Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Опук: очарование природой

Степные регионы несут в себе какое-то особое очарование. Незаметное в первый момент, оно проступает не сразу, будто исподволь, постепенно заставляя влюбиться в себя. Так и Опукский заповедник на Керченском полуострове в Крыму: на первый взгляд, кусок голой степи с одноименной горой-пупырём, возвышающейся на побережье. У подножия – солончаки, в море несколько торчащих из воды гигантских скал. Казалось бы, смотреть нечего. Но это до тех пор, пока вы не окажетесь на территории

Владимир Плетюк, директор Опукского заповедника, встречает нас в придорожном кафе на окраине Керчи. «Здесь нормально кормят. Надо поесть как следует. Дальше это сделать будет негде». Солянка, люля-кебабы, салаты — все вкусно и сытно. Пока пища готовится, начинаем неспешный разговор. Плетюк рассказывает неторопливо, и хотя ему есть чем гордиться, ни разу во всем рассказе не прозвучало и капли тщеславия или гордыни.

— Меня назначили директором 4 года назад. Когда я впервые приехал сюда посмотреть территорию, на Опуке была самая настоящая мусорная свалка. Глянул — аж страшно стало, как можно природу довести до такого состояния. Сейчас здесь уже все стало более или менее цивилизованно. Конечно, своими силами мы никогда бы не справились и никогда в жизни не привели бы вверенную территорию в порядок. Мы проводили и проводим экологические акции с учащимися местных школ, волонтерами, жителями Крыма: «Чистый Крым», «Крым — регион экологической безопасности и чистоты», «Сделаем Крым чистым» и др. Только через несколько месяцев здесь стало вполне пристойно.

— Но вы же совсем не заповедный человек. Зачем вам все это было нужно?

— Все благодаря воле ее величества судьбы. По первому образованию я инженер-энергетик. Потом 10 лет был председателем рыбколхоза в Феодосии, получил второе высшее образование по специальности магистр экологии геолого-географического факультета Харьковского университета. Еще учась на геолого-географическом факультете, общаясь с преподавателями экологии,учеными в этом направлении я пришел к пониманию, что вопросы сохранения и поддержания в первозданном виде экологических природных систем и комплесов являются лучшим посланием для будущих поколений.

Директор Опукского заповедника Владимир Плетюк. Фото: Наталия Судец/Strana.ru. Strana.Ru
Директор Опукского заповедника Владимир Плетюк. Фото: Наталия Судец/Strana.ru

Плетюк — человек сугубо городской, но есть в его манере говорить, в устройстве фраз что-то сельское, как и подход к ведению хозяйства: основательный и разумный. Потом он вдруг резко перестраивается и начинает говорить, будто читает энциклопедию или путеводитель: ровно, без запинок, как будто между прочим сыпет цифрами и названиями. И, что удивительно, без бумажки — свою территорию знает от А до Я.

В 1972 году вышло постановление Крымского облисполкома, объявляющее «Прибрежный аквальный комплекс у мыса Опук и острова Скалы-корабли» заповедным. Потом его передали в охотничье хозяйство. А в 1996 году на базе гидрологического памятника местного значения решили создать Опукский природный заповедник. Тогда и гору, и озеро, и прилегающую территорию, включая часть акватории, передали в состав заповедника. Но не учли одну деталь: в 1997 году при разделе между Россией и Украиной Черноморского флота, Кояшское грязелечебное озеро было оставлено как охранная зона военного полигона для Черноморского флота Российской Федерации.

— Владимир Иванович, сейчас 2015 год, и Крым уже второй год как российский. Что-то изменилось в отношениях с военными?

— Сейчас, похоже, и сами военные пока не знают, будет ли здесь что-то. В советское время тут был полигон. Восстановят ли его сейчас в полном объеме — вопрос. В прошлом году из Севастополя приезжали военные из штаба Черноморского Флота. Я им передал все документы по землям, по границам. Сказали, будут докладывать командованию для принятия решения: будет здесь полигон или заповедник. Конечно, мы со своей стороны по этому вопросу обращались в вышестоящую организацию, прилагали все усилия, чтобы Кояшское озеро оставить только для заповедника. Этот вопрос озвучен ученым и правительству Крыма. Но даже если мы сохранимся, на что я очень надеюсь, как заповедник, все равно пока непонятно, мы будем федеральным заповедником, или региональным, то есть Крымским. К нам приезжали представители Русского Географического общества, в том числе и директор Института степи А.А. Чибилев. Мы с ними обсуждали вопросы возможности расширения территории заповедника. Но вместе с тем я понимаю, что обороноспособность и безопасность страны — превыше всего. В общем, сами видите, наш вопрос будет решаться на самом высоком уровне.

Кояшское соленое озеро. Фото: Наталия Судец/Strana.ru. Strana.Ru
Кояшское соленое озеро. Фото: Наталия Судец/Strana.ru

Крым сам по себе очень отличается: пустынно-степные западное и восточное побережье, южный берег и крымско-татарские центральные районы. Везде один и тот же полуостров, и везде он разный, всюду есть свои изюминки. Опукский природный заповедник занимает южное побережье Керченского полуострова, то есть по крымским меркам находится почти на крайнем востоке. Заповедник занимает площадь 1592,3 га, из которых 62 га — это акватория Черного моря с возвышающимися легендарными Скалами-кораблями. Доминанта заповедника — гора Опук. Всего-то 185 метров высотой, но для равнинного Керченского полуострова, и это много: гора Опук — одна из самых высоких его точек.

Опук — конечно, сердцевина заповедника, его ядро, но, как говорится, не Опуком единым… С западной стороны к горе примыкает Кояшское соленое озеро, которое отделено от моря 100 метровой песчаной пересыпью. Со стороны Опукская возвышенность напоминает силуэт медведя, постепенно погружающегося в морские воды. Склоны горы изрезаны глубокими расщелинами и ступенчатыми уступами, которые образуют крутые обрывы. Кстати, с горы Опук открываются прекрасные виды. Но Опукский заповедник — это не только виды, но еще и черные вулканические грязи. К сожалению или к счастью, но их никто никогда не разрабатывал. Может быть, все дело в том, что они находятся на спорной территории, где раньше был военный полигон. В итоге на сегодняшний день — ни нашим, ни вашим. Но от этого природе, конечно, совсем даже не плохо. Мы за то, чтобы любые военные приезжали к нам в заповедник на экологические экскурсии.

Гора Опук. Фото: Наталия Судец/Strana.ru. Strana.Ru
Гора Опук. Фото: Наталия Судец/Strana.ru

— Наверняка тут все в порядке с флорой с фауной? И тоже благодаря военным?

— Да, благодаря военным не застроено побережье, не распаханы земли — все в первозданном состоянии, что благотворно повлияло на сохранение флоры. Под водой между Скалами-кораблями и горой Опук бьют пресные источники. Есть фотографии дайверов, снимающих маски и пьющих пресную воду на глубине 7 метров. Именно поэтому сюда на нерест приходят белуга, осетр. И именно поэтому тут всегда было огромное количество браконьеров, с которыми, скажу честно, раньше бороться было сложно. В настоящее время пограничная служба оказала действенную помощь в борьбе с ними.

— А как удается противостоять нарушителям, проникающим в заповедник по суше?

— Все упирается в правильную организацию охраны, в выбор формы. Вот смотрите: у нас в штате заповедника 20 человек, из которых непосредственно инспекторов всего 8. Система охраны — посты. Все основные дороги и проезды либо перекрыты, либо под наблюдением. Еще 2 человека — оперативная группа. Этого достаточно, чтобы относительно эффективно контролировать территорию. Когда мы ввели первые ограничения на въезд, на нас начали жаловаться, до Совета министров Крыма доходило дело, а потом постепенно привыкли. В период, когда идет миграция птиц, въезд перекрывается полностью. Природе надо дать отдохнуть от человека. Все должно регулироваться. Поэтому с 1 ноября и до 1 апреля — полностью закрытый период.

Степная пустельга. Фото: Игорь Сикорский. Strana.Ru
Степная пустельга. Фото: Игорь Сикорский

— Помимо антропогенной нагрузки, есть еще один враг для степного заповедника — огонь. Какая у вас пожарная обстановка?

— До меня степь здесь горела частенько. Сейчас — нет. Мы закупили специальный пожарный инвентарь, необходимое оборудование. Но больше всего помогает правильное наблюдение. Мы фиксируем пожар за 3-5 километров, высылаем трактор с плугом, опахиваем, причем даже не на своей территории, а на сопредельной. То есть работаем на упреждение. В итоге последние 3-4 года у нас не было ни одного пожара.

Природный заповедник Опук — в некотором роде затерянный мир, в котором обитает более 2226 видов животных и растений, из которых не менее 56 видов занесены в Красную книгу России, среди которых тюльпан Шренка, пчела-плотник, азовская белуга, дрофа, степная пустельга, степной журавль, сокол-балобан, остроухая ночница, большой подковонос, дельфины азовка и афалина и другие. В каждом заповеднике имеется человек, который занимается научной стороной жизнедеятельности заповедника. В Опукском заповеднике такой человек — Игорь Сикорский. Молодой, увлеченный, энтузиаст своего дела, способный встать на рассвете и гнать в дальнюю даль, чтобы сфотографировать замеченное накануне гнездо редкого пернатого или рептилию.

— Игоря Сикорского позвали в заповедник уже после меня. До него место было вакантно, а сам Игорь трудился в братском Карадагском заповеднике. Но его основной научный интерес — это птицы, а наш заповедник как раз в основном птичий и травный. Поэтому, конечно, Игорю здесь раздолье. У нас перевалочный пункт для птиц, летящих на зимовку в теплые края — дроф, гусей, уток. Скалы и гора Опук — для них ориентир. Таким же путем они летят и обратно, а здесь отдыхают. В апреле-мае только у нас и в близлежащих от Опука районах во время сезонного перелета можно наблюдать розовых скворцов. А на озере Кояшское есть островки, куда ни лиса, никакой другой хищник, включая человека, не доберется. Там гнездятся чайки и перепелки. Но птицы не будут жить на голых камнях. Видели бы вы, как красиво цветет степь! В конце апреля разноцветными дикими тюльпанами Шренка укрыто по несколько гектаров! Это счастье, что здесь никто ничего не косит!

Тюльпаны Шренка в центре заповедника. Фото: Игорь Сикорский. Strana.Ru
Тюльпаны Шренка в центре заповедника. Фото: Игорь Сикорский

— А как насчет остальных представителей фауны? Я слышала, в заброшенных каменоломнях на склонах Опука водятся летучие мыши…

— Из пресмыкающихся есть полозы, ящерицы, гадюк почти нет. На зиму со всей нашей части Керченского полуострова здесь собираются зайцы. Все просто — там везде охотники, а у нас спокойно. А в опукских катакомбах действительно обитают летучие мыши. Колония достигает 15 тысяч особей.

— Вы так любовно выговариваете это странное слово «Опук»…

— Я понял ваш намек. Существуют многочисленные варианты легенды по поводу горы Опук и скал в море, самая популярная из которых о двух женщинах-чужестранках, оказавшихся в этой местности в результате кораблекрушения. Женщин звали О и Пука, по имени которых у горы появилось такое необычное название и которые превратились в двух самок птицы удод, оставшихся жить на горе навсегда. За сотни лет они не смогли дать племени от себя, потому что потомству от существ, которыми они были когда-то, не должно быть места на земле. А вскоре после их превращения в удодов недалеко от берега, на том месте, где когда-то потонуло судно, поднялись со дна моря два больших камня, очертаниями похожие на корабли. Так что если встретите наверху двух самок-удодов… Ну, в общем вы меня поняли…

— Так, значит на Опуке когда-то жили люди?

— В V веке до н. э. у подошвы горы было греческое поселение — Киммерик, входившее в состав Киммерийского царства. И Киммерик, и крепость, находившиеся на плато горы Опук, просуществовали вплоть до III века н. э. До наших дней на плато сохранились оборонительные стены, цитадель, жертвенники, каменные ящики, алтари, древние колодцы и акведуки. За минувшие века уровень моря здесь поднялся и часть оборонительного вала сейчас под водой, а часть можно увидеть на горе. Источники воды в колодцах — конденсат. Древние поселенцы сделали в камнях колодцы метров по 8-10 глубиной и диаметром около метра. За счет перепада температур внутри образуется конденсат. Пещеры также являются конденсаторами. Соединяясь между собой, колодцы образуют целые системы. Последний колодец находится всего в пяти метрах от моря, и, несмотря на это, внутри пресная вода, рядом течет ручей. Вода очень вкусная, но есть превышение аммиака. Наверное, от экскрементов летучих мышей в пещерах и катакомбах. А вся гора Опук признана культурно-археологическим памятником.

— Видно, что сейчас заповедник для вас не просто место работы, а кусочек души. И все благодаря воле его величества случая.

— Ну, конечно! Вы поймите, мне просто интересно то, чем я здесь занимаюсь. Интересно и кажется важным. Опук стал для меня возможностью для новой самореализации. Скажу честно, в первые дни, может быть, даже недели работы здесь мне было непонятно, что же на этой территории такого заповедного, что здесь ценного. Лишь потом пришло понимание, насколько это место уникально. Пришло очарование одним из уникальнейших природных экологических комплексов Крыма.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100