Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Колыбель степной антилопы

В 1990 году для сохранения уникальной экосистемы калмыцкой степи, редких и исчезающих видов растений и животных был организован государственный биосферный природный заповедник «Черные земли». 11 июня он отметит юбилей – 25 лет. Новый директор природной территории Батаар Иванович Убушаев рассказал Strana.ru о планах по развитию территории, охране редкой антилопы — сайгака и организации экологического туризма

Калмыцкие степи — это лишь небольшая часть степного Евразийского пояса, который тянется от Венгрии до Монголии через всю территорию России. Название «Черные земли» они получили потому, что зимой здесь не бывает сплошного снежного покрова — все сдувает сильный ветер. А еще из-за небольшого кустарника с темными ветками — черной полыни, которая даже зимой придает земле черный цвет.

До активного освоения человеком территории нынешней республики Калмыкия на этих землях паслись большие стада диких лошадей, туров, сайгаков. Однако постепенно лакомые пастбища заселялись скотоводами, и диких животных заменили домашние. Ровно сто лет назад, в 1915 году, впервые был поднят вопрос о сохранении оставшихся диких животных и необходимости создания заповедника. Лишь в конце XX века идея была реализована. На сегодняшний день общая площадь заповедника «Черные земли» 1219 квадратных километров. Она состоит из двух кластеров: Степной участок в Черноземельском и Яшкульском районах и Орнитологический участок — озеро Маныч-Гудило в Приютненском и Яшалтинском районах. Это единственный заповедник в России, охраняющий редчайшую краснокнижную антилопу — сайгака.

В апреле этого года Министерство природных ресурсов Российской Федерации утвердило на должность нового директора заповедника, который рассказал нам о планах развития территории.

Батаар Иванович Убушаев. Фото: Пресс-служба заповедника «Черные земли». Strana.Ru
Батаар Иванович Убушаев. Фото: Пресс-служба заповедника «Черные земли»

— Заповеднику в этом году исполнится 25 лет. Что планируете сделать на вверенной вам территории?

— Планы большие, и в первую очередь они касаются охраны заповедника. Когда я пришел на должность и стал разбираться в ситуации, выяснилось, что было очень много нареканий от жителей на некоторых инспекторов, которые раньше работали в нашем заповеднике и, видимо, считали себя всесильными. Пришлось сделать некоторые кадровые перестановки и увольнения. Так что систему охраны уже начали менять и будем ее перестраивать, расширять область патрулирования. Ведь сайгак — кочевой вид, и не стоит на месте. Я своим инспекторам сказал: «Если сайгак вышел из заповедника, вы должны знать, где по республике ходит основное стадо, в любой момент времени. Система работы, как раньше: сайгак вышел с территории и вы про него забыли — больше не существует». Инспектор может выехать за пределы подконтрольной территории, только необходимо, дабы не нарушать закон, свое оружие разрядить, зачехлить, убрать и ездить по республике как простой гражданин. Отслеживать передвижения сайгачьих стад, контролировать ситуацию. Сайгак уже не кочует так далеко, как в былые годы, в основном держится в двух районах, так что отслеживать их кочевки, с одной стороны, стало попроще, но с другой — браконьеры знают, где всегда могут встретить сайгаков. Именно поэтому надо за ним следить. Если инспектор за пределами заповедника увидит факт браконьерства, он имеет право как обычный законопослушный гражданин задержать его самостоятельно и сдать на руки сотрудникам полиции. Нам надо налаживать хорошие отношения с другими природоохранными организациями, как со стороны Калмыкии, МПР, так и с астраханскими коллегами. Есть намерения организовывать совместные рейды. У нас уже есть договоренности с администрацией заказника Степного в Астраханской области. Таким образом, мы постараемся перекрыть все пути браконьерам, которые до сих пор ловили сайгу за границей заповедника.

— За последние три года численность сайгака катастрофически снизилась. Каковы данные на настоящий момент?

— Сегодня популяция северо-западного Прикаспия насчитывает всего около 4000 особей. Ситуация крайне критическая! Помимо усиления охраны на месте, мы намерены подготовить предложения о расширении территории заповедника. В 1990-е годы, когда он только проектировался, территория закладывалась большего размера. Но в конечном итоге утвердили вполовину меньше. За пределами заповедника остались очень важные для популяции равнинные местообитания. Если бы нам разрешили увеличить площадь до проектируемых когда-то границ, это очень позитивно сказалось бы на сохранности популяции.

— В чем причина резкого сокращения численности сайгака, браконьерство?

