метров. Мытищинские воды бежали в Москву в объеме, обещанном Бауэром, который составлял 330 тысяч ведер воды в день или, чтобы было более понятно, с хорошей речной скоростью — не более полутора метров в секунду.

Алексеевское водоподъемное здание. Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Алексеевское водоподъемное здание. Фото: pastvu.com

Акведук перестал употребляться по своему прямому назначению в конце XIX века. В 1902 году он был отремонтирован, проложены два чугунных водовода диаметром 24 дюйма, по которым в Москву подавалась мытищинская вода. Позже, уже в советское время по нему проходила теплотрасса, сам мост постепенно ветшал и нуждался в реставрации. Акведук облюбовали скалолазы и любители граффити, отчего он пришел в еще более печальное состояние.

В 2004–2008 годах акведук был отреставрирован, демонтирована теплотрасса, сооружены перила и декоративная крыша, после чего мост стал пешеходным. Памятник побелили и подсветили, а вокруг был разбит парк с пешеходными дорожками, лавочками и клумбами, который протянулся с запада на восток, вдоль реки Яузы от проспекта Мира (1-й Ростокинский мост) почти до Ярославской железной дороги, в районе платформы Яуза. В конце 2013 года сквер, где расположен акведук, передали в управление парка «Сокольники».

Для посетителей вход на акведук бесплатный, но открыт проход только по выходным или праздничным дням. Несколько лет назад здесь был заложен первый камень будущего Музея воды. И это понятно. Посетители акведука могут заглянуть в специальные стеклянные окна, созданные много лет назад для наблюдений за текущей водой. Конечно, сейчас никакой воды там не видно, но именно здесь столетия назад проходило русло канала, соединяющего далекие тогда подмосковные Мытищи и центральные районы Москвы.

До недавнего времени помимо Ростокинского акведука в Москве существовало еще два его собрата: акведук через реку Яузу в районе слияния с рекой Работней к западу от Ярославского шоссе (был разрушен при реконструкции шоссе в период между 2003–2006 годами) и акведук через реку Ичку возле МКАД (его остатки разобраны чуть раньше в 1998 году).

Таким образом, сегодня Ростокинский колосс — единственная сохранившаяся часть такого масштабного проекта, как Мытищинский самотечный водопровод, и самый старый не перестраивавшийся мост Москвы.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100