Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Наедине с ураганом

Путешественник Федор Конюхов строит Ноев ковчег, учится управлять самолетом и готовится обогнуть Землю на воздушном шаре

— Вы поднимались на самые крутые вершины, пересекали океаны и пустыни, достигли всех полюсов, путешествовали на собаках и на верблюдах. Помог ли опыт исследования мира понять нашу загадочную страну?

— К своему стыду, я больше путешествую за границей, а не в России. Хотя не один раз пересекал нашу страну с востока на запад. В 1989 году я участвовал в советско-американском велопробеге от Находки до Санкт-Петербурга. А в 1991 году проехал с австралийцами от Владивостока до Бреста на внедорожниках «Мицубиси-Паджеро». Я увидел, как широки и разнообразны наши просторы, как прекрасны и гостеприимны люди. Хотя на Земном шаре нет некрасивых мест, нет дурных и нехороших людей, а есть только духовно обездоленные. Мы все созданы по Божьему образу и подобию. Приведу один пример. В 2011 году во время путешествия на яхте «Святая Виктория» я был в Сомали. Это очень красивая страна, там помидоры огромные, люди замечательные и пустыня цветет, как наша тундра. А вот политическая система, экономическая и военная превратили народ в бандитов. Наверное, вы слышали о жестоких сомалийских пиратах? Я даже с их президентом встречался только на нейтральной территории в соседней стране — в Джибути. Представьте, глава Сомали, сам бывший пират, не смог меня принять у себя, поскольку он не контролировал ситуацию! Я к чему это говорю? Мы должны беречь свою страну, чтобы у нас такого беспорядка и хаоса никогда не было. Не только в России, но и на всей Земле.

Федор Конюхов. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Федор Конюхов. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

— Что вы думаете о россиянах, которые работают в других странах или уезжают навсегда, найдя новый дом за границей?

— Я честно скажу, хотя, может, кого-то обижу. Ни одного русского эмигранта я не видел за границей счастливым. Ни одного. Возвращаются в Россию — и снова становятся счастливыми. Я это знаю по себе, я ведь подолгу жил в других странах. На Тайване, например, два года жил. В Париже два года жил, когда учился в Академии изящных искусств — я ведь профессиональный художник, у меня несколько тысяч картин. Подолгу жил в Швейцарии, в Австралии, в Америке. Первое время в новой стране, конечно, интересно, но потом начинаешь скучать. Лучше всего я чувствую себя дома. Все мои предки здесь похоронены. Мы, русские, должны жить на русской земле. И Россия для нас самое красивое место. Если взять, например, эфиопа, то для него самая красивая страна — Эфиопия. Я это знаю, потому что в Эфиопии прожил целый год. Меня там спрашивали: как вы можете у себя в стране жить, у вас же там холодно, сыро, солнца мало? А у нас, мол, рай, всегда жарко, мы два раза в год урожай собираем. Конечно, в некоторых регионах России урожай приходится собирать в экстремальных условиях. Но это наш урожай. Верно?

— Какие из ваших проектов, не связанных напрямую с экстремальными путешествиями, доступны для обычных людей?

— Я живу в Ярославской области возле Переславля-Залесского в Свято-Алексиевской пустыни. Вместе с женой мы задумали построить копию Ноева ковчега с вертолетной площадкой на крыше. Купили для этой цели 2 гектара земли прямо возле дороги. По замыслу матушки разработали с детьми сценарий представления о Всемирном потопе, плавании среди бушующих волн, о чудесном спасении. Мы хотим, чтобы вместе с людьми в спектакле играли звери. К нам поедут гости — взрослые, дети. В Ярославской области будет воплощен уникальный туристический проект. А в Москве на Садовнической улице, на территории своей художественной мастерской, я поставил часовню в память о погибших моряках и путешественниках. Там молятся за всех плавающих, летающих, штурмующих высоты. Там батюшка Алексей крестил моего младшего сына Николая. Вокруг стоят бюсты флотоводцев и найденные в морях якоря.

Часовня в честь Спасителя Николая Чудотворца, построенная Федором Конюховым. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Часовня в честь Спасителя Николая Чудотворца, построенная Федором Конюховым. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Круглые окошки сделаны из корабельных иллюминаторов, на стенах висят найденные в горах ледорубы. Среди моих друзей 32 человека погибли в экспедициях. Их имена начертаны на табличке, закрепленной у входа. Один из пропавших друзей — мой учитель — японский альпинист Наоми Уэмура. Он попал в снежный буран при спуске с пика Мак-Кинли.