— Всегда есть комплекс факторов. Но браконьерство — один из основных. Наш степной браконьер — очень хитрый вид. Он давно пересел с машины на мощный скоростной мотоцикл, который за несколько секунд уходит за горизонт. Многие из нарушителей ездят даже без оружия. Если остановишь такого в степи, вне пределов заповедника, ему и предъявить нечего. Он говорит: «Я ищу табун». В итоге отпускаешь его. Такой летун легко догонит сайгака на мотоцикле, его закрутит или собьет, наедет колесом на шею, ножом или отверткой проткнет горло, потом быстро отпилит рога, бросит в рюкзак и был таков. Они охотятся только на рогалей. Рога потом перепродают в Китай для их традиционной медицины. Самки им не интересны. И что получается? Резко сократилось количество самцов, оставшихся не хватает на всех, много самок прохолоставших, не дающих потомства из-за отсутствия половозрелых самцов. В результате нарушается гендерный баланс, популяция сокращается. К примеру, в последние годы, летом, во время половозрастного учета, самцов насчитывалось около 7–15 , а уже к гону (конец осени — начало зимы) их в популяции остается около 1. Рога у сайгака растут только до года и 9 месяцев. И как только летом у годовалых самцов они идут в бурный рост, они сразу же становятся интересны браконьерам.

Фото: Наталия Судец/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Наталия Судец/Strana.ru

Вторая причина сокращения численности — волки. Они используют территорию заповедника как плацдарм для расселения на сопредельные территории, где на них идет охота. Волков в Калмыкии гораздо больше необходимого числа. Специалисты оценивают их численность в республике до 800 особей, а для природного баланса достаточно было бы и 50 особей. Хотя специалисты говорят, что волки не так сильно влияют на сайгака, как смена растительного покрова. Это и есть третья причина.

Дело в том, что в советское время в этих местах паслось большое количество крупного и мелкого рогатого скота. Из соседних регионов на зимовку сюда пригоняли коров, овец, лошадей, они выбивали траву и способствовали ее обновлению и поддержанию определенного состава растительности. Сегодня скота выпасают в разы меньше, степь захламляется остатками старой сухой травы, образуя так называемый войлок, который очень легко вспыхивает. Мало того что на горельниках сайгаку есть нечего, так и зарастают они уже сорными травами, да и в самих пожарах тоже гибнут животные. При сильном ветре огонь может лететь по степи очень быстро и потушить его крайне трудно. Как любая открытая территория, заповедник периодически горит. В 2007 году был сильный пожар, не хватало людей, воды, техники. Тогда в огне и от дыма погибло много сайгаков. Спасибо Степному проекту Программы развития ООН, который участвует в программе сохранения степей и сайгака. Проект подарил нам противопожарное оборудование, теперь мы полностью оснащены и готовы к новому пожароопасному сезону.

— Недавно закончился отел. Можете сказать, сколько сайгачат прибыло этой весной?

— В этом году гон проходил очень вяло, а из-за похолодания отел был долгим. У некоторых самок уже подросли сайгачата, а некоторые еще ходили беременные. Мы решил не беспокоить животных в этот период, не считать сейчас, а дождаться конца июня, когда будем проводить половозростной учет. Тогда нам четко станет понятно, какой процент прироста в этом году.

— Что можно предпринять, чтобы не потерять сайгака окончательно?

— Было бы неплохо создать питомник для редких степных копытных, как это сделала Ассоциация живой природы степи в Ростовской области. Они закупили животных в заповеднике «Аскания Нова» и, помимо научной работы, организовали неплохой объект показа для туристов.

Думаю, у нас можно было бы такое повторить. Например, в соседнем с заповедником федеральном заказнике «Меклетинский» попробовать на большой огороженной территории содержать сайгака, лошадь Пржевальского, кулана и, за неимением европейского тура, степного бизона, которые здесь когда-то обитали. Эти четыре вида копытных очень хорошо бы вместе уживались.

Коллеги из «Ассоциации живой природы степи» приезжали к нам с просьбой посодействовать в отборе сайгака из природы для обновления генетического материала в питомнике. У них около 60 голов, хотят поделить стадо на две части, чтобы обезопасить поголовье от болезней и вымирания, как это произошло в Казахстане. Мы предложили ростовчанам на деньги их спонсоров создать такой питомник в Калмыкии. Они обещали подумать. Я считаю территорию заказника и заповедника наиболее пригодной в европейской части России для реализации проектов по возвращению в природу дикой лошади и кулана. Если сделать такой питомник на федеральном уровне, мы могли получить уникальный не только научный, но и туристический объект.

— Как сейчас обстоят дела с экологическим туризмом в заповеднике?

