Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Озеро надежды

Отправившись из Петрозаводска на остров Кижи, вы увидите Онежское озеро — царство белых ночей, рубленых храмов, старинных судов и замечательных людей, хранящих традиции предков

Подъезжая на поезде к Петрозаводску, видишь бескрайнюю гладь Онежского озера и скользящие паруса яхт, похожие на дельфиньи плавники. Летом в столице Карелии собираются яхтсмены со всей России — готовятся к соревнованиям, бороздя огромную акваторию Онеги. Озеро, собственно, и дало жизнь Петрозаводску. В 1703 году на его берегу указом Петра I был заложен оружейный завод, о котором напоминают артиллерийские орудия на городской набережной. С железнодорожного вокзала к пушкам ведет проспект, застроенный неклассическими зданиями с нарядными колоннами. Сохранился дореволюционный костел и исторический дом, в котором раньше располагалось Управление Мурманской железной дороги. Несколько лет назад здание хотели снесли, чтобы построить на его месте офисный центр. Возмущенные жители города вышли на митинг и отстояли свою «деревянную летопись».

В 1990-е годы набережная Онеги превратилась в галерею авангардного искусства. Города-побратимы со всех концов света дарили Петрозаводску произведения современных художников. Американский город Дулут, штат Миннесота, преподнес конструкцию из железных прутьев с двумя рыбаками, забрасывающими в озеро сеть.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Правда, кто из этих рыбаков русский, а кто американец, какого они пола и возраста, и почему вообще пользуются запрещенной сетью — все это остается загадкой. Зато никаких вопросов не вызывает «Древо желаний», изготовленное в шведском городе Умео. На ветках дуба висят колокольчики, к стволу приделано огромное белое «ухо». Прижавшись губами к слуховому органу, надо прошептать заветное желание — оно непременно сбудется. «Ухо», хоть и шведское, по-русски понимает без переводчика. Финский город Варкаус презентовал композицию «Волна дружбы», символизирующую эпоху перемен: сметая все неприятности, одна волна накатывает на другую. Рядом с волнами возлежит на бетонных столбиках по-рубенсовски пышная красавица — подарок французского города Ла-Рошель. В народе барышню называют «Карельская мадонна». По замыслу автора, она спит, но иногда открывает глаза и томно поглядывает на прохожих.

По озеру движется старинный парусник — копия средневековой поморской лодьи, восстановленной в Петрозаводске. Город недаром называют столицей российского деревянного судостроения. Здесь действует Морской историко-культурный центр с музеем исторических кораблей, есть мореходная школа и большая судостроительная база. На стапелях стучат топоры, визжат пилы, срезают стружку рубанки. Участники клуба «Полярный Одиссей» строят драккар — корабль викингов, ходивший в походы от берегов Скандинавии в Северную Америку, Грецию, Константинополь. За образец взято судно, найденное при раскопках в Норвегии. У драккара будет длинный корпус, прямоугольный парус, богатая резьба на носу и на бортах. Команда гребцов рассчитана на 10 пар весел, экипаж насчитывает 25 человек. После спуска на воду корабль-дракон отправится в поход по историческим варяжским маршрутам.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Растущие камни

Без опытного лоцмана на судне в Онегу лучше не входить. Рельеф дна постоянно меняется, перепад глубин так и скачет: сделал замер — под килем пять метров, прошел чуть дальше — а там все сто с гаком. На озере дует ветер, нагоняет и разгоняет облака, меняет цвет воды с радужно-голубого на мрачновато-свинцовый. Погода на Онеге непостоянная: сегодня царит штиль, завтра волны перехлестывают через борт. В ноябре поверхность схватывается почти полностью, лед сходит только к концу мая. Зато в июле-августе вода прогревается, как на курорте. В многочисленных озерах-ламбушках на разбросанных по озеру островах купаться одно удовольствие.