— Были ли во время ваших путешествий ситуации, когда вы находились на грани жизни и смерти? Как миновать угрозу, оказавшись в опасной ситуации?

— Это вопрос такой, сакральный. Опасные ситуации надо уметь предусматривать. Прежде чем выходить в ту или иную экспедицию, я заранее готовлюсь ко всему, что меня может ожидать. Когда я шел на веслах через Тихий океан, я знал, что на моем пути обязательно пройдет ураган. Я предполагал, что стихия будет сносить с курса, бить в борта и пытаться перевернуть. Еще при строительстве лодки «Тургояк» мы так рассчитывали конструкцию, чтобы лодка могла проходить через ураганы. Я научился правильно управлять, проскальзывать между ударами стихии то спереди, то сзади, то по корме, то с носа. К любому путешествию нужно долго готовиться. Я шесть раз отправлялся в экспедиции вокруг света. Четыре попытки были удачные, две — не очень. Около двадцати лет я занимался парусным спортом. К восхождению на Эверест готовился двадцать лет. Занимался альпинизмом, стал мастером спорта. Побывал на всех главных вершинах, в том числе на Пике Коммунизма. В 1992 году вместе с врачом из Екатеринбурга Женей Виноградским мы поднимались на Эверест по южному склону Гималаев со стороны Непала. На высоте 8000 метров мы видели мумии погибших альпинистов. Там, на вершине, каждый третий прощается с жизнью. Но мы поднялись, посмотрели вниз и увидели заснеженные громады: справа — Тибет, слева — Норсфейс. Мы решили подняться еще раз, но по северному склону, более заснеженному и опасному. Женя выполнил намеченное через десять лет, а я — через двадцать, в 2012 году. В общей сложности я потратил на Эверест сорок лет.

Гора Эверест. The History of mountaineering on Everest. Strana.Ru
Гора Эверест. The History of mountaineering on Everest

Как-то я предложил супруге отпраздновать тридцатилетие нашей совместной жизни. Она говорит: «Какие тридцать лет? Мы и десяти лет не живем вместе». Жена вычеркивает то время, когда я нахожусь в путешествии.

— Можете рассказать о предстоящем путешествии на воздушном шаре?

— Летом 2016 года я планирую за 14 дней в одиночку и без посадки облететь нашу планету на воздушном шаре. Маршрут такой: Австралия — Тасманово море — Новая Зеландия — Тихий океан — Южная Америка — Фолклендские острова — Атлантический океан — Африка — Индийский океан — Австралия. Взлетать и приземляться я буду в пустыне. В целях безопасности весь полет пройдет над океаном. У меня с собой будет 34 стальных баллона с пропаном для горелок. Если я, не дай бог, упаду на какой-нибудь город, поселок или на завод, произойдет взрыв — и все вокруг просто разнесет. Представляете? В случае падения в океан моя гондола за счет якоря и двух килей на днище сможет удержаться на воде до тех пор, пока не подоспеют спасатели. Но предварительно мне нужно застраховаться на 2 миллиона долларов, потому что ни австралийцы, ни новозеландцы не придут на помощь, если не будет предоплаты. Я подписал документ на пяти языках, смысл которого в том, что нет спасения без вознаграждения. Помощь придет, если будет страховка и гарантированная оплата.

— Где строится шар и какие у него технические характеристики?

— В английском городе Бристоль компания Cameron Balloons строит гигантский воздушный шар объемом 15 тысяч кубических метров. Его высота — 54 метра. У него две оболочки — внутренняя и внешняя. Первая наполняется гелием, вторая — смесью азота и кислорода. Днем гелий будет нагреваться от солнца и удерживать шар в воздухе. Ночью я буду нагревать гелий газовой горелкой. Таким образом шар постоянно будет парить над землей. Предел высоты, на которой я полечу — 11 тысяч метров. Если аэростат начнет подниматься выше, мне придется стравливаться и опускаться, чтобы шар не унесло в стратосферу. На высоте 18 тысяч метров у меня может просто закипеть кровь. Кабина размером 2 на 1,5 метра не отапливается, поэтому я буду лететь в скафандре, как космонавт. Дышать придется с помощью баллона и кислородной маски. На борту будут запасы сублимированной еды и вода из расчета 2,5 литра в день. Всего — 50 литров. Спать буду по полчаса через каждые два часа. Мой консультант — президент Федерации воздухоплавания Леонид Тюхтяев — имеет опыт полетов на воздушном шаре. Он пересек Тихий океан. Леонид будет следить за подготовкой шара к старту. Там много тонкостей. Если к оболочке что-то прилипнет, даже маленькая соломинка, то на большой высотке шар может загореться.

Офорт «В бухте острова Медный». Федор Конюхов. Strana.Ru
Офорт «В бухте острова Медный». Федор Конюхов

— Это первая в истории попытка обогнуть Землю на воздушном шаре или подобный проект уже был когда-то воплощен?

— Мой аэростат — третий в истории сверхдальних перелетов. Я делал вырезки из газет еще в начале 1990-х годов, когда британец Ричард Брэнсон пересек сначала Атлантику, а потом Тихий океан на тепловом воздушном шаре. Но после ряда неудачных попыток пролететь вокруг света он ставил эту затею. В 2002 году американский воздухоплаватель Стивен Фоссетт в одиночку облетел Земной шар, пройдя за 14 дней 33 тысячи километров. Конструкторы считают, что я смогу преодолеть это расстояние быстрей. Со времени полета Стива Фоссетта технологии ушли вперед. Моя гондола будет построена не из стеклопластика, а из более легкого материала — карбона. Все будет легче — газовые баллоны, оборудование, ткань оболочки. Соответственно, и скорость полета в потоках будет выше. Автопилот на борту позволит удерживать шар на заданной высоте. Бельгийские метеорологи будут вести меня с земли, указывая, с какой стороны движется воздушный поток. На больших высотах ветер несется со скоростью выше 300 километров в час. Если бы он прошел по земле, то повалил бы все сооружения и постройки. Страшно представить силу такого урагана! А мне придется зайти в него, продержаться какое-то время внутри — и выйти. Момент захода — самый сложный. Шар может лечь горизонтально, и тут главное — не дать ему сложиться. Я должен устоять и пролететь с максимальной скоростью. Если я буду медлить, то у меня закончится топливо, и я физически не успею облететь вокруг Земли.

— Наверное, это дорогое удовольствие — путешествие по воздуху? Кто финансирует ваш проект?

— Еще в конце 1990-х годов я мечтал пролететь вокруг света на легендарном «кукурузнике» Ан-2. Стартовать планировал в Москве. Это не очень сложный, но вполне реальный маршрут. Я эту мечту не оставил. Сейчас осваиваю сверхлегкую авиацию, делаю налеты и сдаю экзамены. Правда, с некоторым трудом — плохо знаю компьютер. На сегодняшний день я имею более 50 часов налета на аэростате. Летал над Волгой, смотрел с высоты птичьего полета на дома и храмы. Теперь два слова о меценате. Меня финансирует строительная компания «Мортон». С языка поморов это слово переводится «Северный ветер». Мне нравится это название, ведь мои корни — в Поморье, в Архангельской области. В районе Соловков есть губа Конюхова, есть деревня Конюховка. Честно говоря, мы планировали лететь еще в 2015 году, но из-за кризиса случилась задержка оплаты за строительство шара, и пришлось перенести старт на 2016 год. Полет намечен на период с конца июня до начала августа, когда в Южном полушарии зима и нет риска попасть в тропические шторма и циклоны. В другое время года лететь нельзя.

— Во время долгих экспедиций вам приходится много времени находиться в одиночестве. О чем вы думаете в те часы, когда рядом никого нет?

Федор Конюхов на весельной лодке «Тургояк». Herald Sun. Strana.Ru
Федор Конюхов на весельной лодке «Тургояк». Herald Sun

— Чтобы выдержать в одиночестве, нужно иметь богатый жизненный опыт. Тогда есть о чем поразмышлять. У меня были сотни дней одиночества в ледовых походах, в горах, в пустынях, в джунглях, среди океанского простора. Когда я начинал путешествовать, мне было тяжело переносить одиночество. Я сильно скучал по общению с друзьями и близкими. Но ведь меня никто не заставлял — я сам выбрал такую судьбу. Сейчас меня больше тяготят физические трудности: однообразие пищи, холод, нагрузки. В течение 160 суток я греб на весельной лодке, переходя из Чили в Австралию. Приходилось работать по 15–18 часов. Тогда я понял, что на нашей планете нет одиночества. Здесь все живое. Взять хотя бы океан — в нем и киты, и дельфины, и альбатросы. Идя на лодке, я постоянно ощущал чье-то присутствие, кто-то все время наблюдал за мной. Это только кажется, что вокруг никого нет. Рядом всегда находится Господь Бог и святые, которым мы молимся. Если человек это чувствует, значит, он не одинок.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100