— У нас приезжают туристы в апреле-мае на фестиваль тюльпанов, посмотреть редких птиц на озере Маныч, в первую очередь розовых и кудрявых пеликанов. Недавно приезжала группа посмотреть на сайгаков. Мы хотим развивать туризм, чтобы гости приезжали к нам круглый год. У нас были разработаны экотропы, но я хочу их пересмотреть, активизировать работу с туристическими компаниями. Я считаю, что ограниченный и управляемый туризм пойдет на пользу заповеднику, потому что если по какой-то части территории будут ходить туристы, если будет продуманная дозированная нагрузка, там не будут промышлять браконьеры. Им зрители не нужны. Браконьеры как раз там, где тихо, нет людей. Поэтому развитие туризма может в том числе положительно повлиять на сохранение сайгака.

Фото: Антон Агарков/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Антон Агарков/Strana.ru

— А как можно увидеть сайгаков?

— В период отела они собираются в большие группы, которые можно увидеть с наблюдательной вышки, если они рядом. А летом они выходят на соленые озера, саги (соры — по-казахски). Там их обдувает ветер, и мухи не докучают, можно отдохнуть. У нас таких мест много. Звери находятся там обычно в полуденный зной. Рядом можно обустроить скрадки или наблюдательные пункты, откуда туристы могут не только увидеть но и сфотографировать животных.

Для примера, недавно у нас была группа из Москвы, которая приехала по путевке от турфирмы. Стоимость на 2 дня составила около 12 тысяч рублей на человека с проживанием на кордоне и трехразовым питанием. В нее входила встреча в аэропорту Элисты, переезд в заповедник, сопровождение гида по маршрутам, на обратном пути экскурсия по Элисте, трансфер до самолета.

— И что смогли увидеть туристы?

— Они проехали по степному участку, увидели степных орлов, курганников, журавлей-красавок, много пролетных птиц, грифов и белоголовых сипов, прилетающих на лето с Кавказских гор, фотографировали ушастых ежей, лис, зайцев и, конечно, сайгаков. Многие впервые в жизни увидели цветущий ковыль. Ночевали гости на кордоне Ацан-Худук, увидели изнутри работу и быт государственных инспекторов.

— Многие путешественники-автомобилисты считают, что достаточно свернуть с трассы в степь и можно увидеть сайгу. Некоторые мои знакомые так попали на административный штраф, случайно оказавшись в заповеднике. Что посоветуете желающим посетить территорию?

— Сами понимаете, что на каждой тропинке информационный щит не поставишь — в степи дорог много. На основных дорогах стоят предупреждающие знаки. Однако отсутствие щита-аншлага, как и незнание закона, не освобождает от ответственности. Если человек пересек границу заповедника и его задержали, будут неприятности в виде протокола и административного штрафа. Когда путешественник планирует свой маршрут, он же смотрит карту, откуда и куда он поедет, верно? На всех картах отмечена территория заповедника. Поэтому люди, прокладывая маршрут, должны предусмотреть возможность попадания в границы заповедника, заранее связаться с нами и получить разрешение на посещение территории. Мы рекомендуем нашим потенциальным гостям обязательно связываться с нами, согласовывать все вопросы, чтобы потом не испортить себе отдых.
А если вернуться к планам развития территории, то до конца года подготовим концепцию развития заповедника. Есть планы построить еще минимум два кордона. Территория заповедника большая, пока в других частях заповедника стоят маленькие передвижные вагончики, а нужны нормальные форпосты, которые будут стоять на ключевых местах, преграждая путь браконьерам. Там на постоянной основе будут находиться инспекторы, сосредоточена противопожарная техника. Оттуда быстрее можно выезжать на ключевые или проблемные точки. Кордон на Маныче пришел в негодность, когда вода поднималась, его затопило. Он 1950-х годов постройки и сейчас в нежилом состоянии. А если построить новый, с ночлегом для туристов, то можно и на Маныче организовать нормальный туристический кластер. У нас, поверьте, есть что сохранять и показывать.

— Планируете наладить общение с аудиторией через Интернет?

— Конечно. Когда я только пришел на эту должность и открыл сайт заповедника, то увидел, что последнее обновление было летом 2013 года. Понимаете, полтора года отдел экологического просвещения не работал. А ведь сайт — это лицо заповедника. Мы должны не только охранять природу, но и рассказывать людям, почему ее важно и нужно охранять. Мы должны делиться этой информацией и быть открытыми для общения. Местные жители нас знают, но остальная страна может узнать о нашей работе только через сайт. А сайт и страничка заповедника в социальных сетях — сегодня уже не прихоть, а необходимость. Так что будем менять ситуацию. Мы обязательно создадим страничку заповедника «ВКонтакте» и будем наполнять уже существующую на «Фейсбуке». Так что милости просим к нам в друзья.

В мае в заповеднике «Черные земли» в Калмыкии завершился отел сайгаков. Съемочная группа портала Strana.ru вместе с инспекторами заповедника приняла участие в патрулировании территории и охране краснокнижных антилоп

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100