Люди на островах живут обычной жизнью: ездят по грунтовым дорогам на велосипедах и мотоциклах, косят траву бензиновыми косами, ловят рыбу, моются в банях, рубят избы. И все же народ на Онеге особенный. О крепостном праве и помещичьем землевладении в этих краях не слыхивали. Все вопросы решали миром, сходкой крестьян — где валить лес, в каком месте ставить запруду, когда начинать охоту. Онежский дом разделялся на две части полкой-воронцом, протянутой под потолком. Эта невидимая стена делила избу на прихожую и «большой угол», где висела икона. На окна ставили горшочки с геранью, на полу стелили лоскутные половички. В углу толпилась русская печь. В ней готовили пищу — не жарили, не варили, а «томили» — сгребали угли и ставили в них чугунок. Посуду делали из бересты — она впитывает влагу, предохраняя сыпучие продукты от отсыревания. Сейчас, конечно, бересту не используют, но до сих пор в онежском доме делают высокие пороги и узкие двери, чтобы тепло не уходило. Вдоль скатов крыш набивают доски-причелины и вырезают на них два знака: розетку — символ солнца и ромб — символ плодородия.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

На Онежском озере более трехсот островов, и каждый именуется по-своему, а материковую часть везде называют одинаково: мандера. Это одно из слов местного диалекта, разговор на котором не всегда понятен приезжему человеку. Сидит на причале женщина в цветастом платке и жалуется подружке: «пока чай фурындала, пароход-то за губу, за губу, да и усвистал». То есть: «пока чай пила, «Комета» ушла по заливу, да и скрылась». Тут и слово «Кижи» произносят не с ударением на последнем слоге, а по-своему — с напором на первую «и».

В языческие времена на островах Онежского озера березовые рощи считались священными. С приходом православия церкви и часовни начали ставить в еловых лесах. От тех далеких лет сохранилась поговорка: «В ельничке молиться, в березнячке — веселиться». Часовня Параскевы Пятницы и Варлаама Хутынского в деревне Подъельники стоит среди высоких елей и вековечной тишины. Часовня обнесена оградой из покрытых мхом валунов. В этих краях камни сами растут. На поверхности земли лежит пропашной, легкий грунт, а внизу — нетронутый, твердый и плотный слой. Зимой почва промерзает, лед выдавливает камни на поверхность и по весне кажется, будто они выросли сами, как грибы или капуста.

В какую сторону бежать за счастьем?

Архитектурный ансамбль в Кижах значится под номером три в российском списке мирового наследия ЮНЕСКО. Первые два объекта — Московский Кремль и исторический центр Санкт-Петербурга. Кижи — бесценный памятник деревянного зодчества — едва не был утрачен во время войны. В 1942 году финское командование отдало приказ о бомбежке комплекса, доминирующего над местностью. Покружив над Кижами, летчик был так поражен их красотой, что отлетел на несколько километров к востоку и сбросил боекомплект на озерный лед. Тем самым он спас уникальные постройки русских мастеров XVIII века.

Храм Преображения Господня. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Храм Преображения Господня. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Крестьяне окружающих остров Кижи деревень (коих в округе насчитывалось более ста) поставили церковь о двадцати двух главах на свои средства, без помощи, как сказали бы сейчас, спонсоров и меценатов. Сложились всем миром, поплевали на руки — и взялись за топоры. Строители не пользовались пилами, поскольку спиленный срез вскоре начинает махриться, впитывает влагу и портит дерево. Если бревно рубится топором, капилляры закрываются, внутриствольная живица не вытекает и прочно консервирует древесину. Церковь Преображения не имеет центрального фасада, к ней можно подходить с любой стороны — каждая будет главной. Сруб сделан из особой кондовой сосны. Такая сосна растет на каменистой почве, имеет малое число годовых колец и сохраняется долгие годы. Это редкое дерево — прямое, высокое и невероятно крепкое. Его искали зимой и били обухом по стволу, чтобы услышать исходящий изнутри металлический звон.

Церковные главки, как чешуей, покрыты маленькими дощечками из осины. Эта порода имеет особенные свойства. Во время дождя осина так хорошо разбухает, что дощечки-лемешины плотно примыкают друг к другу, не пропуская воду через крышу. Кроме того, осина меняет свой цвет в зависимости от освещения — на солнце главка серебрится, на закате имеет розовую окраску, а в пасмурную погоду приобретает зеленоватый оттенок. Подходишь к церкви — и каждый раз видишь ее по-новому.

Еще один памятник Кижского погоста — храм Покрова Пресвятой Богородицы. Долгое время он считался только музеем, но теперь, с мая по сентябрь, когда остров открыт для посетителей, в нем проводятся службы. Третья церковь Кижей относится к старейшим деревянным постройкам России. Шестьсот лет назад ее срубили в честь святого Лазаря, утешавшего нищих и обездоленных. В прежние времена считалось, что прикосновение к стенам этой церкви приводит к исцелению безнадежно больных. Правда, в наши дни стены лишились своих чудодейственных свойств из-за того, что их обработали химическим раствором, уничтожающим жучка-древоточца. Теперь появилось новое поверье: говорят, если обежать вокруг церкви сорок раз — будет счастье. Но в какую сторону бежать — по часовой стрелке или против — этого не знает никто.

Остроносая кижанка

В Онежском озерном краю без лодки не проживешь: сходить в гости, отвезти козу к ветеринару или посетить магазин — всё только по воде. Жители Кижской волости называют свою лодку уважительно и нежно — «кижанка». В течение многих веков ее конструкция остается неизменной: заостренный нос, пузатые борта и узкая корма. Такая форма позволяет лодке резать воду, сохраняя устойчивость на кипящей за бортами волне. В зависимости от степени намокания кижанка может расширяться и сужаться. У нее замечательные ходовые качества — лодка не шумит во время движения, поэтому на ней удобно рыбачить и просто приятно плыть. Кижанка не уступает современным гребным судам из пластика и алюминия, причем ее можно строить и под мотор, и под парус. Вернее не «строить», а «шить», как говорят о строительстве своей лодки коренные жители Онеги. Хотя уже много лет никто не использует для скрепления корпусных досок вымоченные сосновые корневища.

Каждый год в конце июля — начале августа в Кижской акватории проводятся гонки на самодельных лодках. Благодаря этим соревнованиям появилась надежда на возрождение традиций крестьянского судостроения.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Кроме кижанок, в регате участвуют народные лодки северо-западных регионов России: карбас и пряжинка, сойма и гичка, сямозерка и долбленка из цельного дерева. Как правило, каждый год в соревнованиях принимает участие более 40 плавсредств из многих районов Карелии, из Вологодской, Архангельской, Мурманской областей, с Валаама и Соловков, из Санкт-Петербурга и Финляндии. Заявленные лодки участвуют в гонке на одну морскую милю вокруг южной оконечности острова Кижи. В первом старте соревнуются кижанки, традиционные лодки и крупные суда. Второй старт устраивается для гребцов на современных лодках, сделанных из композитных материалов. К таким лодкам относятся фофан, пела, катамаран, рафт. В каждой из номинаций присуждается три места — за одновесельную, двухвесельную и трехвесельную лодку. Гребцы должны знать вспыльчивый нрав Онежского озера и управлять лодкой так, чтобы при любом ветре она шла прямо, не отклоняясь от курса. Симпатии жюри достаются наиболее аутентичному судну, исполненному даже в деталях из натуральных материалов — кожи, бересты, парусины. Среди призов — все необходимое для энтузиастов водного спорта: подвесные моторы, весла, спасательные жилеты, навигаторы, фотоаппараты.

Пока гонщики соревнуются на воде, а жюри подводит результаты, туристов развлекают концертом творческих коллективов и викториной на знание традиций народного судостроения. На торгово-ремесленных рядах можно выбрать карельский сувенир и отведать в кафе блюда национальной кухни. Проводятся мастер-классы по вязанию морских узлов и плетению из бересты, работает фотовыставка, греется самовар с горячим чаем. В завершение праздника все участники танцуют кадриль на просторной поляне.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100