Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Антон Агарков: «Центральная Азия — это не терра инкогнита»

Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан… Некогда союзные республики, а теперь — ближайшие соседи рассматриваются многими исключительно как источник дешевой рабочей силы. Меж тем этот регион, уникальный в своей культуре и историческом наследии, гораздо глубже и сложнее, чем это кажется на первый взгляд. О своей любви к Центральной Азии и о том, чем она интересна, сайту Strana.ru рассказал фотограф и руководитель проекта «Наследники степи» Антон Агарков

— Впервые я оказался в степи в 2011 году. Астраханская область, гора Большое Богдо, единственная на всей Прикаспийской низменности. Именно там понимаешь, что степь — бескрайняя. Это не сухая, выжженная солнцем территория. Это реки, силуэты гор, угадывающиеся в голубой дымке на горизонте, цветы... Особенно живописно на степном зеленом ковре смотрятся маки — будто кисточкой красную краску разбрызгали. Ну как такое не любить?

Антон Агарков. Фото из личного архива. Strana.Ru
Антон Агарков. Фото из личного архива

— И все-таки почему ты остановил свой взор именно на Центральной Азии?

— А ты в степях была когда-нибудь? Поезжай. Вот это чувство: приезжаешь, а вокруг — ничего до линии горизонта.

— Тоска смертная, по-моему.

— Нет. Свобода.

— Если пространство открытое, жарко, наверное.

— Летом — жара, зимой — лютый холод, до –40 ˚С. Без снега, только ветер. Что касается экипировки, то в этом смысле лучше ориентироваться на компанию Marmot, чьим фотографом и про-спортсменом я являюсь. Будет тепло и комфортно. С другой стороны, на мой взгляд, чем тяжелей, тем больше понимаешь, что живешь.

Киргизия. Фото: Антон Агарков. Strana.Ru
Киргизия. Фото: Антон Агарков

— С чего начинались «Наследники степи»?

— История таких проектов — это, как правило, история личных отношений. Изначально у меня была любовь к этому региону, а потом появилась Вероника Шумкова — путешественник, фотограф, человек с абсолютным творческим чутьем и по совместительству моя невеста (улыбается). Оказалось, что она тоже очень любит степь и азиатскую культуру, и в результате она стала той искоркой, благодаря которой все и разгорелось.

— По каким странам и регионам России уже прошлись «Наследники»?

Калмыкия, Астраханская область, Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Бурятия... В Туве я был, но хотелось бы этот регион поглубже изучить. В общем, мы постепенно расширяем нашу географию. В планах — Алтайский край и Республика Алтай, но всех тайн я раскрывать не буду.

— А в чем, собственно, заключается цель проекта?

— Я искренне люблю этот регион и хочу, чтобы его полюбили другие. Кто сейчас бросит все и поедет в Киргизию? Или в Таджикистан? Основная цель заключается в том, чтобы вызвать уважение и интерес к Центральной Азии, рассказать о ней так, чтобы у людей спала с глаз черная повязка. Чтобы они поняли, что узбеки и таджики — это не просто гастарбайтеры, а носители великих культур. Что Центральная Азия — это не жуткая терра инкогнита, где грязные люди едят руками сырое мясо.

— Что можно увидеть, например, в той же Киргизии, чего нельзя увидеть в России?

— Кочевое животноводство. В Калмыкии его уже давно нет, в Туве осталось кое-где, но многие знают, что в республике проблемы с безопасностью, поэтому боятся ехать. А в Кыргызстане ты можешь подъехать на высокогорное пастбище, подойти к первым попавшимся людям, устанавливающим юрты, и попросить у них разрешения понаблюдать за их жизнью.

— По-русски попросить?

— Да, по-русски. Но даже когда человек не понимает, глядишь, минут через десять парнишка ведет за собой какого-нибудь запыхавшегося деда, который уж точно по-русски говорит и всячески выражает свою готовность помочь с переводом. Вообще для Центральной Азии такие понятия, как взаимовыручка и взаимопомощь, — это абсолютно нормальное явление.

Киргизия. Фото: Антон Агарков. Strana.Ru
Киргизия. Фото: Антон Агарков

— И тебе ни разу за все время твоих путешествий не отказывали в приеме?

— Отказывали, конечно, но без агрессии. Никто на тебя с кулаками кидаться не будет. Либо в какой-то момент они перестают замечать тебя, занимаясь своим делом, либо говорят: «Слушай, дружище, не надо, я стесняюсь».

— Да, но далеко не все готовы просто так подойти к человеку около юрты и попросить понаблюдать за кочевым бытом. Существуют ли компании, которые занимаются организацией, скажем так, «кочевых» туров и какие услуги они предлагают?

— В Киргизии есть очень мощная команда, которая называется «Ак-Сай Трэвел». Эти ребята в свое время помогли нам организовать киргизский этап экспедиции. Вместе с их водителем мы колесили по стране тридцать шесть дней, и сейчас такого фотоархива по Киргизии, как у нас, нет, пожалуй, ни у кого. В Узбекистане есть классный местный гид, которого зовут Саид Туляганов, который, даже если ты знаешь о стране все, готов показать «еще кое-что». И всегда будет вот это «еще кое-что», которое могут показать только местные жители.

— А в этих странах вообще хотят туризм развивать? Оно им надо?

— Очень даже надо. И Киргизии, и Узбекистану, и Казахстану. Но, увы, большинство людей очень быстро воспламеняются, а потом переходят в так называемый круг бесконечного времени.

— Это что значит?

— Это значит, что у кочевников время движется не по спирали, а по кругу. Время как бы застыло для них. С одной стороны, это плюс: сохраняются традиции. Но с другой — огромный минус. И если европейский менталитет подразумевает движение, то там дела делаются очень медленно. Например, приходишь к кочевникам или к оседлому народу. Говоришь, что у тебя всего два часа, что надо быстро отснять. Но не тут-то было. «Успокойтесь, выпейте чаю, — говорят, — куда торопиться?». Но зато, когда ты выпил с ними чаю с лепешками, вот тогда будет работа.

— Что нужно делать обычному туристу, который захотел поехать в Киргизию?

— Для начала нужно решить для себя, чего ты ждешь от этой поездки. Потому что тот же Кыргызстан может предложить и парапланеризм, и катание на горных лыжах, и трекинг по горам, и отдых на курортах с лечебными грязями, и даже йога-ретриты на Тянь-Шане. Любителям пляжного отдыха можно посоветовать отдых на берегу озера Иссык-Куль. Так, небольшой курортный городок, который называется Чолпон-Ата, один мой знакомый австрийский иранец, переехавший в Киргизию, назвал «киргизской Майоркой». Все для дорогих гостей и за очень вменяемые деньги.

— А если с кочевниками захочешь потусоваться?

— Тут дела сложнее обстоят. Лучше приехать в Кыргызстан в июне, июле или августе — в это время кочевники поднимаются на летние пастбища. Берешь в аренду машину (желательно внедорожник), палатку, газовый баллон (его тоже можно взять в аренду), провизию. И поднимаешься до высоты 3000 м над уровнем моря. Там, среди горных озер и красивейших альпийских лугов находишь куличик юрты. Подъезжаешь. «Здравствуйте! — Откуда приехал? — Из Москвы. — Вообще лучший друг нам будешь! Заходи!». Хочешь потусить с кочевниками, прояви искреннее внимание и искренний интерес к их культуре. И тогда увидишь все.

Киргизия. Фото: Антон Агарков. Strana.Ru
Киргизия. Фото: Антон Агарков

— И все это абсолютно бесплатно? Предложение денег может их оскорбить?

— Конечно, деньги им нужны, но они никогда не будут с тебя их требовать. Да, есть люди, избалованные туризмом, которые понимают, что на этом можно подзаработать. Но за все время нашей экспедиции я ни разу не сталкивался с тем, чтобы с нас требовали деньги.

— Во сколько в среднем обойдется такая поездка?

— В прошлом году бюджет 36-дневной поездки на троих составил около 50 тысяч без перелета.

— А что с безопасностью?

— Не раз у дороги с палаткой ночевали — и за все время ни одного инцидента. Есть люди, утверждающие, что там у каждого нож в сапоге. Действительно, все кочевники в душе воины, и издавна кочевые племена друг с другом воевали, но не надо все на веру воспринимать. Кочевники вообще очень трогательными бывают, просят фотографии прислать. Напечатанные. Как правило, у всех них есть родственники, которые живут в городах или поселках. Так вот они пишут тебе почтовый адрес на бумажке, и ничего не остается, как прислать фотографию — обещал ведь. Потом они повесят ее у себя в юрте на видное место и будут говорить всем: «Московский гость приезжал». Для них это очень статусная вещь.

— К каким угощениям стоит подготовить свои изнеженные желудки?

— Что касается кумыса, если в себе не уверен, то лучше не пробовать. Просто попросить чая с молоком — всегда нальют. И алкоголь пить тоже никто насильно заставлять не будет. Что касается остальной еды, то в Киргизии кухня, мягко говоря, не очень разнообразная. Манты, лагман и еще пара позиций — вот и вся киргизская кухня. Если ты приехал в Узбекистан, то там уже совсем другая картина. Недаром есть пословица: на свете существует столько видов плова, сколько есть городов в мусульманском мире. Я бы переиначил так: на свете существует столько видов плова, сколько есть семей, потому что каждый делает по-своему. В Узбекистане лучше всего разговаривать с таксистами, которые могут познакомить с кем-нибудь из местных. Вот тогда уж точно отведаешь таких блюд, каких в Москве не сыскать.

Следите за проектом «Наследники степи» в социальных сетях и на сайте Вестей.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100