Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Блуждающие торейцы

Даурия — загадочная страна, в которой время схлопывается, а пространство будто преломляется. Здесь на бескрайних степных просторах стадами бродят краснокнижные антилопы дзерены, а в скалах Адон-Челона вполне реально встретить загадочного кота манула.

Дети Шехолана

По мере приближения к сердцу Даурии местность становится все более плоской. Только отдельные сопки торчат пупырями то там, то тут. Степи Забайкалья имеют свою особенную красоту, которую не каждый путешественник сможет увидеть. Но если вдруг заметит, поймет, прочувствует, то никогда больше этот край не покинет его сердце. И захочется познавать его все больше и больше, проникая все дальше в эти странные места под бескрайним небом, которые завораживают, затягивают, приковывают внимание. Вон, точка на горизонте… Можно едва ли не часами сидеть на холме, пытаясь разглядеть, что там: то ли антилопа, то ли птица, то ли соляное облако над озером.

Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru

Легенда гласит, что когда-то был у этих мест хозяин по имени Шехолан. Его имя в переводе с бурятского означало «Всевидящее око». Было у него два сына Зун-Торей и Барун-Торей, и две дочки Ульдза и Ималка. Но объявился в тех местах злой дух, и сошелся с ним в бою Шехолан. Понял дух, что не одолеть ему хозяина и решил он превратить его детей в воду, а потом иссушить. Посмотрел он своим демоническим взглядом на детей Шехолана — сыновья превратились в озера, а дочки стали речками. Еще раз бросил на них взгляд злой дух — и высохли они. Но перед этим сыновья успели схватиться за руки — так появились две протоки между озерами, а сестры дотронулись до старшего брата и стали его притоками. Глянул Шехолан на них, да с горя и окаменел. Так и высится до сих пор заповедной горой на северном берегу озер.

Торейские озера расположены на границе Забайкальского края и Монголии. Считается, что 150–80 миллионов лет назад огромная территория от южных отрогов Могойтуйского хребта до северных степей Монголии была занята Проторейским морем. Оно являлось частью гигантского океана под названием Тетис, разрезавшего когда-то на две части Евразию. Когда-то в северной части Торейских озер извергался подводный вулкан, оставивший после себя окаменевшие брызги в виде желтых полупрозрачных халцедонов и разноцветных яшм. По сей день северо-восточное побережье одного из озер окаймляет гряда сопок явно вулканического происхождения. Южнее следов извержения уже не найти. Зато то там, то тут попадаются симпатичные фигурные камешки — обломки восьмилучевых кораллов, сохранившиеся от существовавшего некогда рифа.

Озеро Зун-Торей. Бакланий остров. Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru. Strana.Ru
Озеро Зун-Торей. Бакланий остров. Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru

Торейские озера, а также целая группа мелких содово-соленых озер, разбросанных в степи от российско-монгольской границы до села Цокто-Хангил, — остатки былого великолепия. Они расположены в центре обширной впадины, которая занимает территорию от устья реки Борзя до реки Керулен и от Приаргунья до озера Далай-Нор в Китае. Эти места — область перехода от пустыни Гоби к зоне вечной мерзлоты. Уникальность этого района в том, что мерзлые 10–25-метровые толщи подстилают участки полупустыни, что возможно лишь в условиях экстраконтинентального климата. И вот эта глубинная сезонная мерзлота сохраняется здесь почти круглый год.

В Торейской котловине сотни мелких водоемов и всего два крупных — побратимы: Зун-Торей и Барун-Торей. Слово «торей» не имеет точного перевода, но оно часто упоминается в озерной топонимике этих мест. «Барун» и «зун» переводятся «западный» и «восточный» соответственно. Торейские озера — крупнейшие водоемы Забайкалья, но в засушливые годы они могут полностью пересыхать. При этом более мелководный Барун исчезает первым. Его максимальная площадь достигает 580 кв.км при глубине до 6 м. Площадь Зуна в годы полного разлива достигает 300 кв. км, а глубина — семи метров.

Озеро Зун-Торей. Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru. Strana.Ru
Озеро Зун-Торей. Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru

Призраки Торея

В 1772 году Торейские озера посетил немецкий и русский ученый-энциклопедист, естествоиспытатель и путешественник Петер Симон Паллас. Он первым описал их полное высыхание и превращение в солонцовые такыры, образующие на глинистом грунте характерный узор. Последующие последователи неоднократно заставали озера то полноводными и пресными, то высохшими и солеными. Интересно, что в зависимости от глубины воды менялся и ее минеральный состав от почти пресной воды до сильно соленой.

Первые годы, даже десятилетия чудесное преображение Торейских озер не поддавалось анализу, закономерность никак не удавалось выявить, а несколько последующих экспедиций не могли озера обнаружить. Спустя годы ученые установили, что цикл пульсации Торейских озер — приблизительно тридцать лет (от 24 до 42). Понятно, что в те годы, учитывая продолжительность жизни, каждый конкретный исследователь не мог лично понаблюдать состояние озер в их крайних статусах. Только в динамике. Если сравнить топографические карты разных лет, окажется, что площадь водного зеркала Торейских озер менялась от 800–900 кв. км до нескольких десятков кв. км. В засушливые годы Барун-Торей находится целиком на территории России, а во время наибольшего разлива часть южной акватории выходит за пределы нашей государственной границы, заливая Монголию.

Озеро Зун-Торей. Фото: Алексея Мясников. Strana.Ru
Озеро Зун-Торей. Фото: Алексея Мясников

В минеральной воде Торейских озер приятно купаться. Сейчас это можно сделать на северном берегу Зун-Торея, куда заповедник возит туристов. Там удобный подъезд к берегу и крепкий, усыпанный камнями и песком вход в воду — не то что западный берег возле кордона Тэли, где ты застрянешь по колено в рапе, не дойдя и десяти метров до кромки воды.

Вода в Зун-Торее буквально мыльная на ощупь, с молочным оттенком, причиной которого является наличие в ней гидрокарбонатных солей, взвеси и ила. Прозрачной она бывает лишь в течение короткого времени сразу после схода льда. В годы засухи и обмеления вода становится соленой, а по берегам образуются солончаки. В мутной воде водится много карасей. Здесь они матово-белые, как будто дочиста отмытые мочалкой. Видимо, причина тому — растворенные в воде соли. И глаза у него, как правило, крупнее. Наверное, чтобы лучше видеть в мутной торейской водичке. Карась — безусловный рекордсмен по своей живучести. Кажется, его хоть куда забрасывай, везде выживет. В полноводные годы его плодится много, и это — рай для рыбоядных птиц, которые в массе гнездятся на островах. Когда озера начинают пересыхать и их соленость резко повышается, карась дохнет сам по себе. В такие годы весь берег буквально усыпан костями этой рыбы.

На первый взгляд спокойные и безобидные, Торейские озера — водоемы с непредсказуемым характером. В 40-е годы, когда озеро было сухим, по его дну была проложена линия электропередач, построены военные укрепительные сооружения. Вода вернулась и затопила все. В октябре 1960 года студенты гидрохимики географического факультета МГУ проводили исследования на озере. Каждый день они делали забор воды. 12 сентября они вышли на воду лишь в пять часов вечера. В сумерках налетел шквальный ветер, начался шторм и лодка затонула. Очевидцы тех событий предположили, что она напоролась на старый телефонный столб либо арматуру военного укрепления. Дюралевый корпус лодки-казанки, считавшейся непотопляемой, был пробит, несколько отсеков заполнились водой, и она пошла на дно. Глубина озера тогда была около пяти метров. Две молоденькие студентки и руководитель группы были в спасательных жилетах, но в темноте не могли видеть берег и не знали, куда плыть. Все они погибли от переохлаждения. Людей нашли только через сутки, а лодку ищут до сих пор. В 1967 году студенты МГУ поставили им памятник на вершине горы Чехолан как напоминание о коварных водах Торейских озер.

Межозерье

Манул. Фото: Вадим Кириллюк. Strana.Ru
Манул. Фото: Вадим Кириллюк

Торейские озера соединены двумя протоками шириной около ста метров и образуют единую систему со сложным гидрологическим режимом. В озеро Барун-Торей впадают реки Улдза и Ималка. Зун-Торей притоков не имеет, а его водяная подпитка осуществляется почти исключительно за счет перетока воды из Барун-Торея по соединяющей их протоке со смешным названием Уточи (с ударением на первый слог). Сток в Зун-Торей из озера Барун-Торей начинается при уровне 596,1 метра по Балтийской системе высот. После того, как происходит уравнивание поверхности воды в обоих озерах, в протоках направление течения изменяется под действием ветра и других факторов. В засушливые годы Зун-Торей почти полностью пересыхает, а единственный его остров, Чихаланский, превращается в мыс-полуостров.

Многие годы проблема сохранности Торейской котловины была под вопросом. А только комплексный подход мог обеспечить эту территорию от постепенного уничтожения человеком. Дело в том, что обводненность котловины пульсирует в многолетнем цикле, и значение различных ее участков в разные климатические периоды также отличается. Кроме Торейских озер особую роль (прежде всего — для мигрирующих птиц) играют многочисленные мелкие водоемы. В этой сложной гидрологической сети, на разных этапах климатических циклов благоприятные условия обитания для птиц складываются то на одном, то другом озере. Иначе говоря, для сохранения природных комплексов Торейской котловины необходимо охранять котловину в целом. Лишь совсем недавно эта уникальная площадь оказалась под охраной государства: Даурский заповедник сохраняет Торейские озера и центр котловины; региональный заказник «Агинская степь» обеспечил охраной территорию севера котловины; заповеднику подчиняется федеральный заказник «Цасучейский бор», граничащий с «Агинской степью» с южной стороны; в 2011 году на востоке котловины был создан обширный заказник федерального значения «Долина дзерена», также переданный в управление заповеднику.

Торейские озера — это настоящее царство птиц. Здесь обитает более 300 видов пернатых, из которых около 40 видов занесены в Красную книгу России, а около 20 — в Красный список глобально угрожаемых видов Международного Союза охраны природы. В России это единственное место гнездования реликтовой чайки, здесь встречаются тысячные стаи гусей-сухоносов, а также несколько видов журавлей.

Озеро Зун-Торей. Бакланий остров. Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru. Strana.Ru
Озеро Зун-Торей. Бакланий остров. Фото: Наталия Судец/Степной проект ПРООН/Strana.ru

В годы большой воды острова и плавни дельты реки Улдза кипят жизнью — здесь гнездятся тысячи птиц. В июне происходит массовый отел краснокнижной антилопы-дзерена. Его популяция почти полностью исчезла 20 лет назад и лишь благодаря работе научного отдела и охраны заповедника сегодня была восстановлена до 6 тысяч особей.

В Даурском заповеднике имеется два кордона. «Тэли» — на перешейке, неподалеку от одноименной горы со священным Обоо на вершине и «Уточи» — на берегу одной из проток, соединяющей озера. Сегодня протока, как и Барун-Торей, полностью пересохла и лодки, которые еще 10 лет назад швартовались к причалу, оказались лежащими на земле. По обнажившемуся и заросшему травой дну озера теперь горделиво вышагивают журавли, снуют даурские ежики, сурки-тарбаганы, барсуки, лисы-корсаки, дзерены, захаживают и волки. А вот зайцы, совсем обнаглев, ходят пешком через кордон, ни капельки не стесняясь людей.

В сентябре на кордоне была официально открыта Международная биостанция «Уточи». Она была построена на средства заповедника при финансовой поддержке Степного проекта Программы развития ООН. Биостанция являет собой образец современного экогородка, выросшего в голой степи. Она оборудована ветряком, солнечными батареями, генераторами, автономными системами энерго- и водоснабжения. Для ученых, студентов и гостей здесь установлены евровагончики, в которых оборудованы спальные места, столовая, лаборатория, конференц-зал, комната для презентаций, душевые и многое другое. Теперь Уточи не только кордон, закрывающий территорию заповедника с юга, но еще и базовый научный стационар, место студенческих практик и центр развития познавательного туризма в заповеднике. Сегодня он одновременно может принять до 60 человек.

От села Нижний Цасучей, где находится офис заповедника, до Уточи — 80 километров грунтовой дороги. Уточи — самый удаленный от райцентра кордон. От него до границы с Монголией всего 11 километров. Поэтому реакция туристов, приезжающих «в эту глухомань», всегда одинакова — даже самые взрослые гости сразу превращаются в детей, норовят все осмотреть, везде залезть, а особенно покорить смотровую вышку для наблюдений за птицами, которая завершает 800-метровую настильную тропу по высохшему берегу Барун-Торея. Этим летом подход к вышке был закрыт, т.к. на ней построил гнездо редкий хищник — сокол-балобан. К концу лета птенцы встали на крыло и улетели, поэтому сейчас вышка опять свободна для ученых и туристов. Зимой с нее удобно наблюдать за стадами дзеренов, хорошо заметными на фоне припудренной снегом степи. А можно спуститься на землю и отправиться на поиски редкого кота манула, которого легче всего увидеть в заповеднике именно в зимний период, когда его следы хорошо читаются на снегу. Но для этого надо ехать на другой берег Барун-Торея на скалы Адон-Челон. А это уже другой кластер заповедника и другая история, о которой мы вам обязательно расскажем.